19 September 2018, Wednesday
Редактор перевода
Aleksandra Tkachuk
Статьи Wikiyours - это англоязычные статьи, переведённые на русский язык. Любой, кто владеет английским языком может стать обладателем своей собственной статьи и заработать деньги на её переводе. Соединим приятное с полезным!
Для перевода выберите статью.
Для перевода статьи
выберите категорию
Предложить изменения

Луи Армстронг

Содержание
  1. Кто такой Луи Армстронг?
  2. Биография Луи Армстронга
  3. Карьера Луи Армстронга
  4. Личная жизнь Луи Армстронга
  5. Интересные факты о Луи Армстронге
  6. Маэстро джаза Луи Армстронг
  7. Наиболее популярные вокальные произведения Армстронга
  8. Телевизионная карьера Армстронга
  9. Как умер Луи Армстронг?
  10. Награды Луи Армстронга
  11. Наследие Луи Армстронга
  12. Луи Армстронг Картинки

Кто такой Луи Армстронг?

Луи Армстронг (4 августа 1901 г. - 6 июля, 1971 г.), (псевдонимы: Сачмо, Попс) — американский трубач, композитор, певец и частично актер, один из наиболее значительных джазовых исполнителей. Его карьера охватывает пять десятилетий, с 1920-х до 1960-х годов, а также различные эпохи в джазе.

Маэстро джаза

Прославившись в 1920-х годах как "находчивый" исполнитель на трубе и корнете, Армстронг оказал фундаментальное влияние на развитие джаза; благодаря ему сольное исполнение в музыке стало популярнее коллективной импровизации. Также Армстронг со своим моментально узнаваемым хриплым голосом был выдающимся певцом, очень гибким в импровизации, способным на ходу менять текст и мелодию песни для большей выразительности. Он также умел петь скэт (пение без слов, в котором голос используется в качестве музыкального инструмента).

Влияние Армстронга, почти столь же известного своим мощным сценическим обаянием и голосом, как и игрой на трубе, простирается далеко за пределы джаза, и к концу своей карьеры в 1960-е годы, он прославился своим вкладом в популярную музыку в целом. Армстронг был одним из первых по-настоящему популярных афроамериканских артистов, "перешедшим границу", чья музыка имела куда большее значение, чем цвет кожи, в Америке, в то время чрезвычайно расово разделенной. На публике он редко придавал политическое значение своей расе, часто к неудовольствию других афроамериканцев, однако в условиях кризиса Литл-Рок выступал за десегрегацию, что широко освещалось в прессе. Его артистизм и личные качестве обеспечили ему свободный доступ в высшие слои американского общества, хотя путь туда для чернокожих людей его эпохи был весьма ограничен.

Биография Луи Армстронга

Детство Луи Армстронга

Армстронг часто заявлял, что он родился 4 июля 1900 года — эта дата указана во многих биографиях. Хотя он умер в 1971 году,  его истинная дата рождения, 4 августа 1901 года, была установлена лишь в середине 1980-х годов исследователем Тэдом Джонсом в ходе изучения крещальных записей.

Армстронг родился в бедной семье в Новом Орлеане, штат Луизиана; его предками были рабы. Детство его прошло в нищете, в трущобном квартале, известном как "поле битвы", в районе Сторивилль, где проституция была легальна. Его отец, Уильям Армстронг (1881-1933 гг.), ушел из семьи, когда Луи был младенцем, и сошелся с другой женщиной. Затем его мать, Мария "Мэйэнн" Альберт (1886-1927 гг.), оставила Луи и его младшую сестру Беатрис Коллинз Армстронг (1903-1987 гг) на попечении их бабушки, Джозефины Армстронг; временами их навещал его дядя Айзек. В пять лет он вновь переехал к матери, где жил с ее родственниками и сменяющими друг друга "отчимами".

Команда «Секрет 9»

Он посещал школу Фиск для мальчиков, где, скорее всего, впервые встретился с музыкой. Он подрабатывал продажей газет, поставкой угля, пением на улицах в ночное время, а также находя среди отбросов еду, которую продавал в рестораны, но этих денег не хватало на то, чтобы убедить мать перестать заниматься проституцией. Свободное время он проводил в дэнс-холлах неподалеку от дома, где наблюдал все возможные танцы, от вольных до кадрили. В качестве приработка он также доставлял уголь в Сторивилль и слушал там музыку ансамблей, играющих в публичных домах и дэнс-холлах, в частности, в "Пит Лала", где играл Джо "Кинг" Оливер, а также время от времени импровизировали другие известные музыканты.

В одиннадцать лет Армстронг бросил школу Фиск и присоединился к квартету мальчиков, которые пели на улицах за деньги. Он также стал попадать в неприятности. Исполнитель на корнете Банк Джонсон рассказал, что учил Армстронга (которому тогда было 11 лет), чтобы играть на слух в новоорлеанском клубе "Dago Tony's Tonk", хотя впоследствии Армстронг называл своим учителем Оливера. Армстронг едва ли считал свою молодость худшим временем, вместо этого черпая из нее вдохновение: "Каждый раз, когда я закрываю глаза, играя на своей трубе, я смотрю прямо в сердце старого-доброго Нового Орлеана... Он дал мне то, ради чего стоит жить".

Он также работал у литовско-еврейской семьи иммигрантов Карнофски, которая занималась перевозкой мусора и давала ему возможность подработать. Они приняли его и относились к нему как к члену семьи; зная, что он живет без отца, они кормили и лелеяли его. Позднее он написал мемуары о своих отношениях с Карнофски под названием "Луи Армстронг + еврейская семья в Новом Орлеане, штат Луизиана, 1907 год". Там он описывает свое открытие о том, что эта семья также подвергалась дискриминации со стороны "других белых" национальностей, которые ставили себя выше еврейской расы... "Мне было всего семь лет, но даже я замечал, как безбожно Белые обращались с бедной еврейской семьей, у которой я работал". Армстронг до конца жизни носил звезду Давида; о том, чему у них научился, он написал так: "научился жить — по-настоящему и целеустремленно". В память о Карнофски в Новом Орлеане был организован Проект Карнофски — некоммерческая организация, посвященная принятию пожертвованных музыкальных инструментов для "вложения их в руки усердных детей, которые не имеют иной возможности принять участие в этом потрясающем учебном опыте".

Армстронг развивал свои навыки игры на корнете, играя в группе в новоорлеанском Доме для цветных беспризорников, куда несколько раз попадал за мелкие преступления, в первую очередь за выстрел в воздух из пистолета своего отчима на празднике Нового Года (согласно полицейским протоколам, выстрел был холостым). Профессор Питер Дэвис (который часто появлялся в доме по просьбе его администратора, капитана Джозефа Джонса) сумел привить Армстронгу дисциплину и обеспечил ему, в остальном самоучке, обучение музыке. В конце концов Дэвис сделал Армстронга лидером группы. Группа этого Дома играла в разных местах в Новом Орлеане и тринадцатилетний Луи стал привлекать внимание своей игрой на корнете, что послужило началом его музыкальной карьеры. В четырнадцать лет его выпустили из Дома, после чего он некоторое время прожил с отцом и новой мачехой Гертрудой, а затем переехал обратно к своей матери, таким образом, вернувшись к улицам и их соблазнам. Свою первую работу в дэнс-холле Армстронг получил в заведении "У Генри Понса", где его защитником и наставником стал Блэк Бенни. Днем он возил уголь, а по ночам играл на корнете.

Он играл на парадах духовых оркестров, часто проводихшихся в городе, и не упускал шанса послушать исполнение старых музыкантов, учась у Банка Джонсона, Бадди Пети, Кида Ори, и, прежде всего, Джо "Кинга" Оливера, который служил юному музыканту отцом и наставником. Позже он играл в духовых оркестрах и на речных судах Нового Орлеана, затем стал путешествовать с авторитетной группой "Fate Marable", которая курсировала на пароходе вверх и вниз по реке Миссисипи. Время, проведенное с "Marable" он описал, как "учебу в университете", так как благодаря группе существенно расширил свой опыт работы по письменным договорам.

В 1919 году Джо Оливер решил переехать на север и покинул свое место в группе Кида Ори; Армстронг заменил его. Кроме того, он стал вторым исполнителем на трубе в духовом оркестре "Tuxedo".

Карьера Луи Армстронга

Карьера Армстронга в 1920-е годы

Американский джазовый трубач

Во время работы на речных судах музыкальное мастерство Армстронга крепло и развивалось. В двадцать лет он умел читать музыку; также он начал исполнять продолжительные соло на трубе, став в этом одним из первых джазменов; в свои сольные партии он вкладывал свою индивидуальность и свой собственный стиль. Он научился создавать уникальное звучание, а также ввел в свое исполнение пение и притопывание. В 1922 году Армстронг присоединился к массовому отъезду в Чикаго, где по приглашению своего наставника Джо "Кинга" Оливера присоединился к его группе "Creole Jazz Band" — там он получал достаточно, чтобы перестать совмещать музыкальную деятельность с дневными подработками. В Чикаго тогда был период бурного экономического роста, и хотя межрасовые отношения были плохими, город изобиловал рабочими местами, доступными для чернокожих, они хорошо зарабатывали на заводах и располагали большими суммами, которые могли тратить на развлечения.

Группа Оливера был одним из самых значительных джаз-бэндов в Чикаго в начале 1920-х годов, — в тот период Чикаго был центром джазовой вселенной. Там Армстронг жил в роскоши, в собственной квартире с собственной ванной (его первой). В восторге, которого он и ожидал от Чикаго, он стал проводить досуг за написанием ностальгических писем друзьям в Новом Орлеане и продолжал писать их на протяжении всей своей карьеры. Примечательно, что Армстронг мог сыграть двести до второй октавы подряд. Становясь все более известным, он получал немало вызовов на состязания по "каттингу" от разных трубачей, стремящихся его превзойти. Свои первые записи Армстронг сделал, играя вторым корнетом в группе Оливера в 1923 году, на лейблах "Gennett" и "Okeh" (в то время джазовые записи обретали популярность по всей стране), — в записи вошли некоторые соло и барабанные сбивки. В это время он познакомился с Хоги Кармайклом (с которым впоследствии сотрудничал), которого ему представил Бикс Байдербеке, в это время уже имевший собственную чикагскую группу.

Армстронгу нравилось работать с Оливером, но вторая жена Луи, пианистка Лил Хардин Армстронг, побуждала его искать более престижного заработка и далее развивать свой новый стиль в стороне от влияния Оливера. Лил вынуждала мужа играть классическую музыку на церковных концертах, где он мог отточить свое мастерство и улучшить сольные навыки; также она убедила его носить более стильную одежду, чтобы придать его виду импозантности и скрыть его нарастающий лишний вес. Влияние Лил в конечном счете подорвало отношения Армстронга с его наставником, особенно в отношении его зарплаты и чаевых, которые Оливер утаивал от Армстронга и других участников группы. В 1924 году Армстронг и Оливер мирно расстались. Вскоре после этого Армстронг получил приглашение поехать в Нью-Йорк для участия в оркестре Флетчера Хендерсона — самого известного афроамериканского ансамбля того времени. Армстронг перешел на трубу, чтобы лучше вписаться в ряды других музыкантов своей секции. Его влияние на Коулмана Хокинса, солиста тенор-саксофона Хендерсона, заметно при прослушивании записей, сделанных оркестром в тот период.

Человек и Трубач

Армстронг быстро адаптировался к более строгому стилю Хендерсона, играя на трубе и даже экспериментируя с тромбоном. Остальные члены ансамбля быстро прониклись эмоциональной, выразительной манерой Армстронга. Вскоре его выступления включали песни и рассказы о выдающихся людях Нового Орлеана, особенно о проповедниках. Оркестр Хендерсона играл в престижных местах, вход куда был разрешен только белым посетителям, в частности, в знаменитом дэнс-холле "Roseland", включая аранжировки Дона Редмана. Оркестр Дюка Эллингтона посещал "Roseland" специально для того, чтобы поприсутствовать на выступлениях Армстронга, и молодые трубачи со всего города тщетно пытались его обыграть, в ходе этих попыток разбивали губы.

В этот период Армстронг сделал много записей на стороне, организовать которые помог его старый друг из Нового Орлеана, пианист Кларенс Уильямс; в их числе небольшая запись, произведенная совместно с джаз-бэндом "Williams Blue Five" (примечательная тем, что в ходе работы над ней Армстронг сотрудничал с одним из своих немногих идеологических противников в хот-джазе Сиднеем Беше) и ряд аккомпанементов с блюзовыми вокалистами, включая Бесси Смит, Ма Рейни и Альберту Хантер.

В 1925 году Армстронг вернулся в Чикаго, главным образом по настоянию жены, которая добивалась улучшений в карьере и доходах Армстронга. Он был всем доволен в Нью-Йорке, но впоследствии признал, что она была права, и что оркестр Хендерсона ограничивал развитие его творческих способностей. В своей рекламе она, к его огорчению, назвала его "Величайшим в мире трубачом". Поначалу был по сути участником оркестра Лил Хардин Армстронг и работал на свою жену. Он начал делать записи под собственным именем для лейбла "Okeh", и со своими знаменитыми ансамблями "Hot Five" и "Hot Seven " произвел такие хиты, как "Potato Head Blues", "Muggles" (сленговое название для сигарет с марихуаной — Армстронг почти всю жизнь ежедневно употреблял марихуану), и "West End Blues", музыка которых впоследствии стала эталоном джаза и задала курс его развития как стиля на многие грядущие годы.

Луи Армстронг между 1938 и 1948 годами

Участниками группы стали Кид Ори (тромбон), Джонни Доддс (кларнет), Джонни Сент-Сир (банджо) и жена Армстронга Лил на фортепиано; ударник обычно отсутствовал. Рабочая атмосфера в группе Армстронга была доброжелательной, как отметил Сент-Сир: "С ним работалось без малейшего напряжения, а еще он обладал широчайшим кругозором ... всегда делал все возможное, чтобы раскрыть индивидуальность каждого". В число наиболее заметных записей "Hot Five"и "Seven" вошли "Cornet Chop Suey", "Struttin' With Some Barbecue", "Hotter Than That" и "Potato Head Blues", —  во всех присутствуют весьма изобретательные соло Армстронга. За ними последовали записи с пианистом Эрлом "Папой" Хайнсом (наиболее прославился их дуэт в записи 1928 года "Weatherbird"). Эти записи, а также вступление и соло Армстронга на трубе в композиции "West End Blues", по сей день являются одними из наиболее  известных и значительных импровизаций в истории джаза.  Теперь Армстронг был волен развивать свой стиль по желанию и приправил его изрядной порцией искрометного джайва, например "не щадите пианино, мисс Лил" и "О, мистер Джонни Доддс, покажи этому кларнету, парень!"

Армстронг также играл в шоу-бэнде Эрскина Тейта, исполнявшем в основном в Вандомском театре. Они исполняли музыку для немого кино и концертов, в том числе джазовые версии классики, например, "Мадам Баттерфляй", благодаря чему Армстронг получил опыт исполнения более продолжительных композиций и выступления перед большой аудиторией. Он начал петь скэт (вокальная импровизация в джазе с использованием бессмысленных слов) и в 1926 году стал одним одним из первых музыкантов, записавших такую партию, в записи "Hot Five" "Heebie Jeebies". Эта запись обрела такую популярность, что ансамбль стал самым известным джаз-бэндом в США, несмотря даже на то, что они нечасто давали концерты. Новый тип джаза, изобретенный Армстронгом, привлек внимание молодых музыкантов по всей стране, как чернокожих, так и белых.

После разрыва с Лил, Армстронг начал играть в "Sunset Café" для партнера Аль Капоне Джо Глейзера в оркестре Кэррола-Дикерсона, пианистом которого был Эрл Хайнс. Вскоре оркестр был переименован в "Louis Armstrong and his Stompers", хотя был музыкальным руководителем Хайнс, а управлял оркестром Глейзер. Хайнс и Армстронг вскоре стали друзьями и успешно сотрудничали.

В 1929 году Армстронг вернулся в Нью-Йорк, где в составе симфонического оркестра играл для знаменитого мюзикла "Горячий шоколад" — ревю, все участники которого были чернокожими, автором которого был Энди Разаф, а пианистом-композитором Фэтс Уоллер. Он также сыграл эпизодическую роль вокалиста, регулярно привлекающего всеобщее внимание своим исполнением "Ain't Misbehavin'"; его версия этой песни стала самой продаваемой записью того времени.

Карьера Армстронга в 1930-е годы

Флойд Левин и Луи Армстронг

Армстронг начал выступать в гарлемском ночном клубе "Connie's Inn", который был основным конкурентом клуба "Cotton", местом для проведения искусно поставленных публичных представлений, и служил "крышей" гангстеру Датчу Шульцу. Также большую популярность приобрели вокальные записи Армстронга, в том числе вариации известных песен, написанных его старым другом Хоги Кармайклом. Его записи 1930-х годов использовали все преимущества нового ленточного микрофона RCA, представленного в 1931 году, который придавал вокалу характерную теплоту и поэтому сразу же стал неотъемлемой частью "воркующего" звучания таких исполнителей, как Бинг Кросби. Знаменитая интерпретация Армстронга песни Кармайкла "Stardust" вошедшая в число наиболее известных вариаций к этой композиции из всех, когда-либо записанных, демонстрирует уникальное вокальное звучание и стиль Армстронга и его новаторский подход к исполнению песен, уже ставших классикой.

Кардинально новая версия Армстронга песни "Lazy River" Сиднея Ародина и Кармайкла (записанная в 1931 году), сочетает в себе многие черты его инновационного подхода к мелодии и фразировке. Песня начинается с краткого соло на трубе, затем вводится основная мелодия, представленная рыдающими духовыми партиями, которая перемежается незабываемыми рычащими восклицаниями Армстронга в конце каждой строки: "Да!..", "Ага...", "Конечно...", "Куда ниже, куда ниже". В первом куплете он полностью игнорирует мелодию, записанную в нотах, и поет так, будто играет соло на трубе, выводя большую часть первой строки на единственной ноте и сильно синкопируя фразировку. Во второй строфе он разражается почти полностью импровизированной мелодией, которая затем превращается в типичный для Армстронга пассаж пения скэтом.

Как и в случае с игрой на трубе, вокальные импровизации Армстронга легли в основу джазовой вокальной интерпретации. Неповторимый колорит его хриплого голоса стал музыкальным архетипом, которому бесконечно подражали и часто имитировали другие певцы. Его стиль пения скэтом дополнял его несравненный опыт в качестве солиста на трубе. Его звучный, бархатистый тон нижнего регистра и мелодичное бормотание в таких записях, как "Lazy River" оказали существенное влияние на молодых белых певцов, в частности, на Бинга Кросби.

Джазовая сцена тяжело переживала великую депрессию 30-х годов. Клуб "Cotton" закрылся в 1936 году после длительного периода упадка, и многие музыканты вообще перестали играть, когда прекратились выступления в клубе. Бикс Байдербеке умер, а оркестр Флетчера-Хендерсона распался. Кинг Оливер сделал несколько записей, но в остальном переживал сложный период. Беше стал портным и впоследствии переехал в Париж, а Кид Ори вернулся в Новый Орлеан и занялся разведением кур.

Луи Армстронг и Грейс Келли

В поисках новых возможностей Армстронг в 1930 году переехал в Лос-Анджелес. Там он играл в клубе "New Cotton"; его ударником стал Лайонел Хэмптон. Их выступления привлекали тех голливудских слушателей, которые еще могли позволить себе пышную ночную жизнь, а радиопередачи из клуба позволяли молодежи слушать их музыку на дому. Завсегдатаями клуба были Бинг Кросби и многие другие знаменитости. В 1931 году Армстронг сыграл свою первую роль в фильме "Ex-Flame"; кроме того, он был осужден за хранение марихуаны, но получил условный срок. В конце 1931 года Луи вернулся в Чикаго, где теперь играл в группах больше в духе Гая Ломбардо; также он стал записывать больше джазовых стандартов. Однако вскоре конфликты с криминальными авторитетами вынудили его покинуть город. Тогда Армстронг посетил Новый Орлеан, где был встречен, как герой, и смог повидаться со старыми друзьями. Он выступил спонсором местной бейсбольной команды, известной как "Armstrong's Secret Nine"; также в его честь назвали сигару. Но вскоре он снова отправился в путь, и после тура по стране, омраченного проблемами с криминальным миром, Армстронг решил навестить Европу, чтобы избавиться от преследования мафии.

После возвращения в Соединенные Штаты, он предпринял несколько утомительных туров. Из-за сумбурного поведения его агента Джонни Коллинза и собственных трат Армстронг остался почти без денег. Бесконечные нарушения контрактных условий начали его беспокоить. В конце концов он нанял своим новым менеджером Джо Глейзера — сурового махинатора со связями в криминальном мире, который помог ему справиться с неприятностями с законом, с мафией и с долгами. Также у Армстронга начались проблемы с пальцами и губами, которые усугублялись его неординарным стилем исполнения. В результате он увлекся другой деятельностью, стал больше внимания уделять своему вокальному стилю и принял участие в своих первых театральных выступлениях. Также он вновь начал сниматься в кино, в том числе в блокбастере Кросби 1936 года "Пенни с небес". В 1937 году Армстронг заменил Руди Валле на радиосети CBS и стал первым афроамериканцем-ведущим национальной финансируемой радиопередачи.

Карьера Армстронга в 1940-е годы

Эдмонд Холл

В 1943 году, после многих лет путешествий Армстронг навсегда поселился в Квинсе, Нью-Йорк, в довольстве со своей четвертой женой Люсиль. Несмотря на неурядицы с "Tin Pan Alley" ("улица жестяных сковородок" — собирательное название американской коммерческой музыкальной индустрии) и власть мафии над музыкальным бизнесом, а также расовые предрассудки, он не переставал развивать свои музыкальные навыки. Тогда же он записал "Rockin' Chair" Хоги Кармайкла для лейбла Okeh Records.

В течение последующих 30 лет Армстронг давал более 300 концертов ежегодно. Спрос на биг-бэнды понизился в 40-е годы из-за перемен в общественных предпочтениях: танцевальные залы закрывались, также конкуренцию представляло телевидение и другие жанры музыки, превосходящие по популярности музыку биг-бэндов. При таких обстоятельствах невозможно было обеспечивать поддержку и финансирование гастролирующей группы из 16 участников.

В 1940-е годы благодаря распространенному возрождению интереса к традиционному джазу 20-х годов Армстронг задумался над возвращением к музыкальному стилю маленьких джаз-бэндов его юности. После весьма успешного концерта с маленьким бэндом в концертном зале Городской администрации Нью-Йорка 17 мая 1947 года, на котором Армстронг участвовал вместе с певцом и тромбонистом Джеком Тигарденом, 13 августа 1947 года менеджер Армстронга Джо Глейзер распустил биг-бэнд Армстронга и организовал традиционный джаз-бэнд из шести человек, в котором помимо Армстронга изначально участвовали Тигарден, Эрл Хайнс и другие знаменитые исполнители свинга и диксиленда, большинство из которых прежде были лидерами биг-бэндов. О создании нового бэнда объявили ​​на открытии ночного клуба Билли Берга.

Группа называлась "Louis Armstrong and His All Stars"; участниками ее в разное время были: Эрл "Папа" Хайнс, Барни Бигард, Эдмонд Холл, Джек Тигарден, Трамми Янг, Арвелл Шоу, Билли Кайл, Марти Наполеон, Большой Сид Кэтлетт, Кози Коул, Тайри Гленн, Барретт Димс, Морт Херберт, Джо Даренсбург, Эдди Шу и ударник Дэнни Барселона. В этот период Армстронг сделал много записей и снялся более чем в тридцати фильмах. Он был первым джазовым музыкантом, чей снимок появился на обложке журнала Time 21 февраля 1949 г. В 1948 г. он участвовал на джазовом фестивале "Nice Jazz Festival" в Ницце, где Сюзи Делер впервые спела живьем "C'est Si Bon", песню Анри Бетти и Андре Орнеза.

Карьера Армстронга в 1950-1970-е годы

С разрешения издателей Армстронг записал первую американскую версию "C'est Si Bon" с английским текстом Джерри Силена 26 июня 1950 года в Нью-Йорке. Будучи издана, эта запись имела большой успех в продаже по всему миру. В 1960-е годы он поехал в тур по Гане и Нигерии, где во время гражданской войны в Нигерии выступал с Виктором Олэйя.

Американский трубач

К 50-м годам Армстронг стал популярным американским кумиром и деятелем культуры, который имел множество фанатов по всему миру. Однако к тому времени начал становиться очевидным разрыв поколений между ним и молодыми джазовыми музыкантами, появившимися в послевоенный период, такими как Чарли Паркер, Майлз Дэвис и Сонни Роллинс. Послевоенное поколение видело в своей музыке абстрактное искусство и считало водевильный стиль Армстронга, наполовину музыканта, наполовину шоумэна, устаревшим. Джазовые обзоры в прессе 1950-х годов нередко называли Армстронга динозавром, он отвечал гневными возражениями.

После истечения контракта со студией "Decca Records" он стал свободным артистом и записывался на разных лейблах.

Армстронг не переставал ездить с гастролями по всему миру, однако в 1959 году в Италии перенес сердечный приступ и вынужден был сделать временный перерыв в своих путешествиях.

В 1964 году, впервые ступив в студию после двухлетнего перерыва, он сделал запись"Hello, Dolly!", впоследствии ставшую самой продаваемой из всего его творчества — песни Джерри Германа, которую впервые исполнила Кэрол Чаннинг. Версия Армстронга продержалась в хит-параде "Горячие 100" 22 недели — дольше, чем любая другая запись, произведенная в том же году, и заняла первое место, сделав его в возрасте 62 лет, 9 месяцев и 5 дней самым пожилым человеком, достигшим такого успеха. В этом рейтинге он вытеснил с первого места "The Beatles", которое они занимали в течение 14 недель подряд с тремя разными песнями. Свою последнюю запись исполнений на трубе он сделал в 1968 году, в альбоме "Disney Songs the Satchmo Way".

Армстронг продолжал выступать с гастролями еще долго после того, как ему исполнилось 60 лет, и в 1965 году даже посетил некоторые страны коммунистического блока. Также большой успех имел его тур по Африке, Европе и Азии, спонсированный Госдепартаментом США, в результате которого он получил прозвище "Посол Сач" и вдохновил Дейва Брубека сочинить джаз-мюзикл "Настоящие послы". Лишь к 1968 году, приближаясь к семидесятилетию, он начал испытывать проблемы со здоровьем. Он вынужден был перестать гастролировать из-за болезней сердца и почек. В 1969 году Армстронг ни разу не выступил на концерте, большую часть этого года он провел, восстанавливая силы, у себя дома. Тогда же умер его давний менеджер Джо Глейзер. К лету 1970 года врачи Армстронга пришли к выводу, что он окреп и может вернуться к концертным выступлениям. Он немедленно приступил к очередным всемирным гастролям, однако пережил сердечный приступ, из-за которого вынужден был сделать двухмесячный перерыв.

Личная жизнь Луи Армстронга

Статья на сайте Дома-музея Луи Армстронга гласит:

Судя по сделанным на дому записям, которые в настоящее время входят в коллекцию нашего музея, Луи произносил свое имя как "Льюис". В своей записи "Hello, Dolly" 1964 года он поет: "Это Льюис, Долли", однако в 1933 году он сделал запись под названием "Смеющийся Луи" ("Laughin' Louie"). Многие радиоведущие, фанаты и знакомые называли его "Луи"; в видеозаписи интервью 1983 г. Люсиль Армстронг также называла своего покойного мужа "Луи". Музыканты и близкие друзья обычно называли его "Попс".

В мемуарах, написанных в 1943-44 гг. для Роберта Гоффина, Армстронг утверждает: "Все белые называют меня Луи", что заставляет предположить, что сам он так себя не называл. Однако, в реестре населения США за 1920 год Армстронг был зарегистрирован "Льюи". На различных записях с концертов на сцене его называют "Луи", например, в записи "Can Anyone Explain?" с концертного альбома  "In Scandinavia vol.1" за 1952 г. "Льюи" — французский вариант произношения имени "Луи", который обычно используется в Луизиане.

Жёны Луи Армстронга

Люсиль Уилсон

19 марта 1918 года, в возрасте 16 лет, Луи женился на Дейзи Паркер, проститутке из Гретна, штат Луизиана. Они усыновили 3-летнего мальчика Кларенса Армстронга, мать которого, кузина Луи Флора, умерла вскоре после родов. Кларенс Армстронг был умственно неполноценным (результат травмы головы в раннем возрасте) и Луи до конца своей жизни заботился о нем. В браке Луи и Паркер вскоре начались неурядицы, и в 1923 году они разошлись.

4 февраля 1924 года Луи женился на Лил Хардин Армстронг, пианистке Оливера, которая также развелась со своим первым супругом всего несколько лет назад. Его вторая жена способствовала развитию его карьеры, но в конце 1920-х годов Хардин и Луи отдалились друг от друга. Они расстались в 1931 году и развелись в 1938 году, после чего Луи женился на своей давней подруге Альфа Смит. Его брак с третьей женой продлился четыре года, и в 1942 году они развелись. В октябре 1942 года Луи женился на Люсиль Уилсон, певице из клуба "Cotton", и жил в браке с ней до самой своей смерти в 1971 году.

Хотя Армстронг любил детей, своих потомков у него за всю семейную жизнь так и не появилось. Однако, в декабре 2012 года 57-летняя Шарон Престон-Фольта заявила, что является его дочерью от Люсиль "Свитс" Престон, танцовщицы из клуба "Cotton", с которой у Армстронга в 50-х годах был роман. В 1955 письме к своему менеджеру Джо Глейзеру Армстронг подтвердил свою уверенность в том, что ребенок Престон является его дочерью, и приказал Глейзеру выплачивать матери и ребенку ежемесячное пособие в размере 400$.

Характер Луи Армстронга

Армстронг был известен своей яркой и обаятельной индивидуальностью. В своей автобиографии он с досадой отзывается о некоторых биографах и историках, так как имел привычку рассказывать выдумки, особенно о своем раннем детстве, когда общественное внимание к нему еще не было столь пристальным, и вымышленным деталям его истории часто недостает последовательности.

В свое время Армстронг был не просто шоумэном, но и пользовался большим авторитетом. Его обожала американская публика, которая даже величайших афроамериканских артистов не допускала в свои круги за пределами их публичного имиджа, и его частная жизнь располагала правами и привилегиями, доступными немногим афроамериканцам того времени.

В политике он, как правило, придерживался нейтральной позиции, что порой отчуждало его от членов чернокожего сообщества, которые в период движения за гражданские права в истории США надеялись, что он воспользуется своим авторитетом среди белой американской публики, чтобы более откровенно высказать свое мнение по этому поводу. Тем не менее, он подверг критике президента Эйзенхауэра за отсутствие инициативной деятельности по вопросу гражданских прав.

Проблемы со здоровьем Луи Армстронга

Общеизвестно, что игра на трубе вредит губам, и Армстронг большую часть жизнь страдал от травмы губ из-за своего напористого стиля игры и любви к узким мундштукам, которые крепче держались на своем месте, но обычно впивались в мягкую слизистую его губы. Во время тура по Европе в 30-е годы язва у него на губе стала столь серьезной, что он вынужден был полностью оставить игру на целый год. В конце концов он выработал привычку смазывать губы мазями и кремами, а также отрезать рубцовую ткань лезвием бритвы. В 1950-х годах он был официальным представителем мази для губ "Ansatz-Creme".

На встрече за кулисами с тромбонистом Маршаллом Брауном в 1959 году Армстронгу было предложено обратиться к врачу и обеспечить правильное лечение губ вместо того, чтобы полагаться на домашние средства, но сделать это он решился лишь в последние годы жизни, когда имел уже и ряд других проблем со здоровьем, так что врачи сочли хирургическое вмешательство слишком рискованным.

Прозвища Луи Армстронга

Прозвища Сачмо и Сач — сокращения от слова "Satchelmouth" ("Рот-сумка", сл. "Джазовый рот"). Как и многие другие вещи в жизни Армстронга, полной красочных историй, как реальных, так и вымышленных, многие из которых он изобретал сам, его прозвище имеет множество возможных вариантов происхождения.

Наиболее распространенная версия, описанная биографами, гласит, что в детстве, танцуя за деньги на новоорлеанских улицах, Армстронг собирал монетки с пола и прятал их у себя во рту, чтобы старшие дети не смогли их украсть. Кто-то назвал его "рот-сумка" из-за того, что он пользовался ртом, как сумкой. Согласно другой версии, прозвище "рот-сумка" ("satchel mouth"), впоследствии сокращенное до Сачмо, он заслужил просто за свой большой рот.

Ранее он был также известен как Диппер — сокращение от "Dippermouth", произошедшее от песни "Dippermouth Blues", и нечто вроде импровизации на тему его необычного амбушюра.

Прозвище Попс ("Папаша") явилось следствием привычки самого Армстронга забывать имена людей и вместо этого называть их просто "папаша". Это прозвище вскоре признал и сам Армстронг. Оно использовалось как название для биографии Армстронга за 2010 год, автором которой был Терри Тичут.

Первый из чёрных музыкантов

Гардеробная Луи

В основном белое общество принимало Армстронга, как на сцене, так и за ее пределами — этой привилегии удостаивались очень немногие афроамериканские знаменитости, как правило, обладавшие либо исключительным талантом, либо бледной кожей. По мере того, как росла его слава, он получал доступ ко все более изысканным аспектам жизни, в которых афроамериканцам, даже знаменитым, было обычно отказано. Его слава была столь велика, что он обедал в солидных ресторанах и останавливался в гостиницах, как правило, предназначенных исключительно для белых. Он ценил эту власть и привилегии, хотя тщательно старался не демонстрировать этого с другими цветными исполнителями, и в частной жизни делал все, что мог, чтобы разделить эти преимущества со своими друзьями и коллегами-музыкантами.

Тем не менее, это не помешало членам афроамериканского сообщества, особенно в период с конца 1950-х до начала 1970-х годов, называть его "дядя Том" — расистское выражение в чернокожей среде, применявшееся к тем, кто заискивал перед белым обществом ценой собственной расовой принадлежности. Однако, Билли Холидей возразила: "Конечно, Попс ведет себя как "том", но делает это от души". Он подвергся критике за то, что на празднике Марди-Гра в 1949 году принял титул "короля зулусов". В афроамериканской коммуне Нового Орлеана это почетный титул главы, ведущего за собой чернокожих участников карнавала Крю, хотя постороннему могут показаться странными или оскорбительными их традиционные сплетенные из травы юбки и раскрашенные черной краской лица, призванные высмеивать отношение белых южан.

Некоторые музыканты критиковали Армстронга за то, что он играл перед сегрегированной (отдельной для разных рас) аудиторией и за то, что он не принимал активного участия в американском движении за гражданские права. Однако редкость тех случаев, в которых он все же высказывал свое мнение, оно производило больший эффект. Критические высказывания Армстронга в адрес президента Эйзенхауэра, в которых он называл его его "двуличным" и "безвольным" из-за бездействия президента в отношении конфликта из-за школьной десегрегации в Литл-Рок, штат Арканзас в 1957 году, попали в заголовки национальной прессы. В знак протеста Армстронг отменил запланированный тур в Советский Союз от имени Государственного департамента и сказал: "Раз мой народ терпит такое обращение на Юге, правительство может отправиться в ад", и что он не может представлять свое правительство за границей, когда оно конфликтует с его собственным народом.

ФБР вело досье на Армстронга из-за его откровенных высказываний об интеграции.

Религия Луи Армстронга

На вопрос о своей религии Армстронг отвечал, что он рос баптистом, всегда носил звезду Давида и дружил с папой римским. Армстронг носил звезду Давида в память о семье Карнофски, которые приютили его в детстве и одолжили ему денег на покупку его первого корнета. На самом деле, Луи Армстронг прошел католическое крещение в Храме Пресвятого Сердца Иисусова в Новом Орлеане, и встречался с папами Пием XII и Павлом VI, хотя нет никаких доказательств того, что он считал себя католиком. Армстронг, судя по всему, не имел ничего против различных религий, хотя относился к ним с юмором.

Интересные факты о Луи Армстронге

Армстронг беспокоился о своем здоровье. Для похудения он использовал слабительные и советовал эту практику как знакомым, так и в собственноручно составленных диетах, которые он опубликовал под названием "Похудей по методу Сачмо" . В молодости Армстронг предпочитал слабительное "Pluto Water", но позже сменил предпочтения, открыв для себя травяное снадобье "Swiss Kriss", и стал его ярым приверженцем. Он превозносил достоинства этого снадобья перед всеми, кто соглашался его выслушать, и раздавал его пакеты всем, кого встречал, в том числе членам британской королевской семьи. (Армстронг также присутствовал на юмористических, хотя и рискованных, открытках, которые распечатал для отправки друзьям: на них он был изображен сидящим на унитазе, с видом через замочную скважину, и слоганом "Сач говорит: "Оставь все это позади!"). Изредка эти открытки неверно описываются как реклама средства "Swiss Kriss". В концертной записи "Baby, It's Cold Outside" с Вельмой Мидлтон, он меняет строчку с "Смени пластинку, пока я наливаю" на "Съешь немного "Swiss Kriss", пока я наливаю".

Большую часть своей жизни Армстронг был заядлым курильщиком марихуаны; в 1930 году он провел девять дней в тюрьме после ареста за хранение наркотиков неподалеку от клуба. Он описывал марихуану, как "в тысячу раз лучше, чем виски".

Его заботы о здоровье и лишнем весе уравновешивались его любовью к еде, которая нашла отражение в таких песнях, как "Cheesecake", "Cornet Chop Suey" , хотя "Struttin' with Some Barbecue" была написана о привлекательной спутнице, а не о еде. Всю свою жизнь он оставался ярым приверженцем кухни Нового Орлеана и всегда подписывал свои письма, как "твой рисовый с красными бобами..."

Сочинения Луи Армстронга

Общительность Армстронга выражалась также в его любви к сочинительству. Путешествуя, он постоянно писал, разделяя любимые тематики своей жизни с корреспондентами по всему миру. Он с удовольствием печатал на машинке или писал на всем, что попадалось под руку, мимолетные заметки о музыке, сексе, продуктах питания, детских воспоминаниях, своем частом курении марихуаны в "лекарственных" целях, — даже о работе своего кишечника, которую он с радостью описывал. Также он находил забавными непристойные шутки и грязные стишки.

Был ли Луи Армстронг масоном?

Часто утверждается, что Луи Армстронг не был масоном. Хотя его обычно указывают как члена Ложи Монтгомери №18 (Принса Холла) в Нью-Йорке, однако такой ложи никогда не существовало. Тем не менее, Армстронг заявил в своей автобиографии, что был членом организации Рыцари Пифия, которая не является масонским сообществом.

Маэстро джаза Луи Армстронг

Труба Армстронга

В молодости Армстронг больше всего славился своей виртуозной игрой на корнете и трубе. Помимо своих очаровательных песен с кларнетом он также покорял слушателей своим культовым ритмическим "свингом" — сложным понятием, включающим наличие быстрых мест, легато от быстрых мест к медленным и взаимодополняющих связей между множеством ритмических рисунков. В число наиболее знаменитых записей, в которых Армстронг играет на трубе, входят сессии "Hot Five" и "Hot Seven", а также произведения с "Red Onion Jazz Babies" Импровизации Армстронга были не только исключительно сложными для того времени, но и утонченными, и очень мелодичными. Соло, сыгранное Армстронгом в песне "Potato Head Blues" давно принято считать его лучшим соло того периода.

Большинство предшествовавших Армстронгу коллективных ансамблей, играющих джаз, в творчестве которых изредка встречались соло, просто меняли мелодии песен. Армстронг был по сути первым джаз-музыкантом, кто создавал значительные вариации, основанные на хоральных гармониях песен, а не на одних лишь мелодиях. Это открыло широкое поле для творчества и импровизации, а также сумело придать музыке того времени форму сольного исполнения.

Часто Армстронг перестраивал популярные мелодии, которые играл, просто добавляя в них вариации, предпочитаемые любителями джаза его эпохи. Но, в то же время, его творчество включает в себя множество оригинальных мелодий, творческие скачки и расслабленные или энергичные ритмы. Техника игры Армстронга, отшлифованная постоянной практикой, расширила область применения, характер и возможности трубы. В своих записях Армстронг практически в одиночку создал роль джазового солиста, взяв жанр, который был по сути коллективной народной музыкой и превратив его в форму искусства с огромными возможностями для выражения индивидуальности.

Армстронг стал одним из первых музыкантов, использовавших записи собственных выступлений для улучшения своих навыков. Армстронг был страстным меломаном. У него была большая коллекция записей, в том числе бобинные ленты, которые он под конец своей карьеры брал с собой в путешествие, перевозя их в багажнике. Он любил слушать собственные записи и сравнивать свои выступления в музыкальном плане. Дома, в его убежище, у него было новейшее аудиооборудование, с которым он иногда репетировал или записывал под собственные старые песни или радио.

Вокальная популярность Луи Армстронга

По мере того, как его музыка развивалась и популярность возрастала, его вокал также приобретал все большую значимость. Армстронг не был первым, кто записал пение скэтом, но был в нем мастером и способствовал его распространению посредством своей первой записи, на которой он пел скэтом, "Heebie Jeebies". На сессии записи для Okeh Records, его ноты, предположительно, упали на пол, и прежде, чем он успел их подобрать, началась музыка, так что Армстронг просто стал петь бессмысленные слоги, а директор Okeh Е. А. Фирн, присутствовавший на сессии, велел ему продолжать. Армстронг так и сделал, пребывая в уверенности, что песню сотрут, но эту версию записали на пластинки и продали — так она стала неожиданным хитом. Хотя эту историю считали вымышленной, ее достоверность подтвердил сам Армстронг, по крайней мере в одном интервью, а также в своих мемуарах. На одной из записей более позднего периода Армстронг также спел "I done forgot the words" ("Я совершенно забыл слова") посреди записи "I'm A Ding Dong Daddy From Dumas".

Эти записи были хитами, и пение скэтом стало неотъемлемой частью его выступления. Еще задолго до этого, однако, Армстронг играл с вокалом, укорачивая и удлиняя фразы, вставляя импровизации, используя голос столь же творчески, как и трубу.

Армстронг был талантливым композитором, написавшим более пятидесяти песен, некоторые из которых стали джазовыми стандартами (например, "Gully Low Blues", "Potato Head Blues" и "Swing That Music").

Коллеги и последователи Луи Армстронга

За свою долгую карьеру он играл и пел с некоторыми из самых знаменитых музыкантов и вокалистов того времени; среди них Бинг Кросби, Дюк Эллингтон, Флетчер Хендерсон, Эрл Хайнс, Джимми Роджерс и Бесси Смит; возможно, наиболее известно также его сотрудничество с Эллой Фицджеральд. Его влияние на Кросби представляет особое значение на фоне  дальнейшего развития популярной музыки: Кросби восхищался Армстронгом и подражал ему, что прослеживается во многих его ранних записях, в частности, "Just One More Chance" (1931 г). Новый джазовый словарь Гроува весьма детально описывает долг Кросби перед Армстронгом, хоть и не называет имени последнего:

Кросби ... сыграл важную роль в введении в русло популярного пения афроамериканского представления о песне как о лирическом продолжении речи ... Его методы — облегчение дыхательной нагрузки голосовые связки, переход в головной голос на нижнем регистре, использование усиленной артикуляции для подчеркивания дикции, выпевание согласных (техника чернокожих певцов), и осторожное использование апподжиатур, мордентов и легато для выделения текста — впоследствии переняли почти все популярные певцы.

С Эллой Фитцджеральд Армстронг записал два альбома: "Ella and Louis", и "Ella and Louis Again" на лейбле Verve Records; музыкальное сопровождение на их сессиях обеспечивали трио Оскара Петерсона и ударники Бадди Рич (в первом альбоме) и Луи Беллсон (во втором). Тогда Норман Гранц задумал записать в исполнении Эллы и Луи оперу "Порги и Бесс", самую известную и одобренную критиками версию работы братьев Гершвин.

Его записи на Columbia Records, "Louis Armstrong Plays W.C. Handy" (1954 г.) и "Satch Plays Fats" (все мелодии Фэтса Уоллера) (1955 г.) получили признание как шедевры, а также умеренно хорошо продались. В 1961 году джаз-бэнд "All Stars" принял участие в записи двух альбомов: "The Great Summit" и "The Great Reunion" (в наше время объединенных в один диск) с Дюком Эллингтоном. В альбомы вошли многие из наиболее известных произведений Эллингтона (а также две эксклюзивных нарезки); в качестве пианиста выступил Дюк. Критики одобрили его участие в концептуальном джазовом мюзикле "Настоящие послы" Дейва Брубека (1963 г.), куда вошла песня "Summer Song" — одно из из наиболее популярных вокальных произведений Армстронга.

В 1964 году его запись песни "Hello Dolly" заняла первое место в хит-параде. На основании этой песни вскоре был создан альбом с тем же названием, который также мгновенно завоевал первое место (вытеснив с вершины рейтинга "The Beatles"). Альбом отлично продавался на протяжении всего года и быстро стал "Золотым" (500,000). Его исполнение "Hello Dolly" выиграло премию "Грэмми" 1964 года за лучший мужской вокал в исполнении поп-музыки.

Наиболее популярные вокальные произведения Армстронга

В "десятку лучших" вошли девятнадцать записей Армстронга, в том числе "Stardust", "What a Wonderful World", "When The Saints Go Marching In", "Dream a Little Dream of Me", "Ain't Misbehavin'", "You Rascal You", и "Stompin' at the Savoy". "We Have All the Time in the World" вошла в саундтрек к фильму про Джеймса Бонда "На секретной службе ее величества", и смогла насладиться повторной популярностью в Великобритании в 1994 году, войдя в рекламный ролик пива "Guinness". После переиздания эта песня заняла в хит-парадах третье место.

В 1964 году Армстронг вытеснил "The Beatles" с вершины хит-парада "Billboard Hot 100" с песней "Hello, Dolly!", что обеспечило 63-летнему исполнителю рекорд США как самого пожилого исполнителя, занявшего первое место в хит-параде. Его песня 1964 года "Bout Time" позже вошла в саундтрек к фильму "Колдунья".

В 1968 году Армстронг принял участие в итальянском музыкальном фестивале в Сан-Ремо, где он спел "Mi Va di Cantare" вместе со своей подругой, итальянской певицей эритрейского происхождения Ларой Сент-Пол. В феврале 1968 года он также появился с Ларой Сент-Пол на итальянском телеканале RAI, исполнив "Grassa e Bella" — эту песню он спел на итальянском, для итальянского рынка и лейбла C.D.I.

В 1968 году Армстронг в последний раз попал в хит-парады Великобритании со ставшей популярным хитом песней "What a Wonderful World", которпч возглавляла британские хит-парады на протяжении месяца; однако в Америке этот сингл вообще не попал в хит-парады. "Эта композиция стала более популярной в Америке лишь спустя 20 лет, когда вошла в саундтрек к фильму "Доброе утро, Вьетнам" 1978 г.; благодаря ему песня попала в топ-40 в рейтингах Соединенных Штатов" (Рульман). 28 октября 1970 года Армстронг даже посетил шоу Джонни Кэша, где спел хит "Rambling Rose" Нэта Кинга Коула и присоединился к Кэшу в воссоздании своего исполнения, аккомпанируя Джимми Роджерсу в "Blue Yodel No. 9". В 1999 году известный саксофонист Кенни Джи записал ремейк песни "What A Wonderful World". Однако оказалось, что запатентованный им "безопасный" саксофон лишь отвлекает внимание слушателя от знаменитого вокального таланта Луи, и песня никогда не приобрела широкой известности (Тейлор).

Стилистический диапазон Армстронга

Армстронг слушал музыку самых разных жанров, от блюза до аранжировок Гая Ломбардо, латиноамериканских народных песен, классических симфоний и оперы. В своих исполнениях он сочетал влияние всех этих источников, иногда к недоумению поклонников, которые не хотели, чтобы он переходил рамки удобных узких категорий. Армстронг вошел в Зал славы рок-н-ролла как одно из ранних влияний. Некоторые его соло 50-х годов, например, хард-рок версия песни "St. Louis Blues" с альбома "WC Handy", демонстрируют, что влияние было взаимным.

Телевизионная карьера Армстронга

Телевизионная карьера

Армстронг снялся в более чем дюжине голливудских фильмов, как правило, в ролях лидеров музыкальных групп или музыкантов. Наиболее прославилась его роль рассказчика и музыкального лидера в мюзикле "Высшее общество" 1956 года, в котором он спел финальную песню и дуэтом с Бинг Кросби исполнил песню "Now You Has Jazz". В 1947 году он вместе с Билли Холидей сыграл самого себя в фильме "Новый Орлеан" — документальном повествовании о кончине района Сторивилль и последующего массового переезда музыкантов из Нового Орлеана в Чикаго. В фильме "Пять пенни" 1959 года (биография корнетиста Рэда Николза) Армстронг сыграл самого себя, а также спел и сыграл несколько своих классических номеров. Дуэтом с  Дэнни Кэем Армстронг исполнил "When the Saints Go Marching In", в ходе чего Кэй изображал Армстронга. Также Армстронг вместе с Джеймсом Стюартом играл в фильме "История Гленна Миллера", в котором Гленн (в исполнении Стюарта) играл джем с Армстронгом и рядом других выдающихся исполнителей того времени.

Дуэт с Барбарой Стрейзанд

В 1930-х годах он стал первым афроамериканцем-ведущим радиопередачи национального уровня. В 1969 году Армстронг снялся в эпизоде в экранизации "Хелло, Долли!" в роли лидера группы Луи, и спел к этому фильму финальную песню дуэтом с Барбарой Стрейзанд. Его сольная запись "Hello, Dolly!" стала одной из его наиболее узнаваемых композиций.

Он принимал участие в таких радиопрограммах, как "История свинга" (1937 г.) и "Это джаз" (1947 г.), а также множество раз выступал по телевизору, особенно в 1950-х и 1960-х годах, включая участие в "Вечернем шоу с Джонни Карсоном".

Аргентинский писатель Хулио Кортасар, называющий себя поклонником Армстронга, утверждал, что концерт Луи Армстронга 1952 года в Театре на Елисейских Полях в Париже в значительной части вдохновил его на создание вымышленных существ под названием "Cronopios", которым посвящена серия коротких рассказов Кортасара. Кортасар однажды назвал самого Армстронга "Grandísimo Cronopio" ("Великий Cronopio").

Армстронг в качестве второстепенного вымышленного персонажа участвовал в телесериале "Южная победа" Гарри Тертлдава. Бежав вместе со своей группой из почти нацистской Конфедерации, он оказывает благотворное влияние на безвкусную музыку, модную на Севере. В качестве второстепенного вымышленного персонажа молодой Армстронг также появляется в романе "Twelve Bar Blues" (2001 г.) Патрика Нита, действия которого отчасти разворачиваются в Новом Орлеане, и который в том году стал победителем Уитбредовской литературной премии.

В фильме "Воспоминания о звездной пыли" (1980 г.) присутствует ключевая сцена, в которой Вуди Аллен под впечатлением от записи Армстронга "Stardust" испытывает ностальгическое озарение. Сочетание музыки и подходящего момента служит катализатором для основного действия фильма, побудив главного героя влюбиться в неблагоразумную женщину.

Терри Тичут написал о Армстронге пьесу одного актера под названием "Сачмо в Уолдорфе", премьера которого состоялась в 2011 году в Орландо, штат Флорида., и с тех пор была поставлена театрами "Шекспир и Компания", "Лонг-Уорф" и "Вильма". В 2014 году спектакль ставили на Бродвее.

Неопытный музыкант по имени Луис, одержимый Бадди Болденом, появляется в двух романах Дэвида Фульмера о Сторивилле: "Погоня за дьявольским хвостом" и "Джесс".

Как умер Луи Армстронг?

Надгробная плита

В марте 1971 года Армстронг вопреки рекомендациям своего врача участвовал на двухнедельном мероприятии в концерт-холле "Эмпайр Рум" гостиницы "Уолдорф-Астория". В конце этого мероприятия он был госпитализирован с сердечным приступом. В мае он вышел из больницы и вскоре возобновил свою практику игры на трубе. Все еще надеясь вернуться к гастролям, Армстронг умер от сердечного приступа во сне 6 июля 1971 года, за месяц до своего 70-летия. На момент смерти он проживал в районе Корона, Куинс, Нью-Йорк. Он был похоронен на кладбище Флашинг в Квинсе, Нью-Йорк. Его гроб несли такие знаменитости, как Бинг Кросби, Элла Фитцджеральд, Диззи Гиллеспи, Перл Бейли, Каунт Бейси, Гарри Джеймс, Фрэнк Синатра, Эд Салливан, Эрл Уилсон, Алан Кинг, Джонни Карсон и Дэвид Фрост. На поминальной службе Пегги Ли спел молитву "Отче наш", Аль Хибблер спел "Nobody Knows the Trouble I've Seen", а Фред Роббинс, давний друг Армстронга, произнес торжественную речь.

Награды Луи Армстронга

Премия Грэмми

В 1972 году Армстронг был посмертно награжден Премией Грэмми за жизненные достижения Академией искусства и науки звукозаписи. Эта Премия за особые заслуги вручается по решению ​​голосования национальных попечителей Академии Звукозаписи тем исполнителям, которые в течение своей жизни внесли творческий вклад существенного художественного значения в область звукозаписи.

Зал славы премии Грэмми

Записи Армстронга вошли в Зал славы Грэмми — специальная премия Грэмми, учрежденная в 1973 году в честь записей, существующих не менее 25 лет, которые имеют "качественное или историческое значение".

Зал славы рок-н-ролла

Зал славы рок-н-ролла включил композицию Армстронга "West End Blues" в список 500 песен, сформировавших рок-н-ролл.

Почтовая марка

В 1995 году почтовое ведомство США выпустило памятную почтовую марку с изображением Луи Армстронга стоимостью в 32 цента.

Премия "100 лет ... 100 звезд"

В 1999 году Армстронг был номинирован на включение в список "100 лет ... 100 звезд" Американского института кинематографии .

Наследие Луи Армстронга

Вклад Армстронга в развитие джаза практически неизмерим. Однако, его неугомонная личность и как исполнителя, а позже в карьере и как общественного деятеля, была столь сильной, что для некоторых иногда затмевала его вклад как музыканта и певца.

Как виртуозный трубач Армстронг имел уникальное звучание и необыкновенный талант к мелодической импровизации. Благодаря его исполнению труба заняла место в ряду сольных джазовых инструментов и широко используется в этой роли по сей день. Кроме того, сам по себе джаз из коллективной народной музыкальной импровизации превратился в серьезную форму сольного искусства во многом благодаря его влиянию. Помимо его выдающихся сольных навыков, он был также искусным аккомпаниатором и участником ансамбля. Благодаря своим нововведениям он сумел повысить музыкальный стандарт для всех последующих исполнителей.

Хотя Армстронг широко признан как первопроходец пения скэтом, однако, согласно Гэри Гиддинсу и другим, в этом его предвосхитил Этель Уотерс в своей записи 1930 года. Билли Холидей и Фрэнк Синатра — как минимум двое певцов, во многом ему обязанных. Холидей говорила, что в своем пении всегда добивалась "большого" звучания Бесси Смит и "чувства" Армстронга. Даже такие выдающиеся музыканты, как Дюк Эллингтон, превозносили Армстронга в своих хвалебных отзывах. Дюк Эллингтон сказал: "Кто был настоящим мастером, так это Армстронг". В 1950 году Бинг Кросби, самый успешный вокалист первой половины XX-го века, сказал: "Он есть начало и конец музыки в Америке".

Летом 2001 года в честь столетнего юбилея со дня рождения Армстронга главный аэропорт Нового Орлеана был переименован в Международный аэропорт Луи Армстронга в Новом Орлеане.

В 2002 году записи Луи Армстронга с "Hot Five" и "Hot Seven" (1925-1928 гг.) вошли в Национальный реестр записей Соединенных Штатов —  реестр записей, ежегодно отбираемых Национальным агентством по сбережению записей для хранения в Национальном реестре записи Библиотеки Конгресса.

Бывший открытый главный стадион для теннисных турниров был переименован в Стадион Луи Армстронга в честь Армстронга, который проживал на расстоянии нескольких кварталов от этого места.

В наши дни во всем мире существует множество групп, посвященных сохранению и почитанию музыки и стиля Сачмо, в том числе Общество Луи Армстронга, расположенное в Новом Орлеане, штат Луизиана. В фильме "Принцесса и лягушка" (2009 г.) Луи и Сидней Беше упоминаются в песне "When we're Human".

Дом-музей Луи Армстронга

Дом, в котором Армстронг прожил почти 28 лет, в 1977 году был объявлен Национальным историческим памятником и в настоящее время является музеем. Дом-музей Луи Армстронга, расположенный по адресу 34-56 на 107-й улице (между 34-й и 37-й авеню) в районе Корона, Куинс, проводит концерты и образовательные программы, работает как исторический дом-музей и распространяет материалы из своих архивов сочинений, книг, записей и памятных вещей, доступных для обозрения публики. Согласно завещанию Люсиль Армстронг, музеем ведает Колледж городского университета Нью-Йорка. Музей открылся для посещений 15 октября 2003 года. В настоящее время планируется открытие центра новых посетителей.

Картинки