15 October 2018, Monday
Редактор перевода
Галина Белова
Статьи Wikiyours - это англоязычные статьи, переведённые на русский язык. Любой, кто владеет английским языком может стать обладателем своей собственной статьи и заработать деньги на её переводе. Соединим приятное с полезным!
Для перевода выберите статью.
Для перевода статьи
выберите категорию
Предложить изменения

Рабство в Соединенных Штатах

Содержание
  1. Всё о рабстве в США
  2. История рабства в США
  3. Роль рабов в Американской революции
  4. Развитие рабства  в США
  5. Аболиционизм
  6. Роль рабовладения в экономике США
  7. Законы по ограничению работорговли в США
  8. Освобождение американских рабов
  9. Принудительный труд в США
  10. Оправдание рабства в США
  11. Порабощение индейцев
  12. Чёрные рабовладельцы в США
  13. Кто такие Берберские Пираты
  14. Интересные факты о рабстве в США
  15. Исследования темы американского рабства

Всё о рабстве в США

Рабство в Соединенных Штатах было легальным институтом владения людьми (главным образом африканцами и афро-американцами) как собственностью, действовавшим в Соединенных Штатах Америки в XVIII и XIX веках, со времени получения независимости и до конца американской гражданской войны. Рабство существовало в Британской Северной Америке с самого начала колонизации и было узаконено во всех тринадцати колониях на момент принятия Декларации независимости в 1776 году.

К началу американской революции (1775-1783) статус раба был законодательно закреплен как расово-кастовый признак, связанный с африканским происхождением. Когда была ратифицирована Конституция Соединенных Штатов (1789), среди граждан, наделенных правом голоса (мужчин - владельцев имущества), свободных темнокожих людей было сравнительно немного. Во время и сразу после войны за независимость в большинстве северных штатов были приняты аболиционистские законы и началось движение за отмену рабства. В большинстве этих штатов доля свободного труда была выше, чем на Юге, и их экономика базировалась на различных отраслях промышленности. К концу XVIII века они отменили рабовладение, некоторые - по поэтапной системе, когда взрослые невольники оставались в рабстве еще в течение двадцати лет. Однако быстрое расширение хлопчатобумажной промышленности на Дальнем Юге после изобретения хлопкоочистительной машины резко повысило спрос на рабский труд, и южные штаты остались рабовладельческими. Эти штаты стремились распространить рабство и на новые западные территории, чтобы сохранить свой политический вес в стране; южные лидеры мечтали также об аннексии Кубы, которую собирались использовать в качестве рабовладельческой территории. Соединенные Штаты разделились на две части, занимавшие полярные позиции в вопросе о рабстве: рабовладельческие штаты и свободные, отделенные друг от друга линией Мейсона-Диксона, которая проходила между свободной Пенсильванией и рабовладельческими Мэрилендом и Делавэром.

В годы правления Джефферсона Конгресс запретил ввоз рабов - этот закон вошел в силу в 1808 году, хотя контрабандный ввоз продолжался. Однако внутренняя работорговля росла ускоренными темпами, благодаря спросу на на рабочую силу на развивающихся хлопковых плантациях Дальнего Юга. Более миллиона рабов было продано с Верхнего Юга, где наблюдался избыток трудовых ресурсов, и принудительно увезено на Дальний Юг; многих из них разлучали с семьями. На Дальнем Юге возникли новые очаги афроамериканской культуры, а общая численность рабов на Юге к моменту их освобождения достигла 4 миллионов.

После того как началась колонизация Запада, правительства южных штатов хотели сохранить количественное соотношение рабовладельческих и свободных штатов для поддержания политического баланса сил в Конгрессе. Новые территории, приобретенные у Великобритании, Франции и Мексики, стали предметом крупных политических компромиссов. К 1850 году быстро разбогатевший на хлопке Юг уже угрожал отделиться от Союза, и напряженность продолжала расти. Поскольку белые священники-южане привычно поддерживали рабство, толкуя его применительно к идее христианского патернализма, крупнейшие конфессии - баптистская, методистская и пресвитерианская церкви - разделились по этому вопросу на отдельные организации Севера и Юга. Когда Авраам Линкольн выиграл выборы 1860 года с политической программой,  обещающей остановить распространение рабства, семь штатов отделились и образовали Конфедерацию. Первые шесть из этих отколовшихся штатов были лидерами по числу рабов на Юге. Вскоре началась гражданская война: войска конфедератов напали на форт Самтер, занятый армией США. После этого отделились еще четыре рабовладельческих штата. Благодаря мерам, принятым Союзом, таким, как законы о конфискации и манифест об освобождении рабов, провозглашенный в 1863 году, эта война фактически положила конец рабству еще до ратификации Тринадцатой поправки в декабре 1865 года, которая официально отменила его как правовой институт на всей территории Соединенных Штатов.

История рабства в США

Возникновеновение американского рабства

В первые годы существования поселений на Чесапикском заливе колониальным чиновникам с большим трудом удавалось привлекать и удерживать работников в суровых приграничных условиях, и уровень смертности среди них был высоким. Большинство их прибывало из Великобритании в качестве кабальных работников, по договору найма, обязывавшего их отработать расходы на дорогу, содержание и обучение, чаще всего на ферме. Экономика колоний была аграрной. В кабальные работники нанимались молодые люди, намеревавшиеся остаться на постоянное жительство. Иногда на работу в колонии отправляли осужденных преступников, в качестве альтернативы тюремному сроку. Кабальные работники не были рабами, но они должны были отработать в Вирджинии от четырех до семи лет, чтобы оплатить стоимость дороги и проживания.

Историки подсчитали, что более половины всех белых иммигрантов в английских колониях Северной Америки в XVII и XVIII веках прибыли туда в качестве кабальных работников. Особенно много их было среди иммигрантов на юге. Многие немцы, шотландцы и ирландцы прибыли в колонии в XVIII веке и расселились в удаленных районах Пенсильвании и дальше на юг. Южные плантаторы столкнулись с главным неудобством использования труда кабальных работников: многие из них уходили от хозяев через несколько лет, то есть именно тогда, когда становились квалифицированной и по-настоящему ценной рабочей силой. Кроме того, благодаря улучшению экономической ситуации в Англии в конце XVII - начале XVIII веков среди рабочих находилось все меньше желающих ехать в колонии.

Распределение порабощенных афроамериканцев  (1519-1867 гг.)

Название
Британская Северная Америка3,7%
Британские Подветренные острова 3,2%
Британские Наветренные острова и Тринидад (британские колонии 1797-1867гг.)  3,8%
Ямайка (испанская колония 1519-1655 гг., британская колония 1655-1867 гг.)11,2%
Барбадос (английская колония)5,1%
Гвиана (британская, голландская, французская колония) 4,2%
Французские Наветренные острова3,1%
Сен-Доминго (французская колония) 8,2%
Испанская Северная и Южная Америка4,4%
Испанские Карибские острова8,2%
Голландские Карибские острова1,3%
Северо-восточная Бразилия (португальская колония)9,3%
Баия (португальская колония) 10,7%
Юго-восточная Бразилия (португальская колония)21,1%
Другие регионы Северной и Южной Америки1,1%
Африка1,4%

Первые 19 (по неточным данным) африканцев в английских колониях появились в Джеймстауне, штат Вирджиния, в 1619 году - их привезли туда голландские торговцы, забрав с захваченного испанского корабля, перевозившего рабов на продажу. Испанцы в Африке, прежде чем грузить невольников на корабль, обычно крестили их. Поскольку по английским законам крещеных христиан нельзя было обращать в рабство, колонисты приняли этих африканцев к себе в качестве кабальных работников, и они стали работать вместе с работниками-англичанами, которых в колонии было уже около тысячи. По истечении установленного срока и после выплаты долга бывшим хозяевам за содержание и пользование землей африканцев отпустили на волю. Историк Ира Берлин отмечал, что "чартерное поколение" в колониях иногда состояло из мужчин смешанной расы  (атлантических креолов), кабальных работников, чьи предки были африканцами и иберийцами. Это были потомки африканских женщин и португальских или испанских мужчин, которые работали в африканских портах в качестве трейдеров или посредников в работорговле. Например, Энтони Джонсон прибыл в Вирджинию из Анголы в в 1621 году в качестве кабального работника; со временем он стал свободным землевладельцем и в конце концов уже сам покупал рабов и владел ими. Трансформация социального статуса африканцев, от кабальных работников к расовой касте рабов, из которой уже нельзя было выйти или убежать, происходила постепенно.

В ранней истории Вирджинии никаких законов, касающихся рабства, не существовало. Но в 1640 году суд Вирджинии приговорил африканца Джона Панча к рабству после того как он пытался бежать от хозяина. Двоих белых, бежавших вместе с ним, приговорили всего лишь к продлению срока контракта на один год и трем годам работы в колонии. Это было первое узаконенное применение рабства в английских колониях и один из первых случаев ущимления в правах африканцев по сравнению с европейцами.

В 1641 году штат Массачусетс первым из колоний легализовал рабство специальным законом. Массачусетс принял "Свод законов", запрещавших рабовладение во многих случаях, однако допускавший три легальных основания для обращения в рабство. Разрешалось держать в рабстве военнопленных, тех, кто сам продал себя в рабство или был приобретен в другом месте, а также приговоренных  к рабству в качестве наказания органами власти. В "Своде законов" люди, купленные и проданные в рабство, именовались "чужеземцами" - как правило, это были не английские подданные. Со временем колонисты стали применять этот термин к коренными американцам и африканцам.

Рабы, перевозимые на кораблях для торговли в регионах современных Соединенных Штатов

ДатаКол-во
1620-1650 г824
1651-1675 г0
1676-1700 г3327
1701-1725 г3277
1726-1750 г34004
1751-1775 г84580
1776-1800 г67443
1801-1825 г109545
1826-1850 г1850
1851-1866 г476
Всего305326


В 1654 году Джон Касор, чернокожий кабальный работник из колониальной Вирджинии, стал первым человеком, который был объявлен рабом в гражданском суде. Он утверждал, что Джонсон, его хозяин, не давал ему уйти по истечении срока контракта. Сосед, Роберт Паркер, сказал Джонсону, что если тот не отпустит Касора на свободу, он, Паркер, засвидетельствует этот факт в суде. В соответствии с местными законами, за нарушение условий контракта Джонсону грозила потеря части земельного надела. Он принужден был освободить Касора. Тот подписал семилетний контракт на работу у Паркера. Джонсон счелл себя обманутым и подал в суд на Паркера, чтобы вернуть Касора. Суд округа Нортгемптон, штат Вирджиния, вынес решение в пользу Джонсона, признав, что Паркер незаконно отнял Касора у законного хозяина, имеющего на него "пожизненные" права.

В течение колониального периода на статусе рабов отражались различные трактовки статуса иностранцев в Англии. В Англии не было системы натурализации иммигрантов - ни на самом острове, ни в колониях. Поскольку лица африканского происхождения не были английскими подданными по рождению, они оказались в числе народов, причисляемых к иностранцам, и англосаксонское право на них в большинстве случаев не распространялось. Колонии затруднялись с классификацией людей, рожденных от иностранцев и английских подданных. В 1656 году в Вирджинии Элизабет Kи Гринстед, женщина смешанной расы, добилась свободы для себя и своего сына, оспорив в суде свой статус: она апеллировала к тому, что она крещеная христианка, дочь свободного англичанина Томаса Ки. Ее адвокат был английским подданным, и, возможно, это помогло ей выиграть дело. (Он же, кроме того, был отцом ее сына смешанной расы, и они поженились, когда Ки стала свободной.)

В 1662 году, вскоре после дела Элизабет Ки и других подобных спорных случаев, королевская колония Вирджиния одобрила закон о принятии принципа Partus Sequitur ventrem (коротко именуемый Partus), состоявшего в том, что дети, рожденные в колонии, получают статус матери. Ребенок матери-рабыни становился рабом независимо от того, был ли его отец свободнорожденным англичанином или христианином. Это шло вразрез с общепринятой юридической практикой в Англии, согласно которой дети английских подданных получали статус отца. Это изменение придало законный характер неравноправным отношениям между рабовладельцами и рабынями, освободило белых мужчин от юридической ответственности, от обязанности признавать и содержать своих детей смешанной расы, и в некоторой степени приглушила откровенную скандальность рождения детей-полукровок и смешения рас в невольничьих поселениях.

В рабовладельческих законах Вирджинии от 1705 г. рабами признавались также люди, привезенные из нехристианских стран. Коренные американцы, проданные колонистам другими коренными американцами (из враждебных племен) или захваченные европейцами во время набегов на их поселения, тоже признавались рабами. Это сделало системным принятый ранее принцип порабощения чужеземцев-нехристиан.

В 1735 году Управление Джорджии приняло закон о запрете рабства в новой колонии, которая была создана в 1733 году, чтобы дать "достойным беднякам", а также преследуемым европейским протестантам, возможность начать новую жизнь. В остальных двенадцати колониях рабство в это время было узаконено. Экономика соседней Южной Каролины держалась на использовании рабского труда. Управление Джорджии хотело исключить риск восстания рабов и укрепить позиции Джорджии для защиты от нападений с юга со стороны испанцев, которые давали свободу беглым рабам. Инициатором основания колонии и единственным из управляющих, жившим в Джорджии, был Джеймс Эдвард Оглторп. Он выступал против рабства как по моральным соображениям, так и по прагматическим, и горячо отстаивал запрет рабовладения при жестком противостоянии работорговцев Каролины и спекулянтов землей.

Шотландские горцы-протестанты, поселившиеся в нынешнем Дарьене (штат Джорджия), также выдвинули моральные аргументы против рабства, становившегося все более редким на Юге, в своей "Петиции о жителях Нью-Ивернесса" (1739). К 1750 году Джорджия узаконила рабство, поскольку не могла обеспечить достаточное количество рабочей силы за счет кабальных работников. В первой половине XVIII века экономические условия в Англии начали улучшаться, и у рабочих не было больше причин уезжать оттуда, тем более в такое небезопасное место, как колонии.

На протяжении большей части британского колониального периода рабство существовало во всех колониях. Люди, ставшие рабами на Севере, как правило, использовались в качестве домашней прислуги, ремесленников, чернорабочих и мастеровых, большей частью в городах. Многие мужчины работали в доках и на судах. В 1703 году рабов держали более 42 процентов нью-йоркских семей - это был второй по их доле среди населения город в колониях после Чарльстона (Южная Каролина). Кроме того, рабов использовали на сельскохозяйственных работах в фермерских общинах, в том числе в отдельных районах северной части Нью-Йорка и Лонг-Айленде, в Коннектикуте и Нью-Джерси.

На Юге сложилась аграрная экономика, зависимая от товарных культур. Южные плантаторы вскоре стали владеть значительно большим числом рабов, чем в целом по стране, и доля их в населении была выше, так как производство товарных зерновых культур требовало широкого использования ручного труда. Уже на раннем этапе невольники на Юге работали в основном в сельском хозяйстве, на фермах и плантациях, где выращивали индиго, рис и табак; хлопок вошел в число основных культур лишь после американской революции и 1790-х годов. До этого длинноволокнистый хлопок выращивали в основном на островах, принадлежавших Джорджии и Южной Каролине.

Изобретение хлопкоочистительной машины в 1793 году позволило выращивать коротковолокнистый хлопок в самых разных районах континента, что и привело в XIX веке к тому, что обширные области Дальнего Юга превратились в "страну хлопка". Выращивание табака было весьма трудоемким, так же, как и риса. В 1720 году  в Южной Каролине невольники составляли около 65 процентов населения. Плантаторы (специалисты по истории Ближнего Юга применяют этот термин к тем, кто держал 20 и более рабов) использовали невольников для выращивания товарных культур. Кроме того, рабы занимались кустарным ремеслом на больших плантациях и во многих южных портовых городах. Фермеры, жившие в удаленных районах, прибывшие с новой волной переселенцев в XVIII веке и осевшие в районе Аппалачей и на глухих окраинах, редко держали невольников.

Некоторые из британских колоний пытались уничтожить международную работорговлю из опасений, что ввоз новых африканцев подорвет стабильность. На вирджинские проекты соответствующих законов было наложено вето британским Тайным советом. Род-Айленд запретил ввоз невольников в 1774 году. К 1798 году уже все колонии, кроме Джорджии, запретили или ограничили ввоз рабов из Африки; Джорджия запретила его в 1798 году. Некоторые из этих законов впоследствии были отменены.

В Тринадцать колоний и США было ввезено менее 350 000 невольников, что составляет менее 5% от двенадцати миллионов, привезенных из Африки в обе Америки. Подавляющее большинство африканских рабов ввозилось в сахарные колонии  Карибского бассейна и Бразилии. Так как средняя продолжительность жизни рабов была невелика, их численность приходилось постоянно пополнять. В США средняя продолжительность жизни была значительно выше, и невольники успешно размножались. Число невольников в США быстро росло и к моменту переписи населения 1860 года достигло четырех миллионов . С 1770 по 1860 год темпы естественного увеличения численности североамериканских невольников были гораздо выше темпов роста населения в любой стране Европы и почти вдвое выше, чем в Англии.

Луизиана

Луизиана была основана как французская колония. Колониальные чиновники в 1724 году применили Code Noir Людовика XIV Французского, регулировавший работорговлю и институт рабства в Новой Франции и карибских французских колониях. В результате рабство в Луизиане, приобретенной в 1803 году, отличалось от того, что было принято на остальной территории Соединенных Штатов. Code Noir давал рабам некоторые права, в частности, право на брак. Он санкционировал и кодифицировал жестокие телесные наказания рабов при определенных условиях, однако запрещал рабовладельцам подвергать их пыткам или разлучать семейные пары (а также отрывать маленьких детей от матерей). Кроме того, на хозяев возлагалась обязанность наставлять рабов в католической вере.

Поскольку, помимо этого, исторически сложившаяся более свободная французская система давала определенные права gens de couleur libres  (свободным людям с небелой кожей), часто рожденным от белых отцов и их наложниц смешанной расы, процент свободных афроамериканцев в Луизиане был гораздо выше, чем в других штатах, как следует из переписи населения 1830 года. (13,2% в штате Луизиана по сравнению с 0,8% в штате Миссисипи, среди населения которого преобладали белые англо-американцы. Большинство свободных небелых людей "третьего сословия" Луизианы, занимавших промежуточное положение между  коренными французами и массой африканских рабов, жило в Новом Орлеане.) Свободные темнокожие в Луизиане часто были грамотными, получали образование, довольно многие из них владели предприятиями, собственностью и даже рабами. Code Noir запрещал межрасовые браки. Тем не менее, межрасовые союзы были широко распространены в рамках системы, известной как placage. Потомство смешанной расы (ср.: цветные креолы) от таких союзов оказывалось в промежуточной социальной касте свободных небелых людей. Английские колонии настаивали на бинарной системе, в которой мулаты и черные рабы были одинаково бесправными по закону и дискриминировались в равной степени, если были свободными. Однако многие свободные люди африканского происхождения принадлежали к смешанной расе.

Когда Луизиана отошла США, туда пришли американцы с протестантского Юга и начали навязывать свои порядки. Они официально осуждали межрасовые отношения (хотя белые мужчины по-прежнему имели связи с черными женщинами, как рабынями, так и свободными). Американизация Луизианы постепенно привела к бинарной расовой системе, в результате чего свободные небелые люди утратили свой статус и оказались в одной категории с рабами. Они лишились полагавшихся им ограниченных прав, так как в глазах американских белых официально стали "черными".

Роль рабов в Американской революции

В Великобритании рабство никогда не было разрешено законом. В 1772 году решением суда оно было признано частично не имеющим юридической силы на территории Великобритании согласно англосаксонскому праву. Роль Британии в международной работорговле до 1807 года оставалась весьма значительной. Рабство процветало в большинстве великобританских колоний, и многие богатые рабовладельцы жили в Англии и обладали немалым весом в обществе. В 1833 году их рабы были выкуплены и освобождены.

Происхождение и процент африканцев,
импортированных в Британскую Северную Америку
и Луизиану (1700-1820 гг.) 
Количество%
Западно-Центральная Африка  ( Конго , Н. Мбанду , С. Мбанду)26,1
Бухта Биафра  ( Игбо , Тикар , Ибибио , Бамилеке , Буби )     24,4
Сьерра-Леоне ( Менде , Темн )  +15,8
Сенегабия  ( Мандинка , Фула , Волоф )   14,5
Голд-Кост  ( Акан , Фон )  13,1
Надветренные острова  ( Манде , Кру ) 5,2
Бухта Бенина  ( Йоруба , Эве , Фон , Аллада и Махи )      4,3
Юго-Восточная Африка ( Макуа , Малагасийцы )  


В начале 1775 года лорд Данмор, губернатор королевской колонии Вирджинии, писал лорду Дартмуту о своем намерении освободить рабов, принадлежащих патриотам, в случае бунта. 7 ноября 1775 года он издал "Прокламацию лорда Данмора", в которой объявил военное положение и пообещал свободу всем рабам американских патриотов, которые оставят своих хозяев и присоединятся к королевским войскам. Рабов, принадлежавших лоялистам, прокламация Данмора при этом не касалась. Около 1500 рабов, принадлежавших патриотам, бежали и присоединились к войскам Данмора. Большинство из них умерло от болезней, не успев принять участие в каких-либо боевых действиях. Триста из этих освобожденных рабов выжили и стали свободными в Великобритании.

Многие рабы просто воспользовались сумятицей военного времени для того, чтобы бежать с плантаций и скрыться в городах или в лесу. Так, в Южной Каролине около 25 тысяч рабов (30% от общего их числа) бежали, мигрировали или погибли во время войны. На всей территории Юга потери рабов были высокими, в том числе во многих случаях из-за побегов. Рабы бежали также со всей Новой Англии и Северо-Востока и присоединялись к британцам, оккупировавшим Нью-Йорк.

В последние месяцы войны англичане эвакуировали 20 000 бывших невольников из крупных прибрежных городов и привезли более 3 000 на поселение в Новую Шотландию, где они были зарегистрированы как "черные лоялисты" и в конечном итоге получили землю. Других отправили на острова Карибского бассейна, а некоторых в Англию.

Одновременно англичане переселяли лоялистов и их рабов - в основном на Карибы, некоторых - в Новую Шотландию. К примеру, в 1782 году более 5000 африканцев-невольников, принадлежавших лоялистам, были перевезены  вместе с хозяевами из Саванны на Ямайку и Сент-Огастин, штат Флорида (находившиеся в то время под контролем Британии). Аналогичным образом, более половины чернокожих, эвакуированных англичанами в 1782 году из Чарльстона  в Вест-Индию и Флориду, были рабами, принадлежавшими белым лоялистам.

Рабы и свободные афроамериканцы во время войны за независимость воевали также и на стороне повстанцев. Вашингтон объявил, что рабы, сражавшиеся в Американской континентальной армии, должны быть отпущены на свободу. Род-Айленд начал вербовку рабов в 1778 году и пообещал компенсацию тем рабовладельцам, чьи невольники вступят в армию и доживут до освобождения. Во время войны около одной пятой северной армии составляли чернокожие. В 1781 году барон Клозен, немецкий офицер французского  полка Royal Deux-Ponts, участвовавший в битве при Йорктауне, подсчитал, что чернокожие в американской армии составляют около четверти. В их число входили входили как бывшие рабы, так и свободные чернокожие.

В XVIII веке Британия стала лидером мировой работорговли. Начиная с 1777 года патриоты в одном штате за другим стали объявлять работорговлю вне закона. Все они стремились к тому, чтобы положить конец и международной работорговле, но в Южной Каролине и Джорджии она позже возобновилась. В 1807 году Конгресс последовал рекомендации президента Джефферсона и объявил ввоз рабов из-за границы преступлением по федеральному уголовному праву.

Как Конституция США определяла рабство

Конституция Соединенных Штатов вступила в силу в 1789 году и включала в себя несколько положений, касающихся рабства. В разделе 9 статьи I оговаривалось, что федеральное правительство не может устанавливать запрет на ввоз рабов до 1 января 1808 г. Для защиты рабовладения депутаты одобрили пункт 2 статьи IV, запрещающий штатам давать свободу рабам, которые бежали к ним из другого штата, и требовавший возвращения рабовладельцам их собственности.

По предложению Джеймса Мэдисона, депутата от штата Вирджиния, в разделе 2 статьи I указывались также «другие лица» (рабы), которых полагалось учитывать, помимо свободного населения штата, в размере трех пятых от общего их числа, при установлении официальной численности населения штата для распределения представительства в Конгрессе и федеральных налогов. Меры по защите рабовладения, принятые в Конституции, непропорционально усилили политический вес южных депутатов, так как три пятых рабского населения (без права голоса) учитывалось при распределении мест в Конгрессе.

Кроме того, многие регионы страны были привязаны к южной экономике. Как отметил историк Джеймс Оливер Хортон, влиятельные политики-рабовладельцы и товарные культуры Юга оказали сильное влияние на политику и экономику США. Хортон писал:

Из 72 лет, прошедших между выборами Джорджа Вашингтона и выборами Авраама Линкольна, 50 лет президентами Соединенных Штатов были рабовладельцы, и за все это время ни разу не избирался на второй срок человек, который не был бы рабовладельцем.

Это усилило позиции южных штатов в Конгрессе на несколько десятилетий, что не могло не отразиться на национальной политике и законодательстве. Плантаторская элита доминировала в представительстве южных штатов в Конгрессе США и на посту президента Соединенных Штатов в течение почти 50 лет.

Развитие рабства  в США

Отмена рабства на Севере США

Со времен революции и в первые два десятилетия послевоенной эпохи северные штаты отменяли рабство один за другим - последним стал Нью-Джерси в 1804 году. Они приняли первые аболиционистские законы в странах бассейна Атлантического океана.

В штате Массачусетс рабство было успешно оспорено в суде в 1783 году Куоком Уокером, требовавшим освобождения; он заявил, что рабство противоречит новой конституции государства от 1780 года, провозглашающей равенство людей. Освобожденные рабы  на Севере подвергались расовой сегрегации и дискриминации, и некоторым штатам потребовались десятилетия на то, чтобы дать им полные права.

В большинстве северных штатов приняли законы по поэтапной отмене рабства: сначала свободными становились дети, рожденные от матерей-рабынь (но они были обязаны отработать длительное время на кабальных условиях у хозяина своей матери, часто до двадцати с лишним лет, и освобождались уже взрослыми). В результате такого поэтапного подхода последние рабы в Нью-Йорке стали свободными только в 1827 году, в Род-Айленде семь рабов числилось еще в переписи 1840 года, в Пенсильвании последние бывшие невольники получили свободу в 1847 году, в Коннектикуте - в 1848 году, а в Нью-Гемпшире и Нью-Джерси - в 1865 году.

Ни в одном из южных штатов рабство не отменили, но у отдельных рабовладельцев на юге было принято давать свободу многим из своих рабов по завещанию, часто со ссылкой на революционные идеалы. Методисты, квакеры и баптистские проповедники разъезжали по Югу и призывали рабовладельцев отпускать рабов на волю. К 1810 году число и доля свободных чернокожих среди населения Соединенных Штатов резко возросли. Большинство свободных чернокожих жило на Севере, но даже на Верхнем Юге доля свободных чернокожих возросла с менее чем одного процента от всех чернокожих до более 10 процентов, несмотря на то, что общее количество рабов все это время увеличивалось за счет ввоза их из других стран.

Согласно Ордонансу о Северо-Западе, принятому в 1787 году Конгрессом Конфедерации, рабство было запрещено на территориях к северо-западу от реки Огайо. (Однако живущих на этих территориях рабов не освобождали еще много лет, хотя продавать их теперь было нельзя). Это был компромисс. Томас Джефферсон в 1784 году предложил покончить с рабством на всех территориях, но его предложению не хватило одного голоса в Палате представителей, чтобы пройти на рассмотрение в Сенат. Территории к югу от реки Огайо (штат Миссури) узаконили у себя рабство. Северяне преобладали в "движении на Запад" - экспансии вглубь Среднего Запада после американской революции; после образования штатов они голосовали за запрет рабства в конституциях, когда их территории получили статус штатов: Огайо в 1803 году, Индиана в 1816 году,  Иллинойс в 1818 году. Из них образовался Северный блок свободных штатов, объединенных географически и в основном принадлежавших к антирабовладельческой культуре. Исключением стали территории вдоль реки Огайо, населенные южанами, в частности, южные области таких штатов, как Индиана, Огайо и Иллинойс. Жители этих территорий, как правило, были приверженцами южной культуры и устоев. Кроме того, эти территории дольше оставались аграрными, чем индустриально развивающиеся северные области тех же штатов, и некоторые фермеры использовали рабский труд. Освобождение рабов на Севере привело к росту численности населения северных свободных чернокожих - с нескольких сотен в 1770-х годах до почти 50 000 к 1810 году.

Аболиционизм

На протяжении первой половины XIX века аболиционизм (движение за отмену рабства) набирал силу; большинство аболиционистских объединений и их сторонников распологалось на Севере. Они стремились как можно шире распространить идею о вреде рабства и увеличить число сторонников аболиционизма.

Эта борьба проходила на фоне активной поддержки рабства среди белых южан, которым система рабского труда была весьма выгодна. Но, кроме того, рабство было тесно сплетено с государственной экономикой; так, банковский сектор, транспорт и обрабатывающая промышленность Нью-Йорка были существенно экономически заинтересованы в рабстве, так же, как аналогичные отрасли промышленности в других крупных портовых городах на севере страны. Северные текстильные фабрики в Нью-Йорке и Новой Англии обрабатывали выращенный на Юге хлопок и шили одежду для рабов. К 1822 году половина экспорта Нью-Йорка была связана с хлопком.

Рабовладельцы стали называть рабство "институтом пекулия", чтобы отличить его от других форм принудительного труда. Они оправдывали его как менее жестокое, чем свободный труд на Севере.

Крупнейшими организациями по поддержке аболиционизма и антирабовладельческих реформ на севере были Пенсильванское аболиционистское общество и Нью-Йоркское освободительное общество. До 1830-х годов антирабовладельческие группы призывали к постепенному освобождению. К концу 1820-х годов, под влиянием религиозных евангелистов, возникла идея, что владеть рабами - грех, и что рабовладелец должен немедленно избавиться от этого тяжкого греха путем освобождения своих невольников.

Борьба за отмену рабства в США

В начале XIX века появились и другие организации, стремившихся действовать на благо будущего чернокожих американцев. Некоторые из них выступали за переселение свободных чернокожих из Соединенных Штатов туда, где они будут пользоваться большей свободой; некоторые одобряли идею колонии в Африке, в то время как другие выступали за эмиграцию. В 1820-30-е гг. Американское колонизационное общество (ACS) стало основной организацией, занимавшейся "возвращением" чернокожих американцев в Африку. ACS состояло главным образом из квакеров и рабовладельцев, которые нашли общую почву, хоть и ненадежную, в поддержке "репатриации". Но к этому времени большинство черных американцев были уроженцами США и не хотели эмигрировать - они хотели быть полноправными гражданами Соединенных Штатов, где жили и работали несколько поколений их предков.

В 1822 году ACS создало колонию Либерию в Западной Африке. ACS помогло тысячам освобожденных рабов и свободных чернокожих (в рамках закона) эмигрировать туда из Соединенных Штатов. Многие белые считали это более предпочтительным, чем освобождение в Соединенных Штатах. Генри Клей, один из основателей ACS и видный политик-рабовладелец из Кентукки, говорил, что черные сталкиваются

с неодолимыми предубеждениями из-за цвета их кожи и никогда не смогут объединиться  со свободными белыми этой страны. Поэтому было бы желательно, как в их собственных интересах, так и в интересах остального населения страны, избавиться от них.

После 1830 года Уильям Ллойд Гаррисон, аболиционист и проповедник, выступал за освобождение рабов, характеризуя рабовладение как личный грех. Он требовал, чтобы рабовладельцы покаялись и начали процесс освобождения. Его позиция усилила протест со стороны некоторых южан, которые указывали на долгую историю рабства во многих культурах. Некоторые аболиционисты, такие, как Джон Браун, выступали за применение вооруженной силы для разжигания восстаний среди рабов, что он сам и сделал в Харперс-Ферри. Большинство аболиционистов пытались завоевать общественную поддержку, чтобы изменить законы и пересмотреть те из них, что касались рабовладения. Аболиционисты активно выступали с лекциями на Севере и часто в ходе этих выступлений представляли публике беглых рабов. Красноречивый оратор Фредерик Дуглас стал крупным аболиционистским лидером после побега из рабства. Роман Гарриет Бичер-Стоу "Хижина дяди Тома" (1852) стал международным бестселлером и вызвал в обществе протест против рабства. Однако за ним в годы перед американской гражданской войной последовала и публикация многочисленных романов авторов-южан в духе "анти-Том".

Запрет международной работорговли в США

В соответствии с Конституцией Конгресс не мог запретить ввоз невольников для работорговли до 1808 года. Третий Конгресс регламентировал его в Законе о работорговле от 1794 года, который запрещал строительство и снаряжение судов для работорговли. Последующие акты от 1800 и 1803 гг. были попытками воспрепятствовать торговле за счет ограничения инвестиций в импорт и запрета на ввоз рабов в те штаты, которые отменили рабство - в их числе к тому времени было большинство северных штатов. Окончательный закон о запрете ввоза рабов был принят в 1807 году и вошел в силу 1808. Тем не менее, незаконный ввоз африканских рабов (контрабанда) был обычным явлением.

После того как Великобритания и Соединенные Штаты запретили международную работорговлю в 1807 году, в 1808 году в Британии начали предпринимать шаги по искоренению работорговли при помощи дипломатических мер и формирования Западно-африканской эскадры Королевского флота. С 1819 года им начали помогать силы ВМС Соединенных Штатов. С принятием договора  Уэбстера — Ашбертона в 1842 году отношения с Англией были формализованы, и обе страны совместно осуществляли блокаду Африки при помощи военного флота.

Рабство после американской революции

Несмотря на то, что Вирджиния, Мэриленд и Делавэр были рабовладельческими штатами, к началу войны в двух последних был уже высокий процент свободных чернокожих. После революции во всех трех законодательные органы упростили процедуру освобождения невольников, разрешив освобождение по договору или завещанию. Квакеры и методисты-проповедники особенно активно призывали рабовладельцев отпускать своих рабов на волю. Число и доля освобожденных невольников в этих штатах резко возросли к 1810 году. Более половины свободных чернокожих Соединенных Штатов было сосредоточено на Верхнем Юге. Доля свободных чернокожих среди черного населения Верхнего Юга выросла с менее одного процента в 1792 году до более 10 процентов в 1810 году. В штате Делавэр к 1810 году почти 75 процентов чернокожих были свободными.

В целом по США к 1810 году число свободных чернокожих достигло 186 446, что составляло 13,5 процентов всех чернокожих. По истечении этого периода рабов почти перестали освобождать, так как с развитием на Дальнем Юге хлопковых плантаций, где выращивали короткий штапельный хлопок, спрос на рабов на внутреннем рынке работорговли поднялся, и цены на них возросли.

Масштабы рабства в Америке

Растущий международный спрос на хлопок привел многих владельцев плантаций на запад в поисках подходящей земли. Кроме того, изобретение хлопкоочистительной машины в 1793 году сделало прибыльной переработку короткого штапельного хлопка, который легко выращивать в горных районах. Это изобретение произвело революцию в хлопковой промышленности, в пятьдесят раз увеличив количество хлопка, который можно было обработать за день. В конце войны 1812 года в стране производилось менее 300 000 тюков хлопка. К 1820 году объемы производства увеличилась до 600 000 тюков, а к 1850 году достигли 4 000 000. На всем Дальнем Юге начался взрывной рост производства хлопка и чрезвычайно увеличился спрос на рабский труд, необходимый для обеспечения этого роста. В результате число освобождений рабов на Юге резко снизилось.

Большинство рабов, проданных с Верхнего Юга, были из штатов Мэриленд, Вирджиния и Каролина, где после перемен в сельском хозяйстве уменьшилась необходимость их труда и спрос на рабов. До 1810 г. основными направлениями продажи рабов были Кентукки и Теннесси, но после 1810 года большую часть рабов стали отправлять в Джорджию, Алабаму, Миссисипи, Луизиану и Техас -- на Дальний Юг. Это были штаты, где хлопок занял главенствующее положение. Кентукки и Теннесси вошли в число штатов, экспортирующих рабов.

К 1815 году внутренняя работорговля стала основным видом экономической деятельности в Соединенных Штатах; это продолжалось до 1860-х годов. С 1830 по 1840 год почти 250 000 рабов было перевезено через границы штатов. В 1850-е годы было перевезено более 193 000, а в общей сложности, по оценкам историков, в вынужденной миграции по этому новому "среднему пути" приняло участие около  миллиона человек. К 1860 году численность рабов в Соединенных Штатах достигла 4 миллионов человек. На 1 515 605 свободных семей, проживавших в пятнадцати рабовладельческих штатах в 1860 году, почти 400 000 держали рабов (приблизительно каждая четвертая, или 25%), что составляло 8% от всех американских семей.

Историк Ира Берлин назвал эту вынужденную миграцию рабов "вторым Средним путем", так как там повторились многие из ужасов настоящего Среднего пути (название, данное перевозке рабов из Африки в Северную Америку). Продажа рабов разлучила много семей и принесла много страданий. Характеризуя ее как "центральное событие" в жизни раба в период между американской революцией и гражданской войной, Берлин писал, что, когда одних рабов вырывали с корнем из прежней жизни, а другие жили в постоянном страхе, что их самих или их родных против воли увезут из дома, "массовые депортации были тяжелой травмой для чернокожих, как рабов, так и свободных". Люди теряли связь со своими с семьями и родом. Учитывая еще и то, что первые колонисты брали рабов рабов из разных племен, многие этнические африканцы уже не могли сказать, к какому африканскому племени принадлежат по рождению. Большинство из них были потомками из семей, живших в Соединенных Штатах на протяжении многих поколений.

В 1840-х годах было перевезено почти 300 000 рабов, по 100 000 из них оказались в Алабаме и Миссисипи. В течение каждого десятилетия между 1810 и 1860 годами не менее 100 000 рабов вывозили из их родных штатов. За последнее десятилетие перед гражданской войной переселили 250 000 человек. Майкл Тадман писал в своей книге "Перекупщики и рабы: рабовладельцы, работорговцы и невольники на Старом Юге" (1989), что 60-70% случаев межрегиональных миграций были результатом продажи рабов. В 1820 году у ребенка с Верхнего Юга вероятность того, что его продадут на юг до 1860 года, составляла 30%. Уровень смертности среди рабов в пути к новому месту назначения по американскому Югу был ниже, чем среди пленников, которых везли через Атлантический океан, и все же их смертность превышала норму.

Две трети рабов, переселившихся на запад, были вывезены туда работорговцами. Лишь меньшинство переезжало вместе с семьями и прежними хозяевами. Работорговцы были мало заинтересованы в покупке и перевозке рабов семьями: в первые годы спрос среди плантаторов был только на молодых мужчин-рабов, способных выполнять тяжелый труд. Позже, в интересах создания "самовоспроизводящейся рабочей силы", плантаторы стали приобретать почти равное количество мужчин и женщин. Берлин писал:

Внутренняя работорговля стала самым крупным бизнесом на юге за пределами собственно плантации, и, вероятно, самым передовым в плане использования современного транспорта, финансов и рекламы. Индустрия работорговли породила свой собственный уникальный язык, из которого вошли в широкое употребление такие термины, как "prime hands" (букв.: "простые руки"), "bucks" ("баксы"), "breeding wenches" ("племенные девки") и "fancy girls" ("кралечки").

Расширение работорговли между штатами способствовало "экономическому возрождению некогда депрессивных приморских штатов", так как спрос поднял цену на рабов, выставленных на продажу.

Некоторые торговцы перевозили свой "товар" морем (самый распространенный путь - из Норфолка в Новый Орлеан), но большинство рабов были вынуждены идти пешком по суше. Некоторых отправляли вниз по реке - с таких рынков, как Луисвилл на реке Огайо и Натчез на Миссисипи. Торговцы создали постоянные маршруты миграции, обслуживаемые сетью невольничьих тюрем, загонов и барков, необходимых в качестве временного жилья для рабов. Другие занимались торговлей одеждой, продуктами и прочими товарами для невольников. По пути некоторых рабов продавали и покупали новых. Берлин заключает: "В целом, работорговля, со своими узловыми и региональными центрами, стимулами и торговыми сетями, проникла в каждую щелку южного общества. Немногие южане, черные или белые, остались в стороне от нее".

После прибытия к месту назначения рабы сталкивались с новым укладом жизни в приграничных районах, значительно отличавшимся от большинства работ на Верхнем Юге. Выкорчевывать деревья и распахивать целину под посевы - тяжелый и изнурительный труд. Скудное питание, плохая вода, утомительный переезд и тяжелая работа подрывали силы рабов и приводили к смертности. Новые плантации располагались на берегах рек, для удобства перевозки товара и поездок. Комары и другие природные факторы приводили к распространению болезней, уносивших жизни многих рабов. Там, где они жили раньше, у них было немного возможностей получить иммунитет к болезням, распространенным в низменной местности. Уровень смертности был настолько высок, что в  первые годы, пока земли под плантации приходилось отвоевывать у целины, некоторые плантаторы предпочитали по возможности использовать на этих работах не собственных невольников, а взятых в аренду.

Суровые условия на границе вызвали усиленное сопротивление рабов, и плантаторам и надсмотрщикам приходилось подавлять его с помощью насилия. Многие из рабов были непривычны к работе на хлопковых полях и к совместному труду в режиме "от рассвета до заката", что требовалось от них в новой жизни. Рабам приходилось гораздо тяжелее, чем раньше, когда они выращивали табак или пшеницу у себя на Востоке. У них было меньше времени и возможностей улучшить качество своей жизни, заведя скотину или огород, где они могли бы выращивать что-то для себя или на продажу, как можно было делать на Востоке.

В Луизиане французские колонисты разбили плантации сахарного тростника, и сахар стал у них основным товаром на экспорт. После покупки Луизианы в 1803 году американцы заселили штат и тоже стали производить сахар. С 1810 по 1830 год плантаторы покупали рабов с Севера, и численность рабов возросла с менее 10 000 человек до более 42 000. Плантаторы предпочитали покупать молодых мужчин, составлявших две трети приобретаемых невольников. Работа с сахарным тростником была еще тяжелее физически, чем выращивание хлопка. Так как невольничья рабочая сила состояла главным образом из молодых неженатых мужчин,  насилие со стороны владельцев применялось "с особенной жестокостью".

Новый Орлеан превратился в невольничий рынок и порт государственного значения, так как именно оттуда рабов отправляли на плантации пароходами вверх по Миссисипи; там же продавали и рабов, которых привозили вниз по реке, с таких рынков, как Луисвилл. К 1840 году это был крупнейший рынок работорговли в Северной Америке. Он стал самым богатым и четвертым по величине городом в стране, в основном благодаря работорговле и связанным с ней коммерческим предприятиям. Торговый сезон начинался после уборки урожая и длился с сентября по май.

Работорговцы пользовались плохой репутацией даже на юге. В 1828 году на президентских выборах кандидат Эндрю Джексон подвергся резкой критике со стороны противников как работорговец, занимавшийся продажей невольников, что шло вразрез с современными стандартами и моралью.

Положение американских рабов

Обращение с рабами в Соединенных Штатах сильно различалось в зависимости от условий, времени и места. Рабовладельческие отношения испортили многих белых, в чьей власти находились рабы, и их дети уже проявляли жестокость. Хозяева и надсмотрщики, добиваясь подчинения, прибегали к физическим наказаниям. Рабов наказывали плетьми, заковывали в кандалы, вешали, избивали, жгли, калечили, клеймили и сажали в тюрьму. Чаще всего наказание назначалось за неповиновение или нарушение правил, но иногда насилие применялось просто для того, чтобы лишний раз утвердить власть хозяина или надсмотрщика над рабом. Как правило, более жестокое обращение встречалось на крупных плантациях, зачастую управляемых надсмотрщиками и принадлежавших рабовладельцам, которые сами там не появлялись и позволяли применять насилие.

Уильям Уэллс Браун, бежавший на свободу, рассказывал, что на одной плантации рабы-мужчины должны были собирать по 80 фунтов хлопка в день, а женщины - по 70 фунтов. Если раб собирал меньше, ему давали по одному удару плетью за каждый недостающий фунт. Столб для порки стоял возле весов для взвешивания хлопка. По словам одного жителя Нью-Йорка, побывавшего на рабовладельческом аукционе в середине XIX века, по меньшей мере у троих из четввладевших небольшим колиерых выставленных на продажу мужчин-рабов, которых он видел, на спине были шрамы от порки. В семьях, где рабов было немного, напротив, между рабами и хозяевами складывались более близкие отношения; иногда вследствие этого обращение становилось более гуманным, но далеко не всегда.

Историк Лоуренс М. Фридман писал: "В десяти южных кодексах истязание рабов было объявлено преступлением... Согласно Гражданскому кодексу Луизианы от 1825 года (статья 192), в случае, если хозяин был "признан виновным в жестоком обращении", судья мог вынести решение продать пострадавшего раба - предположительно, лучшему хозяину". Хозяев и надсмотрщиков редко преследовали в соответствии с этими законами.

По словам Адальберто Агирре, в 1790-1850-е гг. в США был казнен 1 161 раб. Казни невиновных рабов, а также подозреваемых, как правило, немедленно следовали за любыми попыткам бунта - из страха перед реальным или воображаемым бунтом добровольческие отряды белых отвечали на такие попытки несоразмерными по масштабам убийствами.

Хотя большинство рабов вели жизнь крайне ограниченную с точки зрения свободы передвижения и деятельности, практически из любого правила бывают исключения; в частности, и среди рабов бывали такие, кто пользовался значительной свободой в повседневной жизни: те, кому разрешалось сдавать в аренду свой труд и кто мог жить в городах независимо от хозяина, рабы, нанимавшие белых в работники, рабы-врачи, лечившие белых пациентов из высших классов. После 1820 года, когда стало невозможно завозить новых рабов из Африки, и отчасти в результате аболиционистской критики, некоторые рабовладельцы улучшили условия жизни своих рабов, чтобы побудить их к более продуктивному труду и предотвратить побеги. Это было частью патерналистского подхода довоенной эпохи, активно поддерживаемого священниками, которые пытались смягчить обращение с рабами с помощью христианства. Рабовладельцы публиковали статьи в южных сельскохозяйственных журналах для обмена передовым опытом в обращении с рабами; они старались показать, что их система лучше, чем условия жизни промышленных рабочих на Севере.

Медицинская помощь для рабов ограничивалась общедоступными медицинскими навыками. Обычно ее оказывали другие рабы или члены семьи рабовладельцев. Многие рабы обладали медицинскими навыками, необходимыми для того, чтобы лечить друг друга, и использовали народные средства, привезенные из Африки. Кроме того, они разработали новые средства на основе американских растений и трав.

По мнению Эндрю Феде, хозяина могли привлечь к уголовной ответственности за убийство раба только если убитый раб был "абсолютно покорным и в полной власти хозяина". Например, в 1791 году законодательный орган Северной Каролины признавал умышленное убийство раба уголовным преступлением только в том случае, если раб не оказывал сопротивления и если смерть наступила не в результате "умеренного дисциплинарного воздействия" (то есть телесного наказания).

Женщины-рабыни в Соединенных Штатах, работавшие под властью хозяина, подвергались высокому риску изнасилования и сексуальных надругательств. Многие рабыни сопротивлялись сексуальному насилию, некоторые до смерти. Другие оставались травмированными как физически, так и психологически. Сексуальное насилие над рабынями частично коренится в патриархальной южной культуре, в которой чернокожие женщины считались собственностью, движимым имуществом. Южная культура крайне жестко запрещала сексуальные отношения между белыми женщинами и черными мужчинами из соображений расовой чистоты, однако в конце XVIII века множество рабов и детей рабов смешанной расы служили доказательством того, что белые мужчины часто пользовались бесправным положением рабынь. Состоятельные плантаторы-вдовцы, такие, например, как Джон Уэйлс и его зять Томас Джефферсон, держали рабынь в качестве наложниц; у них обоих было по шесть детей от этих женщин: Элизабет Хемингс и ее дочери Салли Хемингс (единокровной сестры покойной жены Джефферсона). И Мэри Чеснат, и Фанни Кембл, жены плантаторов, писали об этой проблеме на довоенном Юге в последние десятилетия перед гражданской войной. Иногда плантаторы использовали невольников смешанной расы в качестве домашней прислуги или привилегированных ремесленных рабочих, потому что те приходились им сыновьями, дочерьми или другими родственниками. В результате сотен лет рабства и подобных связей, как показали исследования ДНК, подавляющее большинство афро-американцев имеют предков европейского происхождения, как правило, по отцовской линии.

Разумеется, по современным стандартам условия жизни рабов были плохими, однако Роберт Фогель утверждал, что в первой половине XIX века всем рабочим, как рабам, так и свободным, жилось трудно.

Законы о рабовладении в США

Для того, чтобы помочь урегулировать отношения между рабом и хозяином, в том числе обеспечить правовую поддержку отношения к рабам как к собственности, штаты принимали специальные своды законов о рабовладении, чаще всего на основе законов, существующих со времен колониальной эпохи. Кодекс округа Колумбия определял раба как "человека, пожизненно лишенного свободы по закону и являющегося собственностью другого".

Хотя в каждом штате действовало свое рабовладельческое законодательство, многие положения были общими для всех рабовладельческих штатов. В соответствии с этими сводами законов, некоторые из которых были приняты в ответ на восстания рабов, учить раба читать или писать было нарушением закона. Этот запрет был уникальным для американского рабства и был призван снизить вероятность появления у рабов идей и стремлений, которые могли бы привести к бегству или бунту. Неофициально грамотность распространялась, когда белые дети учили сверстников-рабов тому, чему научились сами; в других случаях, взрослые рабы учились грамоте у свободных ремесленных рабочих, особенно те, что жили в городах, где они пользовались большей свободой передвижения.

В Алабаме рабам запрещалось покидать имение хозяина без письменного разрешения или пропуска. Такое требование существовало и в других штатах, и организованные на местном уровне патрули часто проверяли пропуска у рабов, находившихся за пределами своих плантаций. В Алабаме рабам было запрещено торговать между собой чем бы то ни было. В Вирджинии им не разрешалось пить в общественных местах на расстоянии меньше одной мили от хозяина или во время массовых собраний. Ни в одном из рабовладельческих штатов рабам не разрешалось иметь при себе огнестрельное оружие.

Рабам, как правило, законодательно запрещалось собираться группами, с единственным исключением для богослужений (одна из причин, по которым Черная церковь играет такую заметную роль в черных общинах в наши дни). После восстания Ната Тернера в 1831 году, всколыхнувшего страхи белых по всему Югу, в некоторых штатах запретили или ограничили также и религиозные собрания рабов или поставили необходимым условием, чтобы богослужение проводил белый. Плантаторы опасались, что массовые собрания будут способствовать связям между рабами, которые могут привести к бунту. Рабы тайно собирались на "сходки" в лесу.

В Огайо освобожденным рабам запрещалось возвращаться в тот штат, где они жили в рабстве. Другие северные штаты препятствовали свободным чернокожим селиться в пределах их границ. Опасаясь влияния свободных чернокожих, Вирджиния и другие южные штаты приняли законы, требующие от освобожденных рабов выехать из штата в течение года (иногда меньше), и остаться они могли только по специальному разрешению законодательного органа.

Контрабанда рабов в США

Конституция Соединенных Штатов, принятая в 1787 году, не позволяла Конгрессу полностью запретить ввоз рабов до 1808 года, хотя Конгресс ограничил его в Законе о работорговле от 1794 года, а также в последующих актах в 1800 и 1803 гг. После революции многие штаты в индивидуальном порядке приняли законы против ввоза рабов. Штаты Джорджия и Южная Каролина, напротив, возобновили работорговлю, когда поднялся спрос среди плантаторов из горных районов, разрабатывавших новые хлопковые плантации: Джорджия с 1800 года по 31 декабря 1807 года, а Южная Каролина с 1804 г. В этот период работорговцы из Чарльстона продали в эти штаты около 75 000 рабов, больше, чем было ввезено в Южную Каролину за 75 дореволюционных лет. Около 30 000 было продано в Джорджию.

К 1 января 1808 года, когда Конгресс запретил ввозить новых рабов, Южная Каролина осталась единственным штатом, где он был по-прежнему разрешен. Конгресс разрешил продавать и покупать только тех рабов, что были потомками живущих в настоящее время в Соединенных Штатах. Кроме того, граждане США могли финансово участвовать в международной работорговле и экипировке судов для нее. Внутренняя работорговля стала чрезвычайно прибыльной, так как спрос поднялся с расширением выращивания хлопка и сахарного тростника на Дальнем Юге. Рабство в Соединенных Штатах стало более или менее самовоспроизводящейся системой - путем естественного прироста среди рабов и их потомков.

Несмотря на запрет, ввоз рабов продолжался: контрабандисты провозили их в Южную Каролину в обход патруля Африканского подразделения ВМС США и по суше из Техаса и Флориды, находившихся под испанским контролем. Конгресс ужесточил наказание за ввоз рабов, классифицировав его в 1820 году как акт пиратства, и контрабандистам в случае поимки грозили суровые кары, вплоть до смертной казни. После этого "в США удалось провезти едва ли более 10 000 [рабов]". Тем не менее, контрабанда рабов в Соединенные Штаты продолжалась до самого начала гражданской войны.

Бегство американских рабов 

Во время войны 1812 года командирам  частей британского Королевского флота, принимавших участие в морской блокаде и стоявших на базе у Бермудских островов, было приказано давать свободу американским рабам-перебежчикам, как это делала королевская власть во время Войны за независимость. Тысячи беглых рабов вместе с семьями перешли на строну британской короны. Мужчины вступили в Корпус колониальной морской пехоты на оккупированном острове острове Танжер, в Чесапикском заливе.

Бывшие невольники сражались на стороне Британии на протяжении всей атлантической кампании, в том числе участвовали в атаке на Вашингтон и в луизианской кампании. Семьсот из этих бывших моряков получили землю (как сообщается, они поселились в деревнях вдоль линии военных компаний, в которых принимали участие). Множество других освобожденных американских рабов было зачислено непосредственно в полки, сформированные ранее в Вест-Индии, или во вновь созданные подразделения британской армии. Позже британцы переселили несколько тысяч освобожденных рабов в Новую Шотландию, как и освобожденных после революции. Некоторые из первых вольноотпущенников мигрировали в Сьерра-Леоне в конце XVIII века, когда там была основана британская колония. Их потомки создали Музей наследия черных лоялистов и сайт.

Рабовладельцы, в первую очередь на Юге, несли значительные потери "имущества", так как тысячи рабов бежали в британскую армию и флот в надежде на освобождение, преодолевая любые преграды. Самодовольная уверенность плантаторов в том, что рабы "довольны" своим положением, сильно пошатнулась, когда они увидели, на какой риск готовы идти невольники ради свободы. Позже, когда некоторые освобожденные рабы поселились на Бермудских островах, некоторые рабовладельцы, такие, как майор Пирс Батлер из Южной Каролины, пытались убедить их вернуться в Соединенные Штаты, но безрезультатно.

Американцы заявляли, что отказ Британии вернуть всех рабов нарушает гентский договор. В роли третейского судьи выступил русский царь, и британцы выплатили Вашингтону 1 204 960 долларов (около $ 25,5 млн в нынешних деньгах) за ущерб, что покрыло убытки рабовладельцев.

Религия рабов

До американской революции хозяева и сторонники движения за религиозное возрождения насаждали христианство среди невольников при поддержке Общества по распространению Евангелия. В о время первого Великого пробуждения, в середине XVIII века, баптисты и методисты из Новой Англии проповедовали против рабства, призывали хозяев отпустить рабов на свободу, обращали в свою веру как рабов, так и свободных чернокожих, и позволяли им играть активную роль в новых приходах. Первые независимые черные приходы появились на Юге, в Южной Каролине и Джорджии, еще до революции.

В последующие десятилетия, по мере распространения рабства по всему Югу, баптистские и методистские проповедники постепенно изменили тон своих проповедей, приспосабливаясь к новым условиям. После 1830 года белые южане выступали за совместимость христианства и рабства, приводя множество цитат как из Ветхого, так и из Нового завета. Они поддерживали христианство, считая, что оно поощряет хозяев лучше обращаться с рабами, и были сторонниками патерналистского подхода. В 1840-50-х годах вопрос о принятии рабства расколол крупнейшие в стране религиозные конфессии (методистскую, баптистскую и пресвитерианскую церкви) на отдельные северные и южные организации.

Рабы на Юге в основном посещали те же "белые" церкви, что и их хозяева, где часто превосходили численно белых прихожан. Им, как правило, разрешалось сидеть только на задних скамейках или на балконе. Они слушали белых проповедников, которые подчеркивали обязанность рабов знать свое место и определяли их одновременно и как людей, и как собственность. Проповедники учили хозяев ответственности и отеческому обращению с рабами, призывали использовать христианство для того, чтобы улучшить условия жизни рабов и относиться к ним "честно и справедливо" (Кол 4: 1). В это понятие входило требование к хозяевам владеть собой, не наказывать в гневе, не запугивать и  целом укреплять христианскую веру среди рабов личным примером.

Рабы также создавали собственные религиозные обряды, собираясь для них без надзора белых хозяев или священников. Большие плантации, где насчитывалось двадцать и более рабов, как правило, становились центрами ночных собраний, куда сходились рабы с одной или нескольких плантаций. Эти приходы организовывались вокруг единственного священника, часто неграмотного и плохо знающего богословие, но отличающегося личным благочестием и способного создать духовную атмосферу. Афроамериканцы разработали свою теологию, основанную на библейских историях, имевших для них наибольшее значение, в том числе дающих надежду на избавление от рабства путем собственного Исхода. Часть сохранившегося наследия  этих тайных общин - афро-американские спиричуэлс.

Восстания рабов в США

Историки XX века насчитывают от 250 до 311 восстаний рабов в истории американских колоний и США. В числе бунтов, разразившихся после завоевания независимости, то есть после 1776 года, выделяют:

  • Заговор Габриэля (1800) 
  •  Побег рабов в Ибо-Лэндинг (1803) 
  •  Восстание в имении Чатем (1805) 
  •  Мятеж на Немецком Берегу (1811) 
  •  Восстание Джорджа Боксли (1815) 
  •  Заговор Денмарка Визи (1822) 
  •  Восстание Ната Тернера (1831) 
  •  Восстание "черных семинолов" (1835-1838) 
  •  Захват "Амистада" (1839) 
  •  Бунт на "Креоле" (1841) 
  •   Восстание рабов у чероки (1842)

В 1831 году Нат Тернер, грамотный раб, утверждавший, что его посещают духовные видения, организовал восстание рабов в Саутгемптоне, штат Вирджиния; иногда его называют также Саутгемптонским восстанием. Тернер и его последователи убили около 60 белых, в основном женщин и детей. Многие мужчины этой местности уехали на религиозное мероприятие в Северную Каролину. В конце концов Тернер был взят в плен вместе с семнадцатью другими повстанцами, схваченными белым ополчением. Тернер и его последователи были повешены, с тела Тернера содрали кожу. В приступе страха и жажды мести ополченцы убили более 100 рабов, не участвовавших в восстании. Сотни невиновных рабов плантаторы высекли, чтобы окончательно подавить всякое сопротивление.

Это восстание побудило Вирджинию и другие рабовладельческие штаты чтобы ужесточить ограничения для рабов и свободных чернокожих, контролировать их передвижение и усилить надзор за их собраниями. В 1835 году Северная Каролина лишила свободных чернокожих избирательного права, и они больше не могли голосовать.

Права и запреты американских рабов

На всем Юге законодательные органы белых приняли новые жесткие законы, чтобы сократить и без того ограниченные права афро-американцев. В Вирджинии черным, свободным или рабам, запрещалось читать проповеди, владеть огнестрельным оружием, и кому бы то ни было запрещалось учить рабов или свободных чернокожих читать. За обучение рабов полагалось суровое наказание как для ученика, так и для учителя, включая порку или тюрьму.

Любое собрание негров с целью обучения чтению или письму, а в ночное время - для любых целей, считается противозаконным. Любой судья может выдать любому учреждению или лицу ордер на арест с предписанием войти туда, где предположительно происходит такое собрание, и схватить любого присутствующего там негра; он или любой другой судья может отдать приказ наказать такого негра плетьми.

В отличие от южных штатов, в Юте  рабовладельцы были обязаны отправлять своих рабов в школу. Черные рабы должны были проводить в школе меньше времени, чем рабы-индейцы.

Роль рабовладения в экономике США

Изобретение Эли Уитни хлопкоочистительной машины в 1793 году сделало обработку короткого штапельного хлопка прибыльной, и его начали выращивать на всем юге страны, чтобы удовлетворить спрос в США и за границей. Статистические данные показывают, что в то время как на Севере менее 10% жителей были рабами, в штате Вирджиния к 1790 году рабы составили 44% всего населения. Использование рабского труда было распространено в сельском хозяйстве, более массово на юге - в регионе, где климат был благоприятнее для широкомасштабной сельскохозяйственной деятельности. Некоторые экономисты и историки рассматривают рабство как прибыльную систему. Они не учитывают в полной мере ни правительственные расходы, необходимые для поддержания этого института, ни человеческие страдания. Переход от использования труда кабальных рабочих к рабству рассматривается как доказательство того, что рабы приносили большую прибыль владельцам. Стоимость рабов относительно того, во что обходились кабальные работники, в довоенный период действительно снизилась. Кабальные работники стали обходиться дороже с увеличением спроса на квалифицированную рабочую силу в Англии. В то же время рабы в основном поставлялись с территории Соединенных Штатов, а это снимало проблему языкового барьера, и стоимость перевозки рабов из одного штата в другой была относительно невысока. В течение десятилетий, предшествующих гражданской войне, Соединенные Штаты получили быстрый естественный прирост черного населения. Население рабов с 1810 по 1860 год увеличилось почти в четыре раза, несмотря на запрет международной работорговли в 1808 году.

Роберт Фогель и Стэнли Энгерман в книге "Время на кресте" (1974) утверждали, что коэффициент окупаемости рабов на рынке был близок к 10 процентам и сравним с инвестициями в другие активы. Фогель в своей работе1989 года "Без согласия и контракта: взлет и падение американского рабовладения" подробно останавливается на осуждении рабства с моральной точки зрения, что в конечном итоге и привело к его отмене.

Эффективность рабского труда в Америке

Ученые расходятся во мнениях по поводу количественной оценки эффективности рабства. В книге "Время на кресте" Фогель и Энгерман приравнивают эффективность к совокупной производительности факторов производства - средней выработке на единицу вложений на ферме. Если принять этот способ измерения, южные фермы, использовавшие рабский труд по артельной системе, были на 35% эффективнее северных ферм, которые использовали свободный труд. При артельной системе группы рабов выполняют синхронизированные задачи под постоянным бдительным контролем надсмотрщика. Каждая группа работала как часть машины. Если  надсмотрщику казалось, что невольник трудится не в полную силу, его могли наказать. Фогель утверждает, что такого рода негативное подкрепление применялось нечасто, и что качество жизни рабов и свободных рабочих было одинаковым. Последний пункт, однако, вызывает возражения.

Сколько стоили рабы в Америке

Под воздействием инфляции в последние шестьдесят лет перед гражданской войной цены на рабов резко возросли в  ответ на подъем спроса из-за товарного производства хлопка, а также использования рабов в перевозке грузов и промышленности. Хотя цены на рабов по сравнению с ценой кабальных работников снизились, и те и другие стали стоить дороже. Производство хлопка росло и было рассчитано на использование рабского труда, необходимого для высоких прибылей. Фогель и Энгеман первоначально утверждали, что, если бы не гражданская война, к 1890 году цены на рабов выросли бы еще больше, в среднем более чем на 50 процентов.

Цена зависела от качеств раба: ее определяли такие факторы, как пол, возраст, характер и рост. Рабыни в любом возрасте стоили дороже, чем мальчики допубертатного возраста, так как предполагалось, что они будут рожать детей и производить новых рабов, пополняя поголовье рабочей силы. Мужчины в возрасте около 25 лет были наиболее ценным товаром, так как находились на пике производительности, и до конца срока службы их можно было использовать еще довольно долго. Если раб в прошлом был замечен в неповиновении или побегах, цена на него снижалась, так как плантаторы учитывали риск повторения такого поведения. Работорговцы и покупатели смотрели на спину раба, ища шрамы от порки - если следов было много, это считалось свидетельством скорее лени или непокорности, а не жестокости предыдущего хозяина, и снижало цену на раба. Чем выше ростом были рабы-мужчины, тем выше они ценились, так как высокий рост считался показателем хорошей физической формы и производительности.

Условия рынка приводили к резким колебаниям в спросе и предложении рабов, а это, в свою очередь, отражалось на ценах. Например, рабы стали стоить дороже после снижения поставок, вызванного запретом на ввоз рабов в 1808 году. Рынок продуктов рабского труда тоже влиял на экономическую ценность рабов: спрос на них упал вместе упал с ценой на хлопок в 1840 году. Ожидаемые перемены также оказывали огромное влияние на цены. Во время гражданской войны появились большие сомнения в том, что рабство останется легальным, и мужчин в расцвете сил в Новом Орлеане в 1862 году стали продавать по цене  1 116 долларов, тогда как в 1861 году цена на них составляла 1 381 доллар.

Особенности развития Юга США

Хотя рабовладение и приносило краткосрочную прибыль, экономические выгоды от него в долгосрочной перспективе остаются предметом дискуссий. В книге "Демократия в Америке" Алексис де Токвиль отмечал, что "колонии, в которых не было рабов, стали более плотно населенными и богатыми, чем те, в которых рабство процветало". Историк Гэвин Райт пишет, что частные инвестиции денежных средств в хлопковую промышленность, помимо всего прочего, затормозили развитие на Юге коммерческих и промышленных учреждений. Государственные инвестиции в железные дороги и другие объекты инфраструктуры были незначительными. Райт утверждает, что сельскохозяйственные технологии были гораздо более развиты на юге, что представляло собой экономическое преимущество Юга над Севером Соединенных Штатов.

Экономисты Питер Х. Линдерт и Джеффри Г. Уильямсон в нескольких статьях, опубликованных в 2012 и 2013 годах, показали, что, хотя  первоначально, в 1774 году, американский Юг имел доход на душу населения примерно вдвое выше, чем на Севере, к 1800 году  доходы на юге снизились на 27 % и продолжали снижаться в течение следующих четырех десятилетий, в то время как экономика в Новой Англии и Средне-Атлантических штатах активно развивалась. К 1840 году доход на душу населения на Юге был далеко позади доходов Северо-Востока и много ниже, чем  в среднем по стране. (Примечание: Это также верно в отношении современных доходов в Соединенных Штатах начала XXI века.)

Линдерт и Уильямсон утверждают, что этот довоенный период является примером того, что экономисты Дарон Аджемоглу, Саймон Джонсон и Джеймс А. Робинсон называют "поворотом судьбы". Экономист Томас Сауэлл в своем эссе "Реальная история рабства" подтверждает наблюдение, сделанное де Токвилем, сравнивая рабство в Бразилии с рабством в Соединенных Штатах. Он отмечает, что подобные экономические тенденции характерны для рабовладельческих обществ в разных регионах мира, что свидетельствует о том, что тенденция, замеченная Линдертом и Уильямсоном, возможно, продолжалось до американской гражданской войны:

И в Бразилии, и в Соединенных Штатах - двух странах с самым большим населением рабов в Западном полушарии - под конец рабовладения те регионы, в которых были сосредоточены рабы, оказались беднее, чем другие регионы этих же стран. В Соединенных Штатах это могло было связано с гражданской войной, разорившей Юг, однако такое объяснение невозможно применить к Бразилии, где никакой гражданской войны не было. Более того, и в Соединенных Штатах Юг во многих отношениях отставал от Севера еще до войны.

Хотя рабство в Европе отмерло раньше, чем его отменили в Западном полушарии, еще в конце 1776 года оно исчезло не на всем континенте - Адам Смит писал тогда в "Богатстве народов", что в некоторых восточных регионах оно существует до сих пор. Но Восточная Европа и тогда была намного беднее, чем Западная. Северная Африка и Ближний Восток за несколько веков вывезли больше рабов из Африки к югу от Сахары, чем Западное полушарие... Но эти страны в большинстве своем оставались бедными, пока не открыли и не начали разрабатывать многочисленные нефтяные месторождения.

Сауэлл в книге "Этническая Америка: история", ссылаясь на историков Климента Итона и Юджина Дженовезе, также отмечает, что три четверти южных белых семей не владели рабами вообще. Большинство рабовладельцев жило на фермах, а не на плантациях, а кроме того, таких огромных плантаций, как вымышленные, вроде изображенных в "Унесенных ветром", было мало. В "Реальной истории рабства" Сауэлл делает следующий вывод относительно макроэкономики рабства:

Коротко говоря, хотя на эксплуатации рабов разбогатели некоторые отдельные рабовладельцы и составились кое-какие семейные состояния, это далеко еще не говорит о том, что все общество или хотя бы его не порабощенное население в целом было более экономически развитым, чем могло бы быть в отсутствие рабства. Это означает только, что миллионы людей, которых использовали в качестве домашней прислуги или для производства сельскохозяйственных и других товаров, страдали от эксплуатации и дегуманизации не во имя какой-то высшей цели, а лишь ради сиюминутной выгоды рабовладельцев.

Законы по ограничению работорговли в США

Из-за "компромисса трех пятых" в Конституции США, согласно которому рабы учитывались при подсчете численности населения, от которой зависело, сколько человек должно представлять штат в Конгрессе (хотя каждый раб считался только за 3/5 человека), класс плантаторов долго пользовался влиянием в Конгрессе, непропорциональным их численности относительно численности свободных людей среди населения США в целом.

В 1850 году Конгресс принял Закон о беглых рабах, который обязывал правоохранительные органы и граждан свободных штатов оказывать содействие в поимке и возвращении рабов. Этот закон вызвал заметный открытый и скрытый протест в свободных штатах и ​​городах, таких как Филадельфия, Нью-Йорк и Бостон. Рабы по-прежнему бежали на юг через реку Огайо и другие отрезки линии Мэйсона-Диксона, разделяющей Север и Юг, на Север и в Канаду по "подземной железной дороге". Некоторые белые северяне помогали бывшим рабам скрываться от бывших хозяев или обрести свободу, добравшись до Канады.

В рамках Компромисса 1850 года Конгресс отменил внутреннюю работорговлю (но не законность рабства) в округе Колумбия. После 1854 года республиканцы утверждали, что Slave Power ("Власть рабства"), активно про-рабовладельчески настроенная демократическая партия, контролирует две из трех ветвей федерального правительства.

Аболиционисты, понимая, что полное уничтожение рабства в качестве ближайшей цели нереалистично, стремились предотвратить распространение его на новые штаты, образовавшиеся из западных территорий.  Компромисс Миссури, Компромисс 1850 года и Кровавый Канзас - все это были попытки определиться с тем, быть ли новым штатам рабовладельческими или свободными и каким образом может быть принято такое решение. Обе стороны были обеспокоены тем, как эти решения скажутся на расстановке сил в Сенате.

После принятия закона Канзас-Небраска в 1854 году на Территории Канзас, где вопрос о том, будет ли она принята в Союз в качестве рабовладельческого или свободного штата, был оставлен на усмотрение жителей, вспыхнул приграничный вооруженный конфликт. Мигранты из свободных и рабовладельческих штатов перебирались в Канзас с намерением голосовать. Аболиционист Джон Браун принял активное участие в боевых действиях "Кровавого Канзаса", как и многие белые южане, выступавшие против отмены рабства.

Авраам Линкольн и политическая платформа республиканцев в 1860 году ставили целью предотвратить дальнейшее распространение рабства. Правительства рабовладельческих штатов считали, что если рабство не распространится дальше, оно умрет. Если его необходимо ограничивать - значит, оно вредно, а с этим политические лидеры белых южан согласиться не могли.

Мог ли американский раб обратиться в суд

По мере развития рабовладельческих и свободных штатов после Американской революции, в ходе широкомасштабных коммерческих предприятий и военных действий, стали возникать ситуации, когда хозяева привозили рабов в свободные штаты. Большинство свободных штатов не только запретило рабство, но постановило, что рабы, привезенные и удерживаемые там нелегально, могут получить свободу. Такие случаи были иногда известны как "дела о транзите".

Дред Скотт и его жена Харриет Скотт подали в суд в Сент-Луисе, требуя предоставить им свободу после смерти хозяина, на том основании, что их когда-то ввозили в свободный штат (в северную часть Луизианы, где рабство было ликвидировано в соответствии с условиями Миссурийского компромисса). (В дальнейшем эти два дела были объединены под названием "дело Дреда Скотта".) Скотт подал иск на освобождение в 1846 году и прошел через два суда штата - первый иск отклонил, второй предоставил свободу обоим супругам (и, соответственно, двум их дочерям, которых тоже незаконно возили в свободные штаты). В течение 28 лет суды штата Миссури в целом соблюдали законы соседних свободных штатов и территорий и предоставляли рабам свободу в тех случаях, когда рабов незаконно ввозили на территорию свободного штата. Однако в случае Дреда Скотта Верховный суд штата вынес решение не в пользурабов, объявив, что "времена теперь не те, что прежде".

Когда Скотт и его защитники обжаловали решение в Верховном суде США, судья Верховного суда, рабовладелец Роджер Б. Тэни, без всяких оснований отказал Скотту в освобождении. В решении 1857 года, семью голосами против двух, суд постановил, что раб не становится свободным, когда его ввозят в свободный штат; что Конгресс не может запретить рабство на какой-либо территории; что люди африканского происхождения, ввезенные в Соединенные Штаты и ​​обращенные в рабство, а также их потомки, никогда не могут стать гражданами. Никакой штат не может запретить рабовладельцам ввозить рабов на свою территорию. Многие республиканцы, в том числе Авраам Линкольн, считали это решение несправедливым и служащим доказательством того, что "Сила рабства" подмяла под себя Верховный суд. Решением главного судьи Роджера Б. Тэни рабы и их потомки были фактически лишены прав гражданства. Аболиционисты пришли в негодование, рабовладельцы оживились, и нарастающее напряжение вокруг этого вопроса в конце концов привело к гражданской войне. Критики отмечают, что в то время, когда составлялась Конституция, в пяти штатах, включая Северную Каролину, свободные чернокожие имели право голоса.

Освобождение американских рабов

Президент Авраам Линкольн

Раскол стал полностью очевидным во время президентских выборов 1860 года. Электорат разделился на четыре части. Южные демократы были за рабство, республиканцы против. Северные демократы заявляли, что демократия требует, чтобы решение о рабстве принималось на местном уровне - в каждом штате и на каждой территории. Партия конституционного союза объявила, что на карту поставлено само существование Союза, и во всех прочих вопросах нужно искать компромисс.

Республиканец Линкольн был избран подавляющим большинством голосов избирателей и большинством голосов выборщиков. Однако в десяти южных рабовладельческих штатах имени Линкольна не было в бюллетенях. Многие рабовладельцы на юге опасались, что истинное намерение республиканцев - отменить рабство в тех штатах, где оно узаконено, и что внезапное освобождение четырех миллионов рабов создаст трудности для рабовладельцев и для экономики, получавшей огромные прибыли от труда людей, которым не надо было платить.

Рабовладельцы также утверждали, что запрет рабства в новых штатах нарушит то, что они считали шатким равновесием между свободными и рабовладельческими штатами. Они опасались, что нарушение этого равновесия может привести к доминированию северных свободных штатов в федеральном правительстве. Это побудило семь южных штатов отделиться от Союза. Когда южные войска напали на военную базу армии США в форте Самтер, началась американская гражданская война, после чего отделились еще четыре рабовладельческих штата. Северные лидеры рассматривали выгоды рабовладения как угрозу с политической точки зрения, и перспектива создания после отделения нового государства, Конфедерации Штатов Америки, контролирующего Миссисипи и часть Запада, была для них политически неприемлемой.

Гражданская война в Америке

Американская гражданская война, начавшаяся в 1861 году, положила конец рабству в Америке. Вскоре после начала войны, с помощью юридической уловки, предложенной Союзу генералом Бенджамином Ф. Батлером, адвокатом по профессии, рабы, оказавшиеся во "владении" Союза,  были объявлены "военной контрабандой". Генерал Батлер объявил, что они не подлежат возврату хозяевам-конфедератам, как было до войны. Вскоре слухи об этом широко распространились, и многие рабы стали искать убежища на территории Союза, в надежде попасть в категорию "контрабанды". Многие из "контрабандных" рабов присоединились к армии Союза в качестве работников и солдат, образовав целые полки - "Цветные войска" США . Некоторые отправились в лагеря беженцев, такие, как  лагерь Гранд Контрабанда неподалеку от форта Монро, или бежали в северные города. Трактовка генерала Батлера получила поддержку, когда Конгресс принял Закон о конфискации от 1861 года, согласно которому любое имущество, используемое армией Конфедерации, включая рабов, подлежит конфискации войсками Союза.

В начале войны некоторые командиры Союза считали, что беглых рабов следует возвращать хозяевам. К 1862 году, когда стало ясно, что война будет затяжной, вопрос о том, как быть с рабством, стал рассматриваться шире. Южная экономика и военная мощь держались на рабском труде. Стало казаться нелогичным защищать рабство и в то же время во время блокировать южную торговлю и уничтожать южную промышленность. Как выразился один конгрессмен, рабы "...не могут сохранять нейтралитет. Если не в качестве солдат, так в качестве работников они так или иначе будут на стороне либо бунтовщиков, либо Союза". То же конгрессмен - и его единомышленники, радикальные республиканцы - оказывали давление на Линкольна, чтобы он как можно скорее освободил рабов, в то время как умеренные республиканцы склонялись к поэтапному освобождению с компенсацией хозяевам и последующей колонизации. "Медноголовые", пограничные штаты и партия "военных демократов" выступали против освобождения, хотя пограничные штаты и "военные демократы" в конце концов примирились с ним как со средством войны на уничтожение, необходимым для сохранения Союза.

Как отменяли рабство в Америке

Прокламация об освобождении рабов - приказ президента Линкольна от 1 января 1863 года. Одним росчерком пера она изменила правовой статус трех миллионов рабов на территориях Конфедерации с точки зрения правительства США - из рабов они стали свободными. Практическим следствием ее было то, что, как только раб выходил из-под контроля правительства Конфедерации - после побега или по мере продвижения федеральных войск, - он становился юридически и фактически свободным. Плантаторы, понимая, что освобождение рабов обрушит их экономическую систему, иногда перевозили своих невольников по возможности за пределы досягаемости для армии Союза. К июню 1865 года армия Союза взяла под контроль всю территорию Конфедерации и освободила всех находившихся там рабов.

В 1861 году Линкольн выразил опасение, что преждевременные попытки освобождения рабов приведут к потере пограничных штатов. Он считал, что "потерять Кентукки - это почти то же самое, что проиграть всю игру". Поначалу Линкольн отклонял все попытки упразднить рабство со стороны военного министра Саймона Камерона и генералов Джона Ч. Фримонта (в Миссури) и Дэвида Хантера (в Южной Каролине, Джорджии и Флориде), чтобы сохранить лояльность пограничных штатов и "военных демократов".

Линкольн объявил о своей Прокламации об освобождении рабов членам своего кабинета 21 июля 1862 года. Государственный секретарь Уильям Г. Сьюард посоветовал Линкольну дождаться военной победы, и только потом издавать Прокламацию, в противном случае это будет похоже на "последний отчаянный крик перед отступлением". В сентябре 1862 года сражение при Энтитеме стало подходящим поводом, и Конференция военных губернаторов поддержала Прокламацию. Линкольн уже опубликовал письмо, в котором отдельно обращался к приграничным штатам с призывом принять освобождение рабов как необходимую меру для спасения Союза. Позже он говорил, что рабство стало "в определенном смысле причиной войны".

Линкольн обнародовал предварительную Прокламацию об освобождении 22 сентября 1862 года и объявил, что окончательно она будет принята в том случае, если его поэтапный план, предполагающий компенсацию хозяевам освобожденных рабов и добровольную колонизацию, будет отклонен. Поэтапный план принял только округ Колумбия, и 1 января 1863 года Линкольн издал окончательную Прокламацию об освобождении. В письме к Ходжесу он выразил убежденность в том, что

Если рабство не зло, то зла в мире вообще нет... И, однако, до сих пор мне никогда не приходило в голову, что пост президента дает мне неограниченное право действовать официально в соответствии с этими взглядами... Уверяю, что не я управлял ходом событий, но откровенно признаюсь в том, что события управляли мной.

Линкольновская Прокламация об освобождении от 1 января 1863 г. была сильным ходом: она обещала дать свободу рабам Конфедерации, как только войска Союза вступят на ее территорию, и санкционировала вербовку афроамериканцев в армию Союза. Прокламация об освобождении не давала свободы рабам союзнических рабовладельческих штатов, граничащих с Конфедерацией. Поскольку Конфедерация южных штатов не признавала власти президента Линкольна, а на приграничные штаты действие Прокламации не распространялось, на первых порах она принесла свободу только тем рабам, что бежали на территорию Союза. Прокламация сделала отмену рабства официальной целью войны, которая и была достигнута, когда Союз захватил территорию Конфедерации. По данным переписи 1860 года, эта политика позволила освободить почти четыре миллиона рабов, то есть более 12% от общей численности населения Соединенных Штатов.

На основании военных полномочий президента Прокламация об освобождении распространялась на территории, удерживаемые на тот момент конфедератами. Тем не менее, Прокламация стала символом все более решительного намерения Союза включить освобождение рабов в свое понимание свободы. Линкольн играл ведущую роль в убеждении Конгресса проголосовать за Тринадцатую поправку, которая сделала освобождение рабов всеобщим и окончательным.

Рабы-афроамериканцы не стали ждать, пока Линкольн даст им свободу - они бежали от хозяев и пробирались на территорию Союза. С первых лет войны сотни тысяч афроамериканцев бежали в армию Союза, особенно в таких контролируемых Союзом регионах, как Норфолк и Хэмптон-Роудс (до 1862 года - Вирджиния, после - Теннесси), на протяжении линии марша Шермана и т.д.  В армию Союза бежало столько афроамериканцев, что командиры стали открывать для них лагеря и школы, где и взрослые, и дети учились читать и писать. Американская миссионерская ассоциация поддерживала воюющих, посылая учителей на юг в таких контрабандные лагеря, в частности, открыла школы в Норфолке и на близлежащих плантациях.

Кроме того, около 200 000 афроамериканских мужчин геройски сражались в войсках Союза в качестве солдат и матросов. Большинство из них были беглыми рабами. Конфедерация была возмущена тем, что чернокожие взяли в руки оружие, и отказывалась признавать их военнопленными. Многих из них убивали (пример тому - резня в форте Пиллоу), а других возвращали в рабство.

Закон об образовании территории Аризоны 24 февраля 1863 года запретил рабство на вновь образованной территории. В Теннесси и во всех пограничных штатах (за исключением Кентукки) рабство отменили в начале 1865 года. Тысячи рабов были освобождены согласно Прокламации об освобождении, когда войска Союза вошли на Юг. К оставшимся южным рабам свобода пришла после того как все войска Конфедерации сложили оружие - весной 1865 года.

Несмотря на нехватку людей на Юге, до 1865 года большинство южных лидеров возражали против того, чтобы брать рабов в солдаты и давать им в руки оружие. Однако некоторые конфедераты допускали такую возможность. Наконец, в начале 1865 года, генерал Роберт Э. Ли заявил, что без черных солдат не обойтись, и соответствующий закон был принят. В апреле, когда война закончилась, первые черные военные части еще проходили обучение перед отправкой на фронт.

Конец рабства в США

Букер Т. Вашингтон вспоминает День освобождения в начале 1863 года, когда он был девятилетним мальчиком и жил в Вирджинии:

По мере того как великий день приближался, в невольничьих бараках все чаще слышались песни. Они звучали смелее, громче, чем обычно, и дольше не стихали по ночам. Почти во всех песнях, что пели на плантациях, так или иначе упоминалось о свободе... Какой-то мужчина, с виду чужак (вероятно, офицер Соединенных Штатов) произнес небольшую речь, а затем зачитал довольно длинную бумагу - должно быть, Прокламацию об освобождении. После этого нам сказали, что все мы теперь свободны и можем идти, куда и когда нам угодно. Моя мать, стоявшая рядом со мной, наклонилась и поцеловала нас, детей, а по щекам у нее текли радостные слезы. Она объяснила нам, что все это значит - что настал тот день, о котором она так долго молила Бога, но боялась, что так до него и не доживет.

Война закончилась 22 июня 1865 года, и после капитуляции Прокламация об освобождении вступила в силу во всех остальных регионах Юга, которые еще не освободили рабов. Кое-где рабство продержалось еще несколько месяцев. 19 июня федеральные войска вошли в Галвестон, штат Техас, чтобы обеспечить действие Закона об освобождении. Этот день и сейчас отмечают в нескольких штатах как День свободы.

Тринадцатая поправка, упразднившая рабство, оставляя его только в качестве наказания для преступников, была принята Сенатом в апреле 1864 года, а Палатой представителей - в январе 1865 года. Чтобы эта поправка вступила в силу, ее должны были ратифицировать три четверти штатов, что и произошло 6 декабря 1865 года, когда ее ратифицировала Джорджия. В этот день все, кто еще оставался в рабстве, стали официально свободными.

С юридической точки зрения последние 40-45 тысяч рабов в последних двух рабовладельческих штатах - Кентукки и Делавэре - были освобождены после окончательной ратификации Тринадцатой поправки к Конституции 18 декабря 1865. Те, кого все еще удерживали  в рабстве в Теннесси, Кентукки, Канзасе, Нью-Джерси, Делавэре, Западной Вирджинии, Мэриленде, Миссури, Вашингтоне, округе Колумбия и двенадцати округах Луизианы, с этого дня тоже стали юридически свободными. Американский историк Р. Палмер высказал мнение, что отмена рабства в Соединенных Штатах без компенсации бывшим рабовладельцам была "абсолютным попранием прав личной собственности, не имеющим аналогов... в истории западного мира". Специалист по истории экономики Роберт Э. Райт утверждает, что освобождение вышло бы намного дешевле и почти не стоило бы крови, если бы вместо Гражданской войны федеральное правительство просто скупило всех рабов у хозяев и отпустило на свободу. Другой историк экономики, Роджер Рэнсом, писал о том, как Джеральд Гундерсон сравнивал стоимость компенсации за освобождение с расходами на войну и "заметил, что обе цифры примерно одного порядка - от 2,5 до 3,7 миллиардов долларов". Рэнсом также пишет, что сумма компенсации за освобождение рабов втрое превысила бы сумму федеральных расходов, если бы ее выплачивали в течении 25 лет, и что в 1960-е годы эта программа не имела в США никакой политической поддержки.

Принудительный труд в США

Даже после издания Прокламации об освобождении и принятия Тринадцатой поправки к Конституции Соединенных Штатов путь к свободе для большинства бывших рабов в Соединенных Штатах оставался тернистым. Хотя Конституция Соединенных Штатов была и остается высшим законом страны, она, как и Прокламация об освобождении, не действовала сама собой, автоматически. Текст и принципы, изложенные в них, без силового принуждения к их исполнению так и остались бы словами и сами по себе отменить рабство не могли. Принятие Тринадцатой поправки только сделало рабство и все формы принудительного труда, за исключением  наказания для преступников, неконституционным. На то, чтобы упразднить рабство - то есть в полной мере реализовать Тринадцатую поправку - после 1865 года ушло еще не одно десятилетие. Исполнение Тринадцатой поправки началось в период реконструкции, но до полной ее реализации пришлось потерпеть множество неудач.

Сторонники 13-й поправки к Конституции знали, что без законодательства, кодифицирующую ее в виде законов и положений, а также правоохранительных органов, которые будут поддерживать эти законы, по-настоящему покончить с рабством не удастся, и это стало причиной для включения в 13-ю поправку раздела 2, предписывающего Конгрессу принимать законы, способствующие реализации этой поправки. Кроме того, федеральное правительство направило на юг войска, чтобы обеспечить защиту бывших рабов, все еще живших среди своих бывших хозяев.

В эпоху реконструкции,  с 1 января 1863 года по 31 марта 1877 года, федеральные войска были размещены на юге специально для того, чтобы чернокожих не обратили в рабство снова, пока общество не завершило переход к свободному труду. Однако во время "позолоченного века", последовавшего за выводом войск, черные были оставлены на милость белых. Когда афроамериканцы на юге лишились защиты федеральных войск, белые ввели законы, ограничивавшие свободу их передвижения, и нашли новые способы принудительно использовать их труд.

Это продолжалось и в XX веке. Президент Линдон Джонсон отменил кабальную зависимость в 1966 году, и земледелие на всех плантациях, по всей стране резко пошло на спад. Журналист Дуглас А. Блэкмон писал в книге "Рабство под другим названием", получившей Пулитцеровскую премию, что многие афроамериканцы были практически рабами - их труд использовали по системам принудительного арендного найма, которые вошли в практику после гражданской войны. В большинстве южных штатов не было тюрем: осужденных сдавали в аренду предприятиям и фермерским хозяйствам, а арендатор оплачивал их питание и жилье. Это открывало огромный простор для злоупотреблений.

В дальнейшем принудительный труд принимал различные формы, но изначально сюда входили принудительный арендный найм осужденных, кабальная зависимость и испольная система, причем последняя в конечном счете распространилась и на белых бедняков. К 1930 году белые составляли большую часть испольщиков на юге. Механизация сельского хозяйства снизила потребность в сельскохозяйственной рабочей силе, и многие чернокожие покинули Юг в ходе Великой миграции.

Территории и штаты вводили штрафы и наказания за самые разнообразные мелкие правонарушения и использовали их как предлог, чтобы арестовывать и приговаривать чернокожих. В рамках программ принудительного арендного найма осужденных афроамериканцев, зачастую совершенно невиновных, арестовывали, принуждали работать бесплатно, многократно перекупали и перепродавали и вынуждали повиноваться приказам арендатора. Испольная система, практиковавшаяся в течение этого периода, часто включала в себя жесткие ограничения свободы передвижения испольщиков: за уход с плантации их могли высечь. Как испольная система, так и принудительная сдача в аренду осужденных были законны и считались приемлемыми как на Севере, так и на Юге. Однако кабальная зависимость была незаконной формой принудительного труда. Власти закрывали на нее глаза, и тысячи афроамериканцев и бедных англоамериканцев были порабощены и содержались в неволе до середины 1960-х - конца 1970-х годов.

За исключением отмены кабальной зависимости, в период реконструкци федеральное правительство не предпринимало практически никаких шагов для обеспечения 13-й поправки до декабря 1941 года, когда президент Франклин Делано Рузвельт затребовал к себе генерального прокурора. Через пять дней после Перл-Харбор по требованию президента генеральный прокурор Фрэнсис Биддл издал циркуляр № 3591 для всех федеральных прокуроров, поручавший им активно расследовать и рассматривать в суде каждый случай использования подневольного или рабского труда. Несколько месяцев спустя принудительная сдача в аренду осужденных была официально отменена. Однако те же методы сохранились в других формах.

Со временем возникло обширное движение за гражданские права, требовавшее полных прав граждан и равенства перед законом для всех американцев.

Тюремное рабство в США

Когда отмена рабства стала правовой реальностью, белых южан беспокоило и то, как теперь контролировать только что освободившихся рабов, и то, как продолжать использовать их для самого черного труда. Система принудительного арендного найма осужденных была введена во время реконструкции, полностью реализована в 1880 году, а официально отменена в последнем штате - Алабаме - в 1928 году. Она сохранялась в различных формах, пока не была упразднена в 1942 году президентом Франклином Д. Рузвельтом во время Второй мировой войны, через несколько месяцев после нападения на Перл-Харбор, после которого США стали участниками конфликта. Эта система позволяла частным подрядчикам покупать труд осужденных у государственных или местных органов власти на определенный период. Афроамериканцы, в силу "активного и избирательного применения законов и дискриминации при вынесении приговоров",  составляли подавляющее большинство арендуемых осужденных. Писатель Дуглас А. Блэкмон пишет об этой системе:

Это была форма рабства, заметно отличавшаяся от рабства довоенного Юга: оно существовало главным образом для мужчин и относительно немногих женщин, оно не было пожизненным и не распространялось автоматически на следующее поколение. И, тем не менее, это было именно рабство - система, в которой множество свободных людей, не виновных в совершении каких-либо преступлений и по закону имеющих право на свободу, были вынуждены трудиться без всякой компенсации, их многократно покупали и продавали и заставляли повиноваться белым хозяевам, регулярно применяя к ним жесточайшее физическое насилие .

Конституционным основанием для принудительного арендного найма осужденных было то, что Тринадцатая поправка, отменив рабство и принудительный труд в целом, одновременно прямо санкционировала его в качестве наказания для преступников.

Жизнь американских рабов после освобождения

Законы против грамотности, введенные после 1832 года, внесли большой вклад в проблему широко распространенной неграмотности, вставшей перед получившими свободу невольниками и другими афроамериканцами 35 лет спустя, после освобождения и гражданской войны. Проблема неграмотности и необходимость образования рассматривались в качестве одной из самых больших трудностей, с которыми столкнулись эти люди, когда пытались встроиться в систему свободного предпринимательства и заработать на жизнь в период реконструкции и после.

Поэтому многие черные и белые религиозные организации, бывшие офицеры и солдаты армии Союза и богатые благотворители вдохновились идеей создавать и финансировать возможности для просвещения, специально для того, чтобы улучшить положение афроамериканцев; некоторые афроамериканцы еще во время войны открыли свои собственные школы. Северяне помогли создать многочисленные педагогические училища, из которых выросли, в частности, Хамптонский и Таскиджийский университеты, для подготовки учителей, а также другие колледжи для бывших рабов. Чернокожие считали учительство высшим призванием, а образование стало главной целью для детей и взрослых. Многие из самых талантливых посвятили себя этому труду. Некоторым школам потребовались годы, чтобы достичь высокого уровня, но, как бы то ни было, им удалось подготовить тысячи учителей. Как отмечает У. Э. Б. Дюбуа, колледжи для чернокожих были далеки от идеала, однако "за одно поколение они дали Югу тридцать тысяч черных учителей" и "покончили с безграмотностью большинства чернокожих в стране".

Северные благотворители продолжали поддерживать образование для черных и в XX веке, несмотря на то, что в черных общинах нарастало напряжение, примеры чего приводят Букер Т. Вашингтон и У. Э. Б. Дюбуа, подчеркивая разницу между промышленным и классическим академическим образованием на уровне колледжа. Одним из главных пожертвователей Хамптонскому институту и Таскиджийскому университету был Джордж Истман, который также помогал финансировать программы здравоохранения  в колледжах и общинах. Сотрудничая с Вашингтоном в первые десятилетия XX века, меценат Джулиус Розенвальд создал подобные фонды для помощи общинам, строящим сельские школы для чернокожих детей. Он настаивал на сотрудничестве белых и черных, желая убедиться, что контролируемые белыми попечительские советы возьмут на себя обязательство поддерживать школы. К 1930-м годам родители местных детей помогли собрать средства (иногда внося свой вклад в виде рабочей силы или земли) для создания более 5 000 сельских школ на юге. Другие благотворители, такие как Генри Х. Роджерс и Эндрю Карнеги, оба происходившие из семей скромного достатка и сумевшие разбогатеть, использовали подобные благотворительные фонды для стимуляции развития местных библиотек и школ.

Извинения Конгресса США за рабство

24 февраля 2007 года Генеральная Ассамблея Вирджинии приняла совместную резолюцию обеих палат под номером 728, где признавала "с глубоким сожалением использование подневольного труда африканцев и эксплуатацию коренных американцев" и призывала "к примирению всех жителей Вирджинии". С принятием этой резолюции Вирджиния стала первым штатом, признавшим на уровне местного органа власти негативную роль своего штата в рабовладении. Принятие этой резолюции состоялось в преддверии 400-й годовщины со дня основания Джеймстауна, штат Вирджиния (первое постоянное английское поселение в Северной Америке), который был одним из колониальных портов, куда ввозили рабов.

30 июля 2008 года Палата представителей США приняла резолюцию с извинениями за американское рабство и последующие дискриминационные законы.

Сенат США единогласно принял аналогичную резолюцию 18 июня 2009 года, принеся извинения за «фундаментальную несправедливость, жестокость, безжалостность и бесчеловечности рабства". В резолюции также четко указано, что она не может служить основанием для требования компенсации.

Расовая проблема в США 

Исследование 2016 г., опубликованное в "The Journal of Politics", показало, что "белые, живущие в настоящее время в южных округах, где в 1860 году была высокая доля рабов среди населения, с большей вероятностью определяют себя как республиканцев, выступают против политики равных возможностей и выражают расовую неприязнь и более прохладное отношение к чернокожим". Авторы исследования считают, что "современные различия в политических позициях по всем округам американского Юга отчасти берут начало в распространенности рабства более 150 лет назад". Авторы утверждают, что их выводы согласуются с теорией, по которой "после гражданской войны белые южане получили политические и экономические стимулы для укрепления существующих расистских норм и институтов, чтобы сохранить контроль над освобожденным афроамериканским населением. Это усугубило местные различия в распространенности консервативных в расовом отношении политических взглядов, которые, в свою очередь, передались следующим поколениям местных жителей".

Исследование 2017 г. в "British Journal of Political Science" показало, что британские американские колонии где рабства не существовало, активнее развивали демократические институты, чтобы привлечь к себе рабочих-мигрантов.

Оправдание рабства в США

Аргументы в защиту рабства в Америке

В XIX веке сторонники рабства часто защищали этот институт как «неизбежное зло». Белые люди того времени боялись, что освобождение черных рабов будет иметь более вредные социально-экономические последствия, чем дальнейшее существование рабства. В 1820 году Томас Джефферсон, один из отцов-основателей Соединенных Штатов, писал в письме о рабстве:

Мы держим волка за ухо и не можем ни удержать его, ни отпустить без последствий. На одной чаше весов - справедливость, на другой - самосохранение.

Французский писатель и путешественник Алексис де Токвиль в своей книге "Демократия в Америке" (1835) высказывался против рабства, наблюдая его влияние на американское общество. Он считал, что многонациональное общество без рабства не устоит, так как, по его мнению, чем больше прав получали чернокожие (например, в северных штатах), тем сильнее было предубеждение против них. Он считал, что взгляды белых южан и концентрация черного населения на юге страны привели к равновесию между белым и черным населением и представляют опасность для обеих рас. Освобождение рабов он считал невозможным из-за расовых различий между ними и рабовладельцами.

Роберт Э. Ли писал в 1856 году:

Думаю, в наш просвещенный век мало кто станет отрицать, что рабство как институт является злом в моральном и политическом отношении. Нет смысла распространяться о его недостатках. Я считаю, что это даже большее зло для белых, чем для цветных. В то время как мои чувства целиком на стороне последних, мое сочувствие к первым сильнее и глубже. Неграм живется неизмеримо лучше, чем в Африке, как в моральном отношении, так и в физическом, и в социальном. Суровая школа, которую они проходят сейчас, необходима для их дальнейшего формирования как расы и готовит их, как я надеюсь, к лучшей доле. Сколько еще должна продолжаться их подневольная жизнь - известно лишь милосердному Провидению и находится всецело в его власти.

Разные мнения о рабстве

Однако по мере того, как крепла агитация движения за отмену рабства и расширялись площади, отведенные для разработки плантаций, извинения за рабство стали все меньше слышны на Юге. Политические лидеры стали говорить о рабстве как о выгодной системе организации рабочей силы. Джон К. Кэлхун в своей известной речи в Сенате в 1837 году заявил, что рабство "не зло, а благо - несомненное благо". Кэлхун  обосновывал свою точку зрения следующими соображениями: в любом цивилизованном обществе одна часть общества живет за счет труда другой; образование, науки и искусства требуют досуга; африканскому рабу, пользующемуся добротой и заботой хозяина и хозяйки и имеющему уход в старости, живется лучше, чем свободным рабочим в Европе; а кроме того, при рабовладельческом строе удается избежать конфликта труда и капитала. Преимущества рабства в этом отношении, по его заключению, "будут становиться все более и более явными по мере того, как страна будет приумножать свои богатства и численность населения, если ей удастся избежать вмешательства извне".

В числе других писателей Юга, которые также стали изображать рабство как несомненное благо, были Джеймс Генри Хэммонд и Джордж Фицхью. Они представили несколько аргументов в защиту рабства на Юге. Хэммонд, как и Кэлхун, считал рабство необходимым средством для развития остальной части общества. В своем выступлении в Сенате 4 марта 1858 года Хэммонд изложил свою "лежневую теорию" и отстаивал свою точку зрения на рабство таким образом: "Такой класс непременно должен существовать, иначе не будет и другого класса, того, от которого зависит прогресс, цивилизация и высокая культура. Он представляет собой опорный лежень общества и политической власти, и пытаться строить то и другое без этого лежня - все равно что строить дом в воздухе". Хэммонд полагал, что в каждом классе должна быть группа людей, выполняющих всю черную работу, потому что иначе лидеры общества не смогут вести его вперед. Он утверждал, что наемные рабочие Севера - такие же рабы: "Разница... в том, что наши рабы получают работу на всю жизнь и имеют за нее хорошее вознаграждение: они не голодают, не попрошайничают, не знают безработицы", тогда как на Севере работу еще нужно найти.

Джордж Фитцхью использовал для оправдания рабства идею о превосходстве белой расы и писал, что "негр - всего лишь большой ребенок, и им нужно руководить, как ребенком". В своем "Универсальном законе рабства" Фитцхью утверждает, что рабство обеспечивает все необходимое для жизни и что раб не сможет выжить в свободном мире, поскольку он ленив и не сможет конкурировать с умной европейской белой расой. Он утверждал, что "негры-рабы на Юге - счастливейшие и в некотором смысле свободнейшие люди в мире". Без Юга "он (раб) стал бы невыносимый бременем для общества", и "общество имеет право не допустить этого, что возможно только при условии содержания его в домашнем рабстве".

21 марта 1861 года вице-президент Конфедерации Александр Стивенс произнес свою Корнерстонскую речь.  Он объяснил различия между конституциями Конфедеративной Республики и Соединенных Штатов и изложил свой взгляд на причину американской гражданской войны, а также высказался в защиту рабства.

Новая конституция навсегда положила конец всякой агитации против нашего своеобразного института - рабства африканцев в том виде, в каком оно существует у нас, против надлежащего статуса негров, который они занимают в нашей цивилизации. Это явилось непосредственной причиной недавнего раскола и происходящей сейчас революции. Джефферсон предсказывал, что это станет "утесом, о который разобьется прежний союз". Он оказался прав. То, что для него было предположением, ныне свершившейся факт. Но до конца ли он постиг великую истину, на которой этот утес стоял и стоит, - в этом можно сомневаться. Господствующие идеи, руководившие им и большинством ведущих государственных деятелей времен формирования прежней Конституции, состояли в том, что порабощение африканцев было нарушением законов природы; что оно неправильно в принципе, в отношении социальном, моральном и политическом. Это было зло, с которым они не умели бороться, однако общее мнение людей того времени сводилось к тому, что так или иначе, волею Провидения, этот институт окажется недолговечным и отомрет... Эти идеи были, однако, в корне неверны. Они исходили из предположения о равенстве рас. Это было ошибкой. Это был песок вместо фундамента, и государственная идея, построенная на нем, не устояла - "и подули ветры, и налегли на дом тот, и он упал".

Наше новое правительство основывается на диаметрально противоположной идее; краеугольным камнем в его фундаменте лежит та великая истина, что негр не равен белому человеку, и что рабство, то есть подчинение высшей расе, является его естественным и нормальным состоянием.

Порабощение индейцев

На протяжении XVI, XVII и XVIII веков рабство индейцев, то есть порабощение коренных американцев европейскими колонистами, было обычным явлением. Многие из этих рабов были вывезены в северные и заокеанские колонии, особенно много - на "сахарные острова" Карибского моря. По оценкам историка Алана Гэллэя,  с 1670 по 1715 год английские работорговцы на территории, которая составляет сейчас южную часть США, продали от 24 000 до 51 000 коренных американцев.

Рабство коренных американцев было организовано в колониальной и мексиканской Калифорнии французскими миссиями, теоретически имеющих право на десять лет труда коренных жителей, но на практике их оставляли в рабстве навсегда, до тех пор, пока это положение не было отменено в середине 1830-х годов. После вторжения американских войск в 1847-48 гг. "бродяжничающие или осиротевшие индейцы" стали де-факто рабами в новом штате, и это продолжалось с его основания в 1850 году до 1867 года. Порабощение требовало  подписания договора работорговцем и осуществлялось посредством облав на индейцев и четырехмесячных каторжных работ в наказание за "бродяжничество".

Индейцы в качестве рабовладельцев

После 1800 года некоторые индейцы из племени чероки и четырех других цивилизованных племен Юго-Востока начали покупать черных рабов и использовать в качестве рабочей силы. Они продолжили эту практику после переселения в резервации в 1830-х годах, когда вместе с ними туда отправилось 15 000 чернокожих невольников.

Характер рабства в обществе чероки часто был зеркальным отражением белого рабовладельческого общества. Закон запрещал смешанные браки между индейцами чероки и рабами-афроамериканцами, однако мужчины чероки имели связи с рабынями, от которых рождались дети смешанной расы. Те чероки, которые чем-то помогали рабам, получали в наказание сто ударов плетью по спине. В обществе чероки лицам африканского происхождения запрещалось занимать какие-либо должности, даже если они принадлежали к чероки в расовом и культурном отношении. Им также было запрещено носить оружие и владеть собственностью. Чероки запрещали учить афроамериканцев читать и писать.

В противоположность этому, семинолы охотно принимали к себе афроамериканцев, бежавших из рабства ("черных семинолов"). Они, как правило, жили бок о бок друг с другом, но не смешивали свои культуры.

Рабство у индейцев Северной Америки

Индейцы хайда и тлинкиты, жившие вдоль юго-восточного  побережья Аляски, были традиционно известны как свирепые воины и работорговцы, совершавшие набеги до самой Калифорнии. В рабство обращали военнопленных, после чего статус раба распространялся и на их потомков. В некоторых племенах Тихоокеанского Северо-Запада рабы составляли около четверти населения. Кроме того, к рабовладельческим племенам Северной Америки принадлежали, например, команчи в Техасе, крик в Джорджии, племена рыболовов, такие, как юрок, жившие вдоль побережья на территориях от нынешней Аляски до Калифорнии, а также пауни и кламат.

Некоторые племена держали в рабстве пленников до конца XIX века. Пример тому - "женщина юта", захваченная племенем арапахо и позже проданная шайенам. Шайены держали ее в рабстве и сдавали в качестве проститутки американским солдатам, расквартированным в резервации. Она прожила в рабстве примерно до 1880 года и умерла от кровоизлияния после "чрезмерно интенсивного полового акта".

Чёрные рабовладельцы в США

Встречались и рабовладельцы африканского происхождения. Энтони Джонсон, африканец, бывший кабальный работник,  поселившийся в Вирджинии в 1621 году, стал одним из первых документально зафиксированных рабовладельцев в материковой части американских колоний, когда выиграл гражданский иск о собственности на Джона Касора. В 1830 году на юге было 3 775 таких чернокожих рабовладельцев, владевших в общей сложности 12 760 рабами. 80% черных рабовладельцев жили в штатах Луизиана, Южная Каролина, Вирджиния и Мэриленд.

Между свободными чернокожими Верхнего Юга и Дальнего Юга существовали экономические и этнические различия: на Дальнем Юге их было меньше количественно, однако они были зажиточнее и, как правило, принадлежали к смешанной расе. Половина черных рабовладельцев жила в городах, а не в сельской местности, большинство - в Новом Орлеане и Чарльстоне. В Новом Орлеане было самое многочисленное и относительно зажиточное свободное черное население (gens de couleur), состоявшее из людей смешанной расы, которые стали третьим социальным классом, между белыми и рабами-афроамериканцами, под французским и испанским колониальным управлением. Относительно немногие из небелых рабовладельцев были "состоятельными плантаторами". Те, кого можно было отнести к этой категории, в основном принадлежали к смешанной расе и зачастую получали имущество и социальный капитал от белых отцов. К примеру, Эндрю Дарнфорд из Нового Орлеана по документам владел 77 рабами. По словам Рейчел Кранц, "Дарнфорд был известен как суровый хозяин, который изнурял своих рабов тяжелым трудом и часто наказывал, стремясь добиться процветания своей сахарной плантации в Луизиане".

Историки Джон Хоуп Франклин и Лорен Швенигер писали:

Подавляющее большинство свободных чернокожих рабовладельцев, использовавших невольников для получения прибыли,  жило на Нижнем Юге. По большей части они были смешанного расового происхождения, часто - женщины, которые были сожительницами или любовницами белых мужчин, или мужчины-мулаты... Получив от белых землю и рабов, они владели фермами и плантациями, работали на них собственноручно, возделывая рисовые, хлопковые и сахарные поля, и, как их белые их современники, не желали мириться с побегами рабов.

Историк Ира Берлин:

В рабовладельческом обществе, почти все, и свободные, и рабы, стремились войти в рабовладельческий класс, и при удобном случае некоторые бывшие рабы поднимались до уровня рабовладельцев. Принимали их там неохотно, поскольку они несли на себе клеймо рабского происхождения, а в случае американского рабства еще и из-за цвета их кожи.

Исследователь афроамериканской истории и культуры Генри Луис Гейтс-младший:

... Процент свободных чернокожих рабовладельцев от общего числа свободных чернокожих глав семейств в некоторых штатах был достаточно высок, в частности, в Южной Каролине - 43 процента, в Луизиане - 40 процентов, в Миссисипи - 26 процентов, в Алабаме - 25 процентов, и в Джорджии - 20 процентов.

Свободные афроамериканцы воспринимались "как постоянная символическая угроза для рабовладельцев, ставившая под сомнение идею, что "черный "и "раб" - синонимы". Иногда в свободных чернокожих видели потенциальных союзников беглых рабов, и "рабовладельцы выражали свой страх и отвращение весьма недвусмысленно". Для свободных чернокожих, чья свобода оставалась сомнительной и ненадежной, "рабовладение было не просто финансово выгодно, но служило важным свидетельством их намерения порвать с рабским прошлым и молчаливого признания - если не одобрения - рабства".

Историк Джеймс Оукс в 1982 году отмечал, что "имеются неопровержимые доказательства того, что подавляющее большинство черных рабовладельцев были свободными людьми, которые выкупали своих родственников или действовали из соображений благотворительности". После 1810 года южные штаты делали все для того, чтобы рабовладельцам было как можно труднее освободить своих рабов. Часто у тех, кто выкупал членов своей семьи, не оставалось иного выбора, кроме как оформить их официально в качестве собственности рабовладельца. В 1850-е годы "предпринимались все более активные усилия по ограничению права владения невольниками, на том основании, что рабы должны были находиться по возможности "исключительно под контролем белых".

Ларри Когер в своем исследовании 1985 года, касавшемся черных рабовладельцев во всей Южной Каролине, поставил такой прекраснодушный взгляд под сомнение. Он обнаружил, что большинство черных рабовладельцев по меньшей мере часть своих рабов держали из коммерческих соображений. Например, он отметил, что в 1850 году более 80 процентов черных рабовладельцев принадлежали к смешанной расе, но почти 90 процентов их рабов были классифицированы как чернокожие. Когер также отметил, что многие свободные темнокожие Южной Каролины владели малыми предприятиями как квалифицированные ремесленники, и многие из них владели рабами, работавшими на этих предприятиях.

Кто такие Берберские Пираты

Берберские пираты из Северной Африки стали захватывать в плен североамериканских колонистов еще в 1625 году, и с 1785 по 1815 год около 700 американцев оказались в плену в этом регионе и были обращены в рабство. Некоторые пленники, опираясь на опыт пережитого в североамериканском рабстве, осуждали рабовладение в Соединенных Штатах - например, Уильям Рэй в  книге "Ужасы рабства".

Ситуация с Варварским берегом стала непосредственным поводом для создания морского флота Соединенных Штатов в марте 1794 г. Соединенным Штатам удалось заключить мирные договоры, однако им пришлось платить дань за охрану от пиратских нападений. Выкупы и дань берберийским странам  в 1800 году составили 20% от ежегодных расходов правительства Соединенных Штатов. Первая (в 1801 году) и вторая (в 1815 году) Берберийские войны позволили добиться более благоприятных условий мира, и выплата дани прекратилась

Интересные факты о рабстве в США

Распределение рабов

По разным причинам перепись населения не всегда учитывала всех рабов, особенно на Западе. Калифорния была признана свободным штатом и заявила, что на ее территории нет рабов. Однако во время калифорнийской золотой лихорадки туда завезли много невольников для работы в шахтах. Некоторые калифорнийские общины открыто терпели рабство - например, Сан-Бернардино, состоявший в основном из переселенцев из соседней рабовладельческой территории Юты. Территория Нью-Мексико никогда не учитывала рабов в переписи, однако подала в суд на правительство, требуя компенсации за 600 рабов, освобожденных после того как Конгресс объявил рабство на территории вне закона. Юта активно пыталась скрыть свое рабское население от Конгресса и не вносила в перепись рабов в нескольких общинах. Кроме того, в перепись традиционно не включали коренных американцев, а следовательно, и рабов-индейцев, а также черных рабов, принадлежащих коренным американцам. Сотни индейских рабов в Калифорнии, Юте и Нью-Мексико никогда не учитывались в переписи.

Распределение рабов а Северной Америке


Год переписи
населения
РабыБесплатные
негры-рабы 
Всего
негры
Свободные
негры
Общее
население США
Негры %
от общего количества
1790 г.697681595277572088%392921419%
1800 г.893602108435100203711%530848319%
1810 г.1191362186446137780814%723988119%
1820 г.1538022233634177165613%963845318%
1830 г.2009043319599232864214%1286070218%
1840 г.2487355386293287364813%1706335317%
1850 г.3204313434495363880812%2319187616%
1860 г.3953760488070444183011%3144332114%
1870 г.048800094880009100%3855837113%


Количество рабов в США в 1790-1860 гг. 


Год переписи
1790 г.1800 г.1810 г.1820 г.1830 г.1840 г.1850 г.1860 г.
Все штаты694207887612113078115290121987428248279832006003950546
Алабама---47449117549253532342844435080
Аркансас----45761993547100111115
Калифорния--------
Коннектикут2648+951310972554--
Делавэр88876153417745093292260522901798
Флорида-----257173931061745
Джорджия2926459699105218149656217531280944381682462198
Иллинойс---917747331--
Индиана---19033--
Айова-----16--
Канзас-------2
Кентукки124304034380561126732165213182258210981225483
Луизиана---69064109588168452244809331726
Мэн----2---
Мэриленд103036105635111502107398102994897379036887189
Массачусетс----1---
Мичиган----32---
Миннесота--------
Миссисипи---3281465659195211309878436631
Миссури---10222250965824087422114931
Небраска-------15
Невада--------
Нью-Гемпшир1578--31--
Нью-Джерси1142312422108517557225467423618
Нью-Йорк21193206131501710088754--
Северная Каролина100783133296168824205017245601245817288548331059
Огайо----63--
Орегон--------
Пенсильвания3707170679521140364--
Род-Айленд+95838010848175--
Южная Каролина107094146151196365251783315401327038384984402406
Теннесси-135844453580107141603183059239459275719
Техас------58161182566
Юта------2629
Вермонт--------
Виргиния292627346671392518425153469757449087472528490865
Висконсин-----114-


Статистика рабства в США

По данным переписи населения 1860 г. можно вычислить следующие статистические данные о рабовладельцах:

Согласно спискам рабов по округам, 393 975 человек владели 3 950 546 не известными по именам рабами - в среднем приходилось около десяти рабов на каждого владельца. Поскольку некоторые крупные рабовладельцы держали рабов в нескольких округах и, таким образом, учитывались несколько раз, общее число рабовладельцев должно быть несколько ниже.

Без учета рабов, в 1860-х гг. население США составляло 27 167 529 человек, и примерно 1 из 70 свободных людей (1,5%) был рабовладельцем. Поскольку при таком подходе считаются только официальные хозяева рабов, он не учитывает тех, кто извлекал выгоду из рабства за счет принадлежности к домашнему хозяйству рабовладельца, например, его жену и детей. Только 8% всех семей США владели рабами, в то время как на юге таких было 33%. Согласно последним исследованиям историка Джозефа Глаттхаара, среди солдат армии конфедератов Северной Вирджинии, те, кто либо сам владел рабами, либо принадлежал к семье рабовладельцев,  составляли "почти половину новобранцев 1861 г.". Кроме того, он отмечает, что, "неизвестно количество тех, кто арендовал земли у рабовладельцев, продавал им урожай или работал на них. Подводя окончательные итоги, можно сказать, что подавляющее большинство добровольцев 1861 года имело непосредственное отношение к рабовладению».

Распределение рабов по количеству на одного хозяина была очень неравномерным: владельцам 200 или более рабов, составлявшим менее 1% от всех американских рабовладельцев (менее 4 000 человек, 1 из 7 000 свободных людей, или 0,015% населения) принадлежало, по подсчетам, 20-30% всех рабов (800 000 из 1 200 000). Владельцев 500 или более рабов насчитывалось 19. Самым крупным рабовладельцем был Джошуа Джон Уорд из Джорджтауна, Южная Каролина, которому в 1850 году принадлежало 1 092 раба, а его наследники в 1860 году имели 1 130 или 1 131 раба. Уорда называли "королем рисовых плантаторов", и одна из его плантаций ныне составляет часть территории садов Брукгрин.

Исследования темы американского рабства

Историк Питер Колчин в 1993 году отметил, что до последних десятилетий XX века исследователи, изучавшие историю рабства, интересовались главным образом культурой, обычаями и экономикой рабовладельцев, а не жизнью рабов. Отчасти это было связано с тем обстоятельством, что большинство рабовладельцев были грамотными, и от них остались какие-то записи, в то время как рабы были в основном неграмотны и оставить письменные свидетельства не могли. Ученые расходились во мнениях относительно того,   считать ли рабство как институт благотворным явлением или "жестокой эксплуатацией".

Большая часть исторической литературы, написанной до 1950-х годов, имела ярко выраженный расистский оттенок. В 1970-80-х годах историки с помощью археологических свидетельств, фольклора чернокожих, а также статистических данных старались составить более подробную и разностороннюю картину жизни рабов. Отдельные личности  этой картине представали стойкими и до некоторой степени независимыми во многих видах деятельности, насколько позволяло их положение, при всех его невыгодах. К числу историков, работавших в это время, относятся Джон Блассингэм ("Невольничье сообщество"), Юджин Дженовезе ("Теки, Иордан, теки"), Лесли Говард Оуэнс ("Виды собственности") и Герберт Гутман ("Семья чернокожих в рабстве и на свободе").