20 July 2018, Friday
Редактор перевода
Aleksandra Tkachuk
Статьи Wikiyours - это англоязычные статьи, переведённые на русский язык. Любой, кто владеет английским языком может стать обладателем своей собственной статьи и заработать деньги на её переводе. Соединим приятное с полезным!
Для перевода выберите статью.
Для перевода статьи
выберите категорию
Предложить изменения

Уильям Блейк

Содержание
  1. Краткая биография Уильяма Блейка
  2. Ранние годы Уильяма Блейка
  3. Последние годы Уильяма Блейка 
  4. Политические взгляды Уильяма Блейка
  5. Философские взгляды Блейка
  6. Темы творчества Уильяма Блейка
  7. Религиозные взгляды Уильяма Блейка
  8. Признание творчества Уильяма Блейка
  9. Влияние Уильяма Блейка
  10. Произведения Уильяма Блейка
  11. Выставки работ Уильяма Блейка
  12. Уильям Блейк Картинки
Художник Уильям Блейк

Краткая биография Уильяма Блейка

Уильям Блейк (28 ноября 1757 г. — 12 августа 1827 г.) — английский поэт, художник и гравер. Практически непризнанный современниками, Блейк в настоящее время считается эпохальной фигурой в истории поэзии и изобразительного искусства романтического века. О его пророческих произведениях сказано, что они "наименее читаемы ввиду специфических качеств англоязычной поэзии". Его визуальные произведения заставили одного критика современного искусства объявить Блейка "бесспорно, величайшим художником из всех, когда-либо существовавших в Великобритании". В 2002 году Блейк занял 38 место в рейтинге Би-би-си "100 величайших британцев". Хотя он прожил в Лондоне всю жизнь (не считая трех лет, проведенных в Фелфаме), его творчество разнообразно, символически насыщенно, и рассматривает воображение как "сущность Господа" или "самого человеческого бытия".

Хотя среди современников Блейк считался безумным из-за своих неординарных взглядов, более поздние критики высоко ценят его за выразительность и творческую силу, а также за философскую и мистическую глубину его работ. Его живопись и поэзия характеризуются отчасти как романтизм и как "предромантизм". Почитатель Библии, но противник Церкви Англии (точнее, почти всех видов организованной религии), Блейк испытал влияние идеалов и амбиций Французской и Американской революций. Хотя позже он отверг многие из этих политических убеждений, он поддерживал дружеские отношения с политическим активистом Томасом Пейном; на него также оказали влияние такие мыслители, как Эммануил Сведенборг. Несмотря на это влияние, Блейка трудно классифицировать ввиду оригинальности его работ. Ученый XIX века Уильям Россетти описывал его, как "славное светило" и "человека, не предвосхищенного предшественниками, которого нельзя ни причислить к современникам, ни заменить какими-либо известными или предполагаемыми преемниками".

Ранние годы Уильяма Блейка

Иллюстрации Блейка

Уильям Блейк родился 28 ноября 1757 года на Брод-стрит (ныне Бродвик-стрит) 28, в квартале Сохо, Лондон. Он был третьим из семи детей, двое из которых умерли в младенчестве. Отец Блейка, Джеймс, был торговцем трикотажными изделиями. Уильям посещал школу лишь до тех пор, пока не научился читать и писать, после чего в десять лет покинул ее и продолжил дальнейшее образование на дому, под руководством матери, Кэтрин Блейк (урожденной Райт). Хотя Блейки были протестантами-диссентерами, Уильяма окрестили 11 декабря в церкви Сент-Джеймс на Пикадилли, Лондон. Библия с ранних лет оказывала существенное влияние на Блейка и на протяжении всей жизни служила для него источником вдохновения.

Блейк начал гравировать копии рисунков в стиле греческой античности, покупаемых для него отцом — такую практику в то время предпочитали обычному рисованию. Благодаря этим рисункам Блейк впервые обнаружил свою тягу к классическим формам в работах Рафаэля, Микеланджело, Мартена ван Хемскерка и Альбрехта Дюрера. Количество изданий и переплетенных книг, которые Джеймс и Кэтрин смогли купить для молодого Уильяма, позволяет предположить, что Блейки жили в достатке, по крайней мере, какое-то время. Когда Уильяму было десять лет, его родители, хорошо зная своевольный нрав своего сына, не отправили его в школу, а вместо этого определили на уроки рисования в художественную школу Парса на улице Стрэнд. Он внимательно читал литературу по предметам, которые выбирал сам. В этот период Блейк исследовал поэзию; его ранние работы демонстрируют знакомство с Беном Джонсоном, Эдмундом Спенсером и Псалмами.

Образование Уильяма Блейка

Стихи Блейка

4 августа 1772 года Блейк поступил на семилетнее обучение стоимостью 52,10 фунтов к граверу Джеймсу Бесайеру с Грейт-Квин-стрит. К концу этого срока, в возрасте 21 года, он стал профессиональным гравером. Нет никаких свидетельств возможным серьезным разногласиям или конфликтам между Бесайером и Блейком в период его обучения, но Питер Акройд в своей биографии отмечает, что Блейк впоследствии причислил имя Бесайера к списку художественных оппонентов— а потом зачеркнул. Помимо этого, стиль штриховой гравировки Бесайера считался в то время старомодным по с равнению с более вычурной точечной штриховкой или методом меццо-тинто. Высказывались предположения, что обучение Блейка этим устаревшим навыкам, возможно, в дальнейшем послужило для него препятствием к получению работы или признания.

Два года спустя Бесайер отправил своего ученика в Лондон срисовывать фрески готических церквей (возможно, чтобы уладить ссору между Блейком и его однокурсником Джеймсом Паркером). Опыт, полученный Блейком в Вестминстерском Аббатстве, помог ему сформировать собственный художественный стиль и идеи. В его времена Аббатство было украшено латными доспехами, расписными скульптурными надгробиями и разноцветными восковыми фигурами. Акройд отмечает, что "...первейшее [впечатление] производили тусклые цвета и оттенки". Это тщательное изучение готики (в которой он видел "форму жизни") оставило четкий след в его стиле. Иногда Блейка, проводившего за зарисовками в Аббатстве долгие вечера, отвлекали мальчики из Вестминстерской школы, которых пускали в Аббатство. Они дразнили Уильяма, а один донимал его так сильно, что Бесайер однажды столкнул этого мальчика со строительных лесов на землю, "на которую тот упал с невероятной силой". После того, как Бесайер пожаловался настоятелю, школьников лишили привилегий. В Аббатстве у Блейка были видения — он видел Христа и апостолов, большую процессию монахов и священников, и слышал их пение.

Королевская академия искусств

8 октября 1779 года, Блейк стал студентом Королевской академии в Олд-Сомерсет-Хаус неподалеку от Стрэнд. Хотя условия его обучения не требовали оплаты, необходимые материалы на протяжении всех шести лет он должен был покупать сам. Там он восстал против того, что считал незавершенным стилем модных художников, таких как Рубенс, превозносимый первым президентом школы Джошуа Рейнольдсом. Со временем Блейк проникся отвращением ко взглядам Рейнольдса в искусстве, особенно к его стремлению к "единой истине" и "обобщенной красоте". Рейнольдс писал в своих "Рассуждениях", что "склонность к абстракциям, к обобщению и классификации — великое достижение человеческого разума"; в заметках на полях своей копии книги Блейк ответил, что "все обобщать — значит быть идиотом; внимание к деталям — вот единственная достойная награда". Также Блейку не нравилась показная скромность Рейнольдса, которую он считал проявлением лицемерия. Модной в то время живописи маслом Рейнольдса Блейк предпочитал классическую точность своих ранних ориентиров, Микеланджело и Рафаэля.

Дэвид Байндмен предполагает, что неприязнь Блейка по отношению к Рейнольдсу была вызвана не столько взглядами президента (как и Блейк, Рейнольдс ценил историческую живопись выше, чем пейзажную и портретную), а скорее, "лицемерием, из-за которого его идеалы никак не выражались на практике". Несомненно, Блейк не противился участию в выставках Королевской академии, куда шесть раз отправлял свои работы между 1780 и 1808 годами.

На первом курсе обучения в Королевской академии Блейк подружился с Джоном Флексменом, Томасом Стотардом и Джорджем Камберлендом. Они разделяли радикальные взгляды, Стотард и Камберленд тогда вступили в Общество Конституционной Информации.

Гордонские мятежи

Первый биограф Блейка, Александр Гилкрист, пишет, что в июне 1780 года, когда Блейк шел к магазину Бэсайра на Грейт-Квин-стрит, его буквально смела и повлекла за собой бушующая толпа, которая направлялась на штурм Ньюгетской тюрьмы. Люди атаковали тюремные ворота с лопатами и кирками, устроили в здании пожар и освободили заключенных. Согласно свидетельствам, Блейк был в первых рядах толпы во время нападения. Этот мятеж, ставший ответом на парламентский законопроект об отмене санкций против Римского католичества, впоследствии обрел известность под названием "Бунт лорда Гордона", и спровоцировал усиление законодательной деятельности от правительства в лице Георга III, а также создание первых полицейских подразделений.

Семья Уильяма Блейка

Личная жизнь Уильяма Блейка

Блейк познакомился с Кэтрин Буше в 1782 году, когда оправлялся от предыдущих отношений, кульминацией которых стал отказ от его предложения руки и сердца. Он рассказал историю о своем разрыве  Кэтрин и ее родителям, после чего спросил Кэтрин: "Тебе меня жаль?". Когда она ответила утвердительно, он заявил: «В таком случае я тебя люблю". Блейк женился на Кэтрин, которая была на пять лет его моложе, 18 августа 1782 г. в церкви Святой Марии, Баттерси. Будучи неграмотной, Кэтрин расписалась в своем брачном свидетельстве знаком "X". Оригинал этого свидетельства можно увидеть в церкви, где в период между 1976 и 1982 годами также установили памятное витражное окно. В дальнейшем Блейк научил Кэтрин не только читать и писать, но и гравировать. На протяжении всей его жизни она оказывала мужу неоценимую помощь, помогая печатать его иллюстрированные работы и поддерживая его дух в преодолении многочисленных неудач.


Начало карьеры Уильяма Блейка

Иллюстрации Уильяма Блейка

Первый сборник стихотворений Блейка, "Поэтические наброски", был опубликован около 1783 года. После смерти отца, в 1784 году Блейк со своим бывшим сокурсником Джеймсом Паркером открыли типографию и начали сотрудничать с издателем-радикалом Джозефом Джонсоном. Дом Джонсона был местом, где проводились встречи некоторых выдающихся английских диссидентов-интеллектуалов того времени. В их числе были богослов и ученый Джозеф Пристли, философ Ричард Прайс, художник Джон Генри Фусели, ранняя феминистка Мэри Уолстоункрафт и англо-американский революционер Томас Пейн. Так же, как Уильям Уордсворт и Уильям Годвин, Блейк возлагал большие надежды на Французскую и Американскую революции и в знак солидарности с Французскими революционерами носил фригийский колпак, но отчаялся во время восхождения Робеспьера и Эпохи Террора во Франции. В 1784 году Блейк сочинил, но не закончил рукопись под названием "Остров на Луне".

Блейк проиллюстрировал "Подлинные истории из реальной жизни" (2-е издание, 1791) пера Мэри Уолстонкрафт. Возможно, они разделяли некоторые взгляды на равенство полов и институт брака, но нет никаких точных свидетельств тому, что они вообще встречались. В своем произведении "Видения дочерей Альбиона", написанном в 1793 году, Блейк осуждал жестокую абсурдность принудительного целомудрия и брака без любви, а также защищал право женщин на полноценную самореализацию.

В период с 1790 по 1800 годы Уильям Блейк проживал в доме №13 на Геркулес-роуд в Северном Ламбете, Лондон. Здание разрушили в 1918 году, но его бывшее расположение ныне отмечено мемориальной доской. Неподалеку находится станция Ватерлоо, и ее железнодорожные тоннели украшены серией из 70 мозаик, вдохновленных Блейком.

Техника Уильяма Блейка

Гравюра Уильяма Блейка

В 1788 году, в возрасте 31 года, Блейк проводил эксперименты с рельефным офортом — с помощью этого метода он оформлял большинство своих книг, памфлетов, стихов и живописи. Этот процесс также называют иллюстрированной печатью, а готовую продукцию — иллюстрированными книгами или изданиями. Иллюстрированная печать включала в себя нанесение текста стихотворений на медную пластину при помощи ручки или кисти с использованием кислотоупорного растворителя. Изображения можно было расположить рядом с текстом наподобие древних иллюстрированных манускриптов. Затем пластины протравливались в кислоте, чтобы растворить необработанную медь и подчеркнуть рельефность оттиска (отсюда и название).

Это переворот принципов обычного метода изготовления оттиска, в котором кислотой обрабатывают лишь контуры, а сама пластина делается методом глубокой печати. Рельефный офорт (который Блейк в "Призраке Авеля" назвал "стереотипом") предназначался для более быстрого,  по сравнению с глубокой печатью, способа производства иллюстрированных книг. Стереотипия — процесс, изобретенный в 1725 году, — заключалась в отливке из металла гравюр на дереве, но вышеописанное изобретение Блейка очень от нее отличалось. Страницы, напечатанные этими оттисками, вручную раскрашивались акварелью, а затем сшивались в один том. Блейк использовал иллюстрированную печать для оформления большинства своих широко известных произведений, в том числе "Песни Невинности и Опыта", "Книга Тэль", "Бракосочетание Рая и Ада" и "Иерусалим".

Картины Уильяма Блейка

Несмотря на то, что Блейк прославился благодаря своему методу рельефного офорта, в коммерческой работе он использовал в основном глубокую гравировку — стандартный способ гравировки в XVIII веке, при котором художник вырезал изображение на медной пластине. Это был сложный и кропотливый процесс, в котором на создание пластин уходили месяцы или даже годы, но, как заметил современник Блейка Джон Бойделл, такой метод гравировки выступал "недостающим звеном в связи с коммерцией", позволяя художникам приблизиться к публике, и потому этот вид деятельности обрел чрезвычайную важность к концу XVIII века.

Блейк применял метод глубокой печати и при оформлении собственных работ, прежде всего, для иллюстраций "Книги Иова", которую он завершил незадолго до своей смерти. Основные исследования сосредоточены на изучении рельефного офорта Блейка как технологии, так как это наиболее инновационный аспект его творчества, но одно исследование 2009 года привлекло внимание на уцелевшие пластины Блейка, в том числе те, что использовались в "Книге Иова": они показывают, что он часто прибегал к методу, известному как "металлопластика" — способ устранения погрешностей ударами молотка по обороту пластины. Такие методы, типичные для гравировки тех времен, весьма отличаются от куда более быстрой техники чеканки в жидкой среде, которую Блейк применял в своем рельефном офорте, и объясняет, почему на гравировку уходило так много времени.

Последние годы Уильяма Блейка 

В браке Блейк и Кэтрин были близки и верны друг другу до самой его смерти. Блейк учил Кэтрин писать, а она помогала ему раскрашивать печатные книги его стихотворений. Гилкрист, однако, упоминает о "бурном времени" в первые годы брака. Некоторые биографы полагали, что Блейк пытался пригласить на брачное ложе любовницу в соответствии с принципами более радикальных отраслей Сведенборгийского общества, но другие ученые отмели эти предположения как безосновательные. Первой дочерью и последним ребенком Уильяма и Кэтрин, возможно, является Тэль, описанная в "Книга Тэль", которая родилась мертвой.

Лучшие книги Уильяма Блейка

В 1800 году Блейк переехал в небольшой дом в Фелфаме, в Сассексе (ныне Западный Сассекс), чтобы принять заказ на иллюстрацию произведений Уильяма Хейли, второстепенного поэта. Именно в этом доме Блейк приступил к созданию книги "Мильтон" (титульный лист датируется 1804 годом, но Блейк продолжал работать над ней до 1808 года). Пролог этого произведения включает в себя стихотворение, начинающееся со слов "На этот горный склон крутой", которое впоследствии вошло в гимн "Иерусалим". Со временем Блейк проникся негодованием к своему новому покровителю, убедившись, что Хейли не заинтересован в истинном искусстве и занят лишь "простыми тяготами торговли" (E724). Высказывались предположения, что разочарование Блейка в Хейли отразилось в поэме "Мильтон", в которой Блейк писал, что «Друзья в материальном мире — духовные враги". (4:26, E98)

Проблемы Блейка с законом достигли пика в августе 1803 года, когда он ввязался в драку с солдатом, Джоном Скофилдом. Блейка обвинили не только в нападении, но и в высказывании мятежных и предательских речей против короля. Скофилд заявил, что Блейк воскликнул: «Будь проклят король. Все его солдаты — рабы». Чичестерский суд присяжных снял с Блейка все обвинения. Согласно статье в газете графства Сассекс "Сфабрикованный характер [доказательств] был ... столь очевиден, что обвиняемого оправдали". Впоследствии Скофилд был изображен "ограниченным оковами разума" в иллюстрации к "Иерусалиму".

Работы Уильяма Блейка

Редкая работа Блейка

В 1804 году Блейк вернулся в Лондон и приступил к написанию и иллюстрированию "Иерусалима" (1804-20 гг.), своего самого амбициозного произведения. Задумав изобразить персонажей "Кентерберийских рассказов" Чосера, Блейк обратился к торговцу Роберту Кромеку с предложением о продаже этих гравюр. Зная, что Блейк слишком эксцентричен, чтобы нарисованные им работы обрели популярность, Кромек немедленно привлек к выполнению этого заказа друга Блейка Томаса Стотарда. Когда Блейк узнал, что его обманули, он оборвал всякие отношения со Стотардом. Он организовал независимую выставку в галантерейном магазине своего брата на Брод-стрит, 27, в Сохо. В задачи этой выставки входила продажа его собственной версии иллюстраций к "Кентерберийским рассказам" (под названием "Кентерберийские пилигримы") помимо других работ. В результате он создал свой "Описательный каталог" (1809 год), содержание которого Энтони Блант назвал "блестящим анализом" Чосера, и который впоследствии вошел в антологии как классическая критика Чосера. В каталог также входили подробные объяснения других его картин. Посещаемость выставки была очень низкой, ни одна из его картин темперой или акварелью не продалась. Единственный отзыв о ней, написанный в еженедельнике "The Examiner", был негативным.

Также, примерно в этот период (около 1808 года), Блейк решительно выразил свои взгляды на искусство в обширной серии полемических отзывов к "Дискурсам" сэра Джошуа Рейнольдса, где провозгласил членов Королевской Академии мошенниками и заявил, что "все обобщать — значит быть идиотом".

В 1818 году сын Джорджа Камберленда представил Блейка молодому художнику по имени Джон Линнел. На фермерском доме Уайлдс, расположенном в Норт-Энд, Хэмпстед, присутствует мемориальная табличка, посвященная Блейку и Линнелу. Благодаря Линнелу он познакомился с Сэмюелем Палмером, принадлежащим к группе художников, которые называли себя "Шоремскими Древними". Они разделяли неприязнь Блейка к популярным тенденциям тех времен и его веру в духовное и художественное Возрождение. В 65 лет Блейк приступил к работе над иллюстрациями для "Книги Иова", которыми впоследствии восторгался Раскин, сравнивший Блейка с Рембрандтом, и Воан Уильямс, который поставил свой балет "Труд: Маска для танцев", основываясь на подборке его иллюстраций.

В дальнейшем Блейк продал большое количество своих работ, в частности, иллюстраций к Библии, Томасу Баттсу, меценату, который видел в Блейке скорее друга, чем творца, чьи произведения представляли художественную ценность — это мнение о его творчестве было типичным на протяжении всей его жизни.

"Божественная комедия" Данте

В 1826 году Блейк благодаря Линнелу получил заказ на создание серии гравюр-иллюстраций к "Божественной комедии" Данте. Смерть Блейка в 1827 году помешала выполнить его —  закончены были лишь несколько акварелей и пробные оттиски семи гравюр. Тем не менее, они удостоились признания:

"Акварельные иллюстрации к Данте, в полной мере отражающие проблему создания иллюстраций к столь сложному произведению, входят в число самых выдающихся достижений Блейка. Его мастерство в акварельной живописи достигает небывалых высот и с потрясающей эффектностью передает многообразную атмосферу трех состояний бытия в поэме.

Иллюстрации Блейка к поэме не просто служат ее сопровождением —  они, скорее, побуждают критически пересмотреть ее содержание и выступают комментариями к определенным духовным или моральным аспектам текста.

Так как проект остался неоконченным, замысел Блейка, возможно, остался загадкой. Ряд признаков подкрепляет впечатление, что вся серия иллюстрация Блейка в совокупности бросала бы вызов тексту, который сопровождала. Например, на полях сцены, где Гомер шествует с мечом и своими соратниками, Блейк отмечает: "Все детали "Комедии" Данте указывают на то, что в он в своих тиранических целях сделал Мир из "Сотворения" и "Богини Природы", но без Святого Духа ". Вероятно, Блейк не разделял восхищение Данте поэзией Древней Греции и тот очевидный восторг, с которым Данте распоряжается карами в аду (о чем свидетельствует мрачный юмор отдельных песен поэмы).

В то же время Блейк разделял недоверие Данте к материализму и коррупционному характеру власти, и, определенно, наслаждался возможностью изобразить атмосферу и образность работы Данте графически. Даже будучи при смерти, Блейк оставался целиком поглощен лихорадочной работой над иллюстрациями к "Аду" Данте; согласно слухам, он потратил один из своих последних шиллингов на покупку карандаша, чтобы продолжить рисовать эскизы.

Смерть Уильяма Блейка

Личная жизнь Уильяма Блейка

Последние годы своей жизни Блейк провел на Фонтейн-Корт неподалеку от Стрэнд (дом, где он жил, был снесен в 1880-е годы при постройке отеля "Савой"). В день своей смерти (12 августа 1827 года), Блейк неустанно работал над своей серией иллюстраций к Данте. Считается, что наконец он перестал работать и повернулся к жене, которая в слезах сидела у его кровати. Глядя на нее, Блейк воскликнул: "Замри, Кейт! Не шевелись, я нарисую твой портрет, ведь ты всегда была для меня ангелом." Закончив этот портрет (ныне утраченный), Блейк отложил свои принадлежности и стал петь гимны и стихи. Тем же вечером в шесть, пообещав супруге, что всегда будет с ней, Блейк умер. Гилкрист сообщает, что женщина, проживавшая в том же доме, присутствовала при смерти Блейка и позже сказала об этом: "Я видела смерть не человека, но блаженного ангела».

В своем письме к Сэмюэлю Палмеру Джордж Ричмонд отзывается о смерти Блейка следующим образом:

Он умер ... самым славным образом. Он сказал, что отправляется в тот край, который всю жизнь мечтал повидать, и выглядел счастливым, полный надежды на спасение через Иисуса Христа. Перед самой смертью лицо его просветлело. Его глаза засияли, и он запел о том, что видел на небесах.

Кэтрин заплатила за похороны Блейка деньгами, одолженными у Линнелла. Он был похоронен через пять дней после смерти — в канун 45-й годовщины своей свадьбы, — на кладбище для диссентеров в Банхилл-Филдс, расположенном на территории нынешнего Ислингтона в Лондоне. Его родители были преданы земле на том же кладбище. На погребении присутствовали Кэтрин, Эдвард Калверт, Джордж Ричмонд, Фредерик Тэйтем и Джон Линнелл. После смерти Блейка Кэтрин переехала в дом Тэйтема в качестве экономки. Она верила, что дух Блейка часто навещает ее. Она продолжала продавать его иллюстрированные книги и картины, но проводила ни одной сделки без того, чтобы сперва "обсудить это с мистером Блейком". В день своей смерти, в октябре 1831 года, она была столь же спокойна и весела, как и ее муж, и звала его так, "словно он был в соседней комнате, чтобы сказать, что она уже идет к нему, и ждать осталось уже недолго".

После ее смерти рукописи Блейка унаследовал Фредерик Тэйтем, который сжег некоторые из них, сочтя их еретическими или чересчур политически радикальными. Тэйтем был ирвингианином — членом одного из многочисленных в XIX веке движений христианского фундаментализма, и возражал против любых произведений, в которых мог углядеть богохульство. Джон Линнелл, в свою очередь, стер из нескольких рисунков Блейка сексуальные образы.

С 1965 года точное местонахождение могилы Уильяма Блейка были утеряно и забыто, так как надгробия убрали, чтобы разбить на этом месте газон. В память о могиле Блейка позже установили мемориальный камень, надпись на котором гласит: "Вблизи этого места покоятся останки поэта-художника Уильяма Блейка (1757-1827) и его жены Кэтрин Софии (1762-1831)". Этот камень расположен примерно в 20 метрах от настоящей могилы Блейка, ничем не отмеченной. Однако, группе поклонников творчества Блейка под названием "Друзья Уильяма Блейка" удалось обнаружить точное место его захоронения, и в настоящее время они намерены поставить на нем памятник.

Блейк был причислен к лику святых в отделении Ордена восточных тамплиеров "Ecclesia Gnostica Catholica". В Австралии в 1949 году в его честь учредили Награду имени Уильяма Блейка. В 1957 году в Вестминстерском аббатстве был установлен мемориал памяти Блейка и его жены.

Политические взгляды Уильяма Блейка

Блейк не был активным членом какой-либо конкретной политической партии. Его поэзия, несомненно, выражает бунтарский дух против злоупотребления властью правящим классом, как значится в обширном исследовании Дэвида Эрдмана "Блейк: Пророк Против Империи: Интерпретация поэтом истории своего времени". Блейка тревожили бессмысленные войны и разрушительные последствия промышленной революции. Большая часть его поэзии посредством символической аллегории отражает результаты Французской и Американской революций. Эрдман утверждает, что Блейк разочаровался в них, уверившись, что они просто заменили монархию с безответственным меркантилизмом, отмечает, что Блейк был убежденным противником рабства, и полагает, что некоторые из его стихотворений, которые принято понимать, как отстаивающие "свободную любовь" были неверно истрактованы и изначально посвящались борьбе с рабством. В своем более позднем (и очень коротком) исследовании "Уильям Блейк: Пророк-анархист" Питер Маршалл (1988 г.) называет Блейк и его современника Уильяма Годвина предвестниками современного анархизма. Последнее законченное произведение британского историка-марксиста Э. П. Томпсона, "Свидетель против Зверя: Уильям Блейк и моральный закон" (1993 г.), демонстрирует, сколь сильное влияние на Блейка оказали диссидентские религиозные идеи, коренящиеся в сознании наиболее радикальных противников монархии в период Английской Гражданской Войны.

Философские взгляды Блейка

Так как поздние стихотворения Блейка содержат собственноручно изобретенную им мифологию и сложную систему символов, они публиковались меньшим тиражом по сравнению с его ранними, более доступными работами. Антология Блейка, опубликованная издательством "Vintage" под редакцией Патти Смит, в основном фокусируется именно на его раннем творчестве, как и многие другие обширные исследования, например, "Уильям Блейк" Д. Г. Гиллхэма.

Ранние произведения носят преимущественно мятежный характер и могут рассматриваться как протест против догматической религии, особенно заметный в "Бракосочетании Рая и Ада", в котором персонаж, представленный "Дьяволом", является, по сути, героем, восставшим против самозваного авторитарного божества. В более поздних работах, таких как "Мильтон" и "Иерусалим", Блейк выражает особое видение человечества, искупленного самопожертвованием и прощением, сохраняя при этом негативное отношение к тому, что он считал жестким и болезненным авторитаризмом традиционной религии. Не все читатели Блейка согласны с тем, насколько преемственны его поздние произведения по отношению к ранним.

Психоаналитик Джун Сингер писала, что поздние работы Блейка демонстрируют развитие идей, впервые представленных в его ранних трудах, в частности, гуманитарной идеи достижения личной целостности тела и духа. В заключительном разделе расширенного издания ее исследования Блейка "Нечестивая Библия" Сингер предполагает, что более поздние работы составляют "Библию Ада", упомянутую в "Бракосочетании Рая и Ада". Насчет последнего стихотворения Блейка "Иерусалим", она пишет: "Обещание божественного в человеке, высказанное в "Бракосочетании Рая и Ада", наконец исполняется".

Джон Миддлтон Марри отмечает отсутствие связи между "Бракосочетанием" и более поздними работами. Оно заключается в том, что в ранних трудах Блейк был сосредоточен на «явном противоборстве Страстей и Разума», поздний же Блейк подчеркивал понятия самопожертвования и прощения как путь к внутренней целостности. Об этом отказе от контрастной дуализации "Бракосочетания Рая и Ада"свидетельствует, в частности, гуманизация характера Уризена в более поздних работах. Марри характеризует позднего Блейка, как обретшего "взаимопонимание" и "взаимное прощение".

Темы творчества Уильяма Блейка

Особенности поэзии Блейка

После смерти Уильям Блейк оказался востребован представителями разнообразных движений, которые применяют его сложный и часто неоднозначный символизм и аллегории в пользу своей проблематики. В частности, иногда Блейка (наряду с Мэри Уолстонкрафт и ее мужем Уильямом Годвином) причисляют к предвестникам движения "свободной любви", имевшего место в XIX веке — обширного реформаторства, начавшегося в 1820-х годах. Сторонники этого движения утверждали, что брак является рабством, и выступали за отмену всех государственных запретов, касающихся сексуальной активности, таких, как запрет на гомосексуализм, проституцию и нарушение супружеской верности, кульминацией чего стало движение по контролю рождаемости в начале XX века. Исследователи Блейка первой половины XX века интересовались этой темой сильнее, чем в наши дни, хотя ее упоминания по-прежнему встречаются, например, исследователь Блейка Магнус Анкарсьё высказывает ряд сомнений в такой интерпретации. Движение "свободной любви" XIX века относилось не столько к идее наличия нескольких партнеров, сколько к высказанному Уоллстоункрафт мнению о том, что государственный институт брака является "легальной проституцией" и носит монополистический характер. Оно, скорее, имело больше общего с ранними феминистическими движениями (в частности, это касается произведений Мэри Уолстонкрафт, которой Блейк восхищался).

Блейк критически относился к брачным законам своего времени и выступал против традиционных христианских представлений о целомудрии как добродетели в целом. В период большого напряжения в семье, возникшего отчасти из-за очевидной неспособности Кэтрин иметь детей, он выразил прямое намерение привести в дом вторую жену. Его поэзия предполагает, что внешние требования к супружеской верности низводят любовь до обычной обязанности, а не истинной привязанности, и порицает ревность и эготизм как основания для законов о браке. Такие стихотворения, как "Древо мирта, отчего я связан узами с тобою?" и "Ответ Земли" как будто пропагандируют полигамию. В стихотворении "Лондон", он описывает «Брачный катафалк", пораженный "проклятьем юной Блудницы", в результате ложного Благоразумия, сменяющегося Развратом. "Видения Дочерей Альбиона" широко (хотя и не повсеместно) рассматривают, как посвящение свободной любви, поскольку отношения между Бромионом и Утуной держатся лишь на законе, а не на любви. Для Блейка закон и любовь несопоставимы, и он резко осуждает «замерзшее брачное ложе". В "Видениях" Блейк пишет:

Искусство Уильяма Блейка

В XIX веке поэт и приверженец свободной любви Алджернон Чарльз Суинбёрн написал книгу о Блейке. В ней он обращал внимание на подобные мотивы в произведениях Блейка, где поэт превозносит "священную естественную любовь", свободную от чужой собственнической ревности, которую Блейк описывал, как "ползучий скелет". Суинберн отмечает, как "Бракосочетание Рая и Ада" Блейка осуждает лицемерие "бледного религиозного разврата" почитателей традиционных ценностей. На другого сторонника свободной любви XIX века Эдварда Карпентера (1844-1929 гг.) также оказала влияние та мистическая значимость, которую Блейк придавал жизненной энергии, свободной от ограничений внешнего мира.

В начале XX века Пьер Бергер описал, как взгляды Блейка отражают идеи Мэри Уолстонкрафт, прославляющие скорее счастливую настоящую любовь, чем любовь, порожденную долгом, и лишь первая служит истинной мерой чистоты. Ирен Лэнгридж отмечает, что "в таинственных и неоднозначных верованиях Блейка учение о свободной любви служило средством для наставления "души". Вышедшая в 1977 году книга Майкла Дэвиса "Уильям Блейк: Новый вид человека" предполагает, что, согласно Блейку, ревность отделяет человека от божественного единства, обрекая его на гибель от холода.

Как религиозный писатель, Блейк видит в человеке "греховность". С. Фостер Дэймон отметил, что для Блейка основным препятствием на пути к обществу являлась порочность человеческой природы, не только лишь нетерпимость общества и мужская ревность, но неискренняя и лицемерная природа человеческого общения в целом. Томас Райт в своей книге "Жизнь Уильяма Блейка" (целиком посвященной учению Блейка о свободной любви) 1928 года пишет, что, согласно Блейку, в идеале понятие брака подразумевает счастье любви, но в действительности оно нередко отсутствует, так как само осознание супругами своих оков часто преуменьшает их счастье. Согласно проведенному Пьером Бергером анализу ранних мифологических стихотворений Блейка, таких как "Ахания", брачные права провозглашаются в них следствием греховности человечества, так как являются порождением гордости и ревности.

Некоторые исследователи считают, что взгляды Блейка на "свободную любовь" недостаточно изучены и, возможно, с возрастом претерпели ряд изменений. Некоторые стихотворения более позднего периода предупреждают о коварстве хищной сексуальности, например, "Больная роза". Магнус Анкарсьё пишет, что, хотя героиня "Видений дочерей Альбиона" является активной сторонницей свободной любви, к концу стихотворения она стала более осмотрительной, так как осознала темную сторону сексуальности, и она восклицает: "Неужели то, что способно выпить другого до дна, подобно губке, поглощающей воду, и есть любовь?" Анкарсьё также отмечает, что Мэри Уолстонкрафт, сильно вдохновившая Блейка, на склоне лет аналогичным образом выработала более осмотрительный подход к сексуальной свободе. В свете упомянутой выше веры Блейка в человеческую "греховность", Анкарсьё полагает, что Блейк не вполне одобряет потакание чувственности лишь в качестве вызова существующим законам, примером чему может служить героиня Люта, так как в падшем мире опыта скована всякая любовь. Анкарсъё заявляет, что Блейк поддерживал общину, поощрявшую обмен партнерами, хотя Дэвид Уорролл расценил "Книгу Тэль" как отказ от предложения взять наложниц, представленных некоторыми членами Сведенборгийской церкви.

Более поздние произведения Блейка демонстрируют повышенный интерес к христианству, и хотя он радикально меняет трактовку христианской морали, так, чтобы охватить с ее помощью и чувственное наслаждение, той сексуальной свободе, которая воспевается во многих из его ранних стихотворений, уделяется мало внимания. Зато в поздних работах присутствует мотив "самоотречения", хотя вдохновлять на него должна все же любовь, а не авторитарное принуждение. Бергер (в большей степени, чем Суинберн) уделяет  особое внимание чувственным переменам между ранними и поздними работами Блейка. Бергер считает, что ранний Блейк слишком большое значение придавал необходимости следовать импульсам, и что поздний Блейк обладал лучше сформулированным идеалом настоящей любви, способной к самопожертвованию. Однако, некоторое воспевание мистической чувственности отмечается и в более позднем творчестве (особенно в отрицании Блейком факта невинности Богоматери). Тем не менее, в поздних стихотворениях также уделяется больше внимания прощению, искуплению и эмоциональной искренности как основам для отношений.

Религиозные взгляды Уильяма Блейка

Хотя нападки Блейка на традиционную религию в его времена были шокирующими, его отказ от религиозности не был отказом от религии как таковой. Его мнение о христианстве выражается в "Бракосочетании Рая и Ада". В нем Блейк перечисляет несколько "Пословиц Ада", среди которых встречаются следующие:

Тюрьмы строят из камней Закона, Дома Терпимости - из кирпичей Религии.

Как гусеница откладывает яйца на прекраснейшие из листьев, так и священник налагает проклятие на прекраснейшие из радостей. (8,21, 9,55, E36)

В своем "Вечносущем Евангелии", Блейк изображает Иисуса не как философа или традиционную мессианскую фигуру, а как в высшей степени творческую сущность, стоящую выше догм, логики и даже морали:

Для Блейка Иисус символизирует жизненно важную связь и единство божественной и человеческой природы: «Изначально все изъяснялось на одном языке и исповедовало одну религию: это была религия Иисуса, вечносущее Евангелие. Древность проповедует Евангелие Иисуса». ("Описательный каталог", пластина 39, E543)

Блейк разработал собственную мифологию, которую применял в основном в своих пророческих книгах. В них он описывает ряд персонажей, таких как "Уризен", "Энитармон", "Бромион" и "Лува". Его мифология предположительно основывается на Библии, а также на греческой и скандинавской мифологии, и продолжает идеи о вечносущем Евангелии.

Одна из основных причин порицания Блейком христианства состояла в том, что оно, по его мнению, поощряло подавление естественных желаний и осуждало мирские радости. В "Видении Страшного суда" Блейк пишет:

Люди допускаются на Небеса не потому, что они обуздали свои Страсти и овладели ими, или вовсе не имеют Страстей, но потому, что они Развили в себе Понимание. Сокровища Небесные не являются Отрицанием Страстей, но Сущностью Разума, из которого все Страсти проистекают, Необузданные, в своей Вечной Славе. (Е564)

Его высказывание о религии в "Бракосочетании Рая и Ада":

Блейк не поддерживает идею понимания тела, отделимого от души, которое должно подчиняться воле души, а рассматривает тело как продолжение души, происходящее из "понимания" чувств. Таким образом, отрицание телесных желаний, которому в христианстве придается такое значение, является дуалистической ошибкой, порожденной непониманием взаимосвязи между душой и телом. В другом месте он представляет Сатану как метафору к "заблуждению", в котором нет надежды на спасение.

Блейк выступал против софистики богословской мысли, которая оправдывает боль, допускает зло и просит прощения за несправедливость. Он с отвращением относился к самоотречению, которое связывал с религиозным подавлением, особенно с подавлением сексуальности: "Благоразумие — это старая дева, богатая и уродливая, которой прислуживает Беспомощность. / Тот, кто желает, но не действует — разводит чуму". (7.4-5, E35) Он видел в концепции "греха" ловушку для человеческих желаний (шиповник из "Сада Любви"), и считал, что сдержанность согласно с навязанным извне моральным кодексом противоречит самому духу жизни:

Он не соглашался с учением о Боге, как о Господе, сущности обособленной и превосходящей человечество; это ясно следует из его высказывания об Иисусе Христе: "Он — единый Бог ... таков же и я, таков же и ты". Одна из ключевых фраз в "Бракосочетании Рая и Ада" звучит так: "люди забыли, что в их душах некогда обитало множество всевозможных Божеств". Это очень перекликается с его верой в свободу и социальное равенство между людьми и между полами.

Уильям Блейк и Знание

Блейк противоречиво относился к Просвещению. Основываясь на собственных провидческих верованиях, он выступал против ньютоновского видения вселенной. Это мнение отражено в отрывке из "Иерусалима" Блейка:

Блейк считал, что живопись сэра Джошуа Рейнольдса, в которой свет естественным образом падает на объекты, является продуктом исключительно "вегетативного зрения", и он видел в Локке и Ньютоне "истинных прародителей эстетики сэра Джошуа Рейнольдса". В Англии того времени была мода на меццо-тинто — печать, изображение в которой достигалось нанесением на поверхность тысяч крошечных точек. Блейк увидел аналогию между меццо-тинто и ньютоновской теорией световых частиц. Соответственно, Блейк никогда не применял эту технику, предпочитая скорее разработку метода гравировки исключительно в жидкой среде, настаивая на том, что:

Линия или Контур не образуется случайно, Линия остается Линией даже в Мельчайшем отрезке, неважно, ровная она или загнутая, и она несоизмерима ни с чем иным — таков труд. (E784)

Высказывались предположения, что, несмотря на свою неприязнь к принципам Просветления, Блейк со временем пришел к линейной эстетике, которая во многом куда сильнее напоминала неоклассические гравюры Джона Флексмена, чем романтический стиль, к которому Блейка часто относят. Однако же после возвращения Блейка из Фелфама их отношения с Флексменом, по-видимому, испортились. В своих письмах к Хейли Флексмен плохо отзывается о теориях Блейка в искусстве. В дальнейшем Блейк подвергал критике стилистику Флексмена и его взгляды на искусство в своих ответах на негативный отзыв к изданию "Кентерберийских паломников" Чосера в 1810 году.

Признание творчества Уильяма Блейка

Убеждения Уильяма Блейка

Нортроп Фрай, рассуждая о постоянстве Блейка и его верности своим взглядам, отмечает, что Блейк "сам утверждает, что отзывы, написанные им к творчеству  Рейнольдса в возрасте пятидесяти лет, "полностью аналогичны" отзывам к Локку и Бэкону, которые он написал, когда был еще "очень молод". Целых сорок лет спустя повторяются даже отдельные фразы и стихотворные строки. Постоянство убеждений само по себе было одним из его основных принципов ... Из этого следует, что постоянство, насколько бы глупо это ни звучало, является одной из основных забот Блейка, так же, как «внутреннее противоречие» всегда было одним из его самых презрительных отзывов".

Блейк питал отвращение к рабству и верил в равенство рас и полов. Некоторые его стихотворения и картины выражают понятие универсальной гуманности: «Все люди похожи друг на друга (хоть они и бесконечно разные)". В одном стихотворении, написанном от лица чернокожего ребенка, белые и черные тела описываются, как тенистые рощи и облака, которые существуют лишь до тех пор,  пока не "озарятся лучами любви":

Блейк активно интересовался общественно-политическими событиями на протяжении всей жизни, и социальные и политические заявления часто присутствуют в его мистической символике. Его взгляды на угнетение и ограничение законных свобод распространяется на Церковь. Его духовные убеждения ясно прослеживаются в "Песнях опыта" (1794), в которых он проводит различия между Богом Ветхого Завета, чьи ограничения он отверг, и Богом Нового Завета, в котором он видел положительное влияние.

Видения Уильяма Блейка

С ранних лет Уильям Блейк утверждал, что имеет видения. Самое первое, возможно, случилось еще в возрасте четырех лет, — согласно одному анекдоту, юный художник "увидел Бога", когда Бог "просунул голову в окно", отчего Блейк разразился криками. В возрасте восьми или десяти лет в Пэкхем-Рай, Лондон, Блейк, по собственным утверждениям, видел "дерево, буквально облепленное ангелами, яркие ангельские крылья осыпали каждый сук, словно звезды". Согласно викторианскому биографу Блейка Гилкристу, он вернулся домой и рассказал о своем видении, после чего лишь вмешательство матери спасло его от избиения отцом за выдумки. Несмотря на это, все факты говорят о том, что родители его очень поддерживали, в особенности мать, и некоторые ранние рисунки и стихотворения Блейка украшали стены ее комнаты. В другой раз Блейк наблюдал за работой косарей и считал, что видел, как среди них ходят ангельские фигуры.

Блейк утверждал, что переживал видения на протяжении всей жизни. Нередко они бывали связаны с красивыми религиозными темами и образами, и, возможно, вдохновляли его на последующие духовные работы и поиски. Несомненно, религиозные понятия и образы в творчестве Блейка выступают центральной фигурой. Бог и христианство составляли интеллектуальный центр его сочинений, из которого он черпал вдохновение. Блейк полагал, что на создание художественных произведений его лично вдохновляют и побуждают Архангелы, и утверждал, что те же Архангелы с удовольствием читают эти произведения. В письме с соболезнованиями к Уильяму Хейли, датированным 6 мая 1800 года, через четыре дня после смерти сына Хейли, Блейк писал:

Я убежден, что наши почившие близкие становятся к нам даже ближе, чем когда были доступны нашему смертному глазу. Тринадцать лет назад я потерял брата, и с его духом я мысленно беседую ежедневно и ежечасно, и вижусь с ним в своих воспоминаниях, в области  воображения. Я прислушиваюсь к его советам и даже сейчас пишу под его диктовку.

В письме к Джону Флексмену 21 сентября 1800 года Блейк писал:

[Город] Фелфам — прекрасное место для Изучения, так как духовности здесь больше, чем в Лондоне. Небеса распахивают здесь свои Златые врата со всех сторон; их окна не скрыты испарениями; голоса Божественных сущностей слышны отчетливей, и их образы лучше видны; и мой Дом — это Тень их домов. Моя жена и сестра чувствуют себя хорошо, ищут объятий Нептуна... На небесах меня почитают за труды куда сильнее, чем я мог вообразить. Мой мозг полон научных исследований и комнат, заполненных книгами и картинами древности, которые я написал и раскрасил в годы Вечности до своего земного воплощения; и эти труды с восторгом изучают Архангелы. (E710)

В письме к Томасу Баттсу 25 апреля 1803 года Блейк писал:

Теперь я могу сказать тебе то, что, возможно, не решился бы сказать кому-либо еще: что лишь один я способен продолжать свои провидческие исследования в Лондоне, не отвлекаясь, и что я могу общаться со своими друзьями в Вечности, видеть Видения, Сны и пророчества, и произносить Притчи, лишенный наблюдения и Сомнений прочих Смертных; возможно, Сомнения происходят из Добра, но Сомнения всегда губительны, особенно тогда, когда мы Сомневаемся в наших Друзьях.

В "Видении Страшного суда" Блейк писал:

Порок есть Творение, Истина вечна, Порочное Творение поглотит пламя, и тогда, и лишь тогда возникнет Истина или Вечность. Творение сгорает в пламени, когда люди перестают его созерцать. Я утверждаю себе, что не созерцаю внешнее, ибо это мешает мне, а не дает действовать; это грязь под моими ногами, не часть меня. Что же, будет мне вопрос, когда солнце встаёт, ты не видишь круглый огненный диск, похожий на гинею? О, нет, нет, я вижу бесчисленный сонм небесных сознаний, восклицающих: "Свят, свят, свят есть Господь Всемогущий". Я задаю вопрос не своему телесному зрению, как не спросил бы Окно о Виде из него. Я смотрю не им, а через него. (E565-6)

Знакомый с видениями Блейка Уильям Вордсворт сказал: "Не было никаких сомнений, что несчастный был безумен, но в безумии этого человека есть нечто, что интересует меня больше, чем здравый смысл лорда Байрона и Вальтера Скотта". В более почтительной манере, в своем "Кратком биографическом словаре английской литературы" Джон Уильям Казинс высказался о том, что Блейк был «истинно благочестивой и любящей душой, отверженной и непонятой миром, которую лишь немногие избранные сумели оценить по достоинству", который "не отчаивался, довольствуясь бедной жизнью, которую озаряли видения и божественное вдохновение". Самым поздним исследованием, в котором вменяемость Блейка ставилась под сомнение, является статья о нем в "Энциклопедии Британники" (1911 г.), которая гласит, что "вопрос того, был ли Блейк сумасшедшим, или нет, скорее всего, останется спорным, но несомненным является тот факт, что в разные периоды своей жизни он попадал под влияние иллюзий, для объяснения которых не находится никаких внешних факторов, и что многое из написанного им столь далеко от здравого смысла, что не имеет логической связи".

Влияние Уильяма Блейка

Творчеством Блейка пренебрегали еще целое поколение после его смерти; они были почти забыты к тому времени, когда Александр Гилкрист начал работу над его биографией в 1860-е годы. Публикация "Жизни Уильяма Блейка" быстро преобразила репутацию Блейка, в частности, он привлек внимание прерафаэлитов и связанных с ними известных личностей, в частности, Данте Габриэля Россетти и Суинбёрна. Тем не менее, должное признание работы Блейка получили лишь в XX веке, и его влияние возросло. В число выдающихся ученых начала и середины XX века, которым удалось укрепить положение Блейка в литературных и художественных кругах, входят  С. Фостер Дэймон, Джеффри Кейнс, Нортроп Фрай, Дэвид В. Эрдман и Дж. И. Бентли-младший.

Хотя Блейк сыграл немаловажную роль в искусстве и поэзии таких личностей, как Россетти, влияние его творчества распространилось на более широкий круг писателей и художников лишь в период модернизма. Уильям Батлер Йейтс, который редактировал издание собрания сочинений Блейка в 1893 году, черпал вдохновение в его поэтических и философских идеях, а британский сюрреализм многое позаимствовал из фантастических, нереалистичных образов Блейка, что прослеживается в живописи таких художников, как Пол Нэш и Грэм Сазерленд. Его поэзию использовали в своем творчестве некоторые британские классические композиторы, например, Бенджамин Бриттен и Ральф Воан Уильямс, который ставил его работы на театральной сцене. Современный британский композитор Джон Тавенер написал музыку к некоторым стихотворениям Блейка, в их числе "Ягненок" (одноименное произведение 1982 года) и "Тигр".

Джун Сингер и многие другие утверждают, что размышления Блейка о человеческой природе весьма опережают свое время и во многом схожи с идеями психоаналитика Карла Юнга. Согласно выражению самого Юнга: ". Блейк -заманчивый объект исследований, так как в своих фантазиях он объединял многие познания, усвоенные лишь частично или вовсе хаотичные. На мой взгляд, эти фантазии являются скорее художественным продуктом, чем подлинным отображением бессознательных процессов". Аналогичным, хотя и менее популярным, было высказанное Дианой Хьюм Джорд утверждение, что Блейка можно рассматривать как предшественника идей Зигмунда Фрейда.

Блейк оказал огромное влияние на поэтов-битников 1950-х годов и на контркультурное движение 1960-х годов. Его часто цитировали такие выдающиеся личности, как поэт-битник Аллен Гинзберг, музыканты Боб Дилан, Джим Моррисон, Ван Моррисон, а также английский писатель Олдос Хаксли. Основные идеи трилогии Филиппа Пулмана "Тёмные начала", написанной в жанре фэнтези, во многом опираются на вселенную "Бракосочетания Рая и Ада". После Второй мировой войны творчество Блейка обрело популярность в разных сферах массовой культуры, таких как поп-музыка, кинематограф и графический роман. Основываясь на этом, Эдвард Ларрисси утверждал, что "Из всех писателей-романтистов Блейк оказал на двадцатый век самое сильное влияние".

Произведения Уильяма Блейка

Иллюминированные книги

Иллюминированные книги

1788: Все религии едины

Естественной религии не существует

1789: Песни Невинности

Книга Тэль

1790—1793: Бракосочетание Рая и Ада

1793: Видения дщерей Альбиона

Америка: Пророчество

1794: Европа: Пророчество

Первая книга Уризена

Песни Познания

1795: Книга Лоса

Песнь Лоса

Книга Ахании

1804 — 1811: Мильтон

1804—1820: Иерусалим. Эманация Гиганта Альбиона

Неиллюминированные книги

1783: Поэтические наброски

1784—1785: Остров на Луне

1789: Тириэль

1791: Французская революция

1792: Песнь Свободы

1797: Вала или Четыре Зоа

Иллюстрированные книги

1791: Мэри Уолстонкрафт, Оригинальные рассказы из действительности

1793: Джон Гей, Басни Джона Гея и о жизни автора, John Stockdale, Picadilly. 1793

1796: Готфрид Август Бюргер, Ленора (баллада)

1797: Эдуард Юнг, Ночные Мысли

1805—1808: Роберт Блэр, Могила

1808: Джон Мильтон, Потерянный рай

1819—1820: Джон Варли, Головы призраков

1821: Роберт Джон Торнтон, Виргилий

1823—1826: Книга Иова

1824—1827: Джон Беньян, Путешествие Пилигрима (незавершенно)

1825—1827: Dante, Божественная комедия (На момент смерти Блейка в 1827 году иллюстрации не были завершены. Из 102 рисунков 7 были включены в издание)

Выставки работ Уильяма Блейка

Самые значительные современные выставки, посвященные Уильяму Блейку, включают в себя:

Выставка "Уильям Блейк: Ученик и Мастер" в Эшмоловском музее (Оксфорд) проводившаяся с декабря 2014 года по март 2015 года, рассматривала формирование Блейка как художника, а также его влияние на молодых художников-печатников, окружавших поэта в последние годы его жизни.

На выставке "Уильям Блейк" в Национальной галерее Виктории летом 2014 года была продемонстрирована принадлежащая Галерее коллекция произведений Уильяма Блейка, которая содержит впечатляющие акварели, некоторые печатные издания и иллюстрированные книги.

В Библиотеке и Музее Моргана с сентября 2009 года по январь 2010 года проводилась выставка "Уильям Блейк: "Начался новый Рай", включавшая более 100 работ акварелью и иллюстрированные сборники его стихотворений.

Выставка в галерее Тейт "Уильям Блейк", проводившаяся в 2007-2008 гг, совпала с двестипятидесятой годовщиной дня рождения Уильяма Блейка;  там демонстрировались не только его работы из постоянной коллекции галереи, но также были временно представлены недавно обнаруженные произведения, которые никогда прежде не выставлялись.

Выставка Шотландской национальной галереи "Уильям Блейк" 2007 года совпала с двестипятидесятой годовщиной дня рождения Уильяма Блейка, и включала в себя все доступные в галерее работы, которые имеют отношение к Блейку.

Выставка "Уильям Блейк", проведенная в 2000-2001 годах в галерее Тейт, демонстрировала все художественное и литературное многообразие творчества Уильяма Блейка, а также информационные материалы, и состояла из четырех отделений: "Один из готических художников"; "Печь долины Ламбета"; "Залы воображения"; "Множество выдающихся работ".

Картинки