18 September 2018, Tuesday
Редактор перевода
Alex Gorshkova
Статьи Wikiyours - это англоязычные статьи, переведённые на русский язык. Любой, кто владеет английским языком может стать обладателем своей собственной статьи и заработать деньги на её переводе. Соединим приятное с полезным!
Для перевода выберите статью.
Для перевода статьи
выберите категорию
Предложить изменения

Лев Троцкий

Содержание
  1. Кто такой Лев Троцкий?
  2. Биография Льва Троцкого
  3. Революционная деятельность Троцкого
  4. Первая эмиграция Троцкого
  5. Вторая эмиграция Троцкого
  6. Троцкий и Первая мировая война
  7. Троцкий во время Русской Революции
  8. Троцкий во главе Красной армии
  9. Троцкий в Гражданской войне
  10. Вклад Троцкого в Русскую Революцию
  11. «Тройка» против Троцкого
  12. Ссылка Льва Троцкого
  13. Убийство Льва Троцкого
  14. Наследие Троцкого
  15. Лев Троцкий Картинки

Кто такой Лев Троцкий?

Государственный деятель

Лев Троцкий (/ trɒtski /; произносится [lʲɛf trotskʲɪj]; урожденный Лейба Давидович Бронштейн; 7 ноября (по старому стилю 26 октября) 1879 года - 21 августа 1940 года, был марксистским революционером и теоретиком, советским политиком, который спланировал передачу всей политической власти в руки Советов во время Октябрьской революции 1917 года, а также является лидером-основателем Красной армии.

Первоначально Троцкий поддерживал фракцию меньшевиков-интернационалистов Российской социал-демократической рабочей партии. Он присоединился к большевикам незадолго до Октябрьской революции 1917 года и в итоге стал лидером Коммунистической партии. Он был, вместе с Лениным, Зиновьевым, Каменевым, Сталиным, Сокольниковым и Бубновым, одним из семи членов первого Политбюро, основанного в 1917 году для руководства большевистской революцией. В первые дни существования Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) и Советского Союза, он сначала служил наркомом иностранных дел, а затем основателем и командующим Красной Армией с званием наркома по военным и морским делам. Он сыграл большую роль в победе большевиков в Гражданской войне в России (1918-1923 гг.).

Проведя неудавшуюся борьбу левой оппозиции против политики и возвышения Иосифа Сталина в 1920-е годы и против возрастающей роли бюрократии в Советском Союзе, Троцкого лишили власти (октябрь 1927 года), изгнали из коммунистической партии (ноябрь 1927 года), сослали в Алма-Ату (январь 1928 года) и изгнали из Советского Союза (февраль 1929 года). Будучи главой Четвертого Интернационала, Троцкий продолжал выступать против сталинской бюрократии в Советском Союзе из ссылки. По приказу Сталина он был убит в Мексике в августе 1940 года Рамоном Меркадером, рожденным в Испании, советским агентом.

Идеи Троцкого легли в основу Троцкизма, крупной школы марксистского учения, который выступает против теорий сталинизма. Его выписали из исторических книг при Сталине, и он был одним из немногих советских политических деятелей, которые не были реабилитированы правительством при Никите Хрущеве в 1950-х годах. Только в конце 1980-х годов его книги были опубликованы в Советском Союзе, который вскоре распался.

Биография Льва Троцкого

Детство Льва Троцкого

Детство Льва Троцкого

Лев Троцкий, Лев Давидович Бронштейн, родился 7 ноября 1879 года, был пятым ребенком в русско-еврейской семье состоятельных (но неграмотных) фермеров в Яновке или Янивке, в Херсонской губернии Российской империи (ныне Береславка, в Украине), маленькая деревня в 24 километрах от ближайшего почтового отделения. Его родителями были Давид Леонтьевич Бронштейн (1847-1922 гг.) и его жена Анна Львовна (урожденная Животовская) (1850-1910 гг.). Семья была еврейского происхождения. Языком, на котором они говорили дома, был суржик, смесь русского и украинского языков. Младшая сестра Троцкого, Ольга, которая тоже стала большевиком и советским политиком, вышла замуж за видного большевика Льва Каменева.

Многие антикоммунисты, антисемиты и антитроцкисты отмечали настоящую фамилию Троцкого, подчеркивая политическое и историческое значение фамилии Бронштейн. Некоторые авторы, в частности Роберт Сервис, также утверждали, что в детстве у Троцкого было идишское имя «Leiba». Американский троцкист Дэвид Норт сказал, что это была очевидная попытка подчеркнуть еврейское происхождение Троцкого, но, вопреки утверждениям Сервиса, документальных доказательств этому не существует. Он считает, что очень маловероятно, что семья была еврейкой, поскольку они не говорили на идише, основном языке восточноевропейских евреев. Как Норт, так и Вальтер Лакер в своих книгах писали, что в детстве Троцкого называли Левой, стандартным русским уменьшительным словом от имени «Лев».

Когда Троцкому было девять лет отец отправил его в Одессу для обучения в еврейской школе. Он был зачислен в немецкую языковую школу, которая стала русскоязычной во время его жизни в Одессе в результате политики императорского правительства по Русификации. Как отмечает Исаак Дойчер в своей биографии Троцкого, Одесса была тогда суетливым космополитичным портовым городом, в отличие от типичного русского города того времени. Эта среда способствовала развитию международного мировоззрения молодого человека. Хотя Троцкий указывал в своей автобиографии «Моя жизнь», что он никогда не умел свободно говорить на каком-либо языке, кроме русского и украинского, Раймон Молинье писал, что Троцкий свободно говорил по-французски.

Революционная деятельность Троцкого

Выдающийся революционер XX века

Троцкий стал участником революционных событий в 1896 году, после переезда в портовый город Николаев на украинском побережье Черного моря. Сначала как народник (революционный популист), он первоначально выступал против марксизма, но в том же году стал марксистом благодаря своей будущей первой жене Александре Соколовской. Вместо того, чтобы заниматься математикой, Троцкий помог организовать Южно-Российский рабочий союз в Николаеве в начале 1897 года. Используя имя «Львов», он писал и печатал листовки и прокламации, распространял революционные брошюры и пропагандировал социалистические идеи среди промышленных рабочих и революционных студентов.

В январе 1898 года было арестовано более 200 членов профсоюза, в том числе и Троцкий. В течение последующих двух лет его удерживали в тюрьме в ожидании суда, сначала в Николаеве, затем в Херсоне, затем в Одессе и, наконец, в Москве. В московской тюрьме он контактировал с другими революционерами. Там он впервые услышал о Ленине и прочитал книгу Ленина «Развитие капитализма в России». Через два месяца после начала его тюремного заключения, 1-3 марта 1898 года, состоялся первый Конгресс новообразованной Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). С этого момента Троцкий являлся участником партии.

Первый брак и Сибирская ссылка Троцкого

Находясь в тюрьме в Москве летом 1899 года Троцкий женился на Александре Соколовской (1872-1938 гг.), марксистке. Свадебная церемония была исполнена еврейским капелланом.

В 1900 году он был приговорен к четырем годам ссылки в Сибирь. Из-за брака Троцкому и его жене было позволено находиться вместе в Сибири. Они были высланы в Усть-Кут и Верхоленск в районе Байкальского озера в Сибири. У них были две дочери, Зинаида (1901 - 5 января 1933 года) и Нина (1902 - 9 июня 1928 года), обе родившиеся в Сибири.

Ссылка Троцкого

В Сибири Троцкий изучал философию. Он узнал о различных направлениях внутри партии, которые были уничтожены арестами в 1898 и 1899 годах. Некоторые социал-демократы, известные как «экономисты», утверждали, что партия должна сосредоточиться на том, чтобы помочь промышленным рабочим улучшить их жизни и не беспокоиться  о них меняя правительство. Они полагали, что социальные реформы будут прорастать из борьбы рабочих за повышение заработной платы и улучшение условий труда. Другие утверждали, что свержение монархии было более важным, и что хорошо организованная и дисциплинированная революционная партия имеет большое значение. Последнюю позицию высказывала лондонская газета «Искра» или на английском языке «The Spark», которая была основана в 1900 году. Троцкий быстро встал на сторону позиции «Искры» и начал писать для газеты.

Летом 1902 года, по настоянию своей жены, Троцкий сбежал из Сибири, спрятанный в вагоне в грузе сена. Позднее Александра сбежала из Сибири со своими дочерьми.

Лев и Александра были разлучены и вскоре развелись, но поддерживали дружеские отношения. Их дети позже воспитывались родителями Троцкого в Украине. Обе дочери вышли замуж.  Зинаида родила детей, но дочери умерли раньше родителей. Нина Невельсон умерла от туберкулеза (ТБ), о ней заботилась старшая сестра в последние месяцы жизни. Зинаида Волкова умерла после того, как ее отец отправился в ссылку в Берлин. Она взяла с собой сына от второго брака и оставила дочь в России. Страдая от туберкулеза, а затем от смертельной болезни и депрессии, Волкова покончила жизнь самоубийством. Их мать Александра Троцкая исчезла в 1935 году во время Большого террора в Советском Союзе при Сталине и была убита сталинскими силами три года спустя.

Первая эмиграция Троцкого

До этого момента в своей жизни Троцкий использовал свое имя при рождении - Лев или Леон Бронштейн. Он изменил свою фамилию на «Троцкий» - имя, которое он будет носить до конца своей жизни. Говорят, он присвоил имя тюремщика одесской тюрьмы, в которой его ранее держали. Оно стало его основным революционным псевдонимом. После побега из Сибири Троцкий перебрался в Лондон, присоединившись к Георгию Плеханову, Владимиру Ленину, Юлию Мартову и другим редакторам «Искры». Под псевдонимом Перо («перо» или «ручка» на русском) Троцкий вскоре стал одним из ведущих писателей газеты.

Ленин и Троцкий

Неизвестно Троцкому, шесть редакторов «Искры» были равномерно распределены между «старой гвардией» во главе с Плехановым и «новой гвардией» во главе с Лениным и Мартовым. Сторонники Плеханова были старше (в свои 40 и 50 лет) и провели последние 20 лет вместе в изгнании в Европе. Члены новой гвардии были значительно моложе и только недавно эмигрировали из России. Ленин, который пытался создать постоянное большинство против Плеханова в «Искре», ожидал, что Троцкий, которому на тот момент было 23 года, займет сторону новой гвардии.

В марте 1903 года Ленин писал:

Я предлагаю всем членам редакционной коллегии принять «Перо» в состав совета на той же основе, что и других членов. Нам очень нужен седьмой член, как для удобства голосования (шесть - четное число), так и в качестве дополнения к нашим силам. «Перо» в течение нескольких месяцев вносит свой вклад в решение каждой проблемы; он наиболее энергично работает для «Искры»; он читает лекции (в чем он очень преуспел). В разделе статей и заметок о событиях дня он не только полезен, но и абсолютно необходим. Он, несомненно, человек редких способностей, у него есть убежденность и энергия, и он пойдет гораздо дальше.

Из-за несогласия Плеханова, Троцкий не стал полноправным членом правления. Но, с тех пор он принимал участие в его заседаниях в качестве консультанта, что принесло ему неприязнь Плеханова.

В конце 1902 года Троцкий встретился с Натальей Ивановной Седовой, которая вскоре стала его возлюбленной. Они поженились в 1903 году, и она была с ним до самой смерти. У них было двое детей, Лев Седов (1906-16 февраля 1938 года) и Сергей Седов (21 марта 1908 года - 29 октября 1937 года), которые оба умерли раньше своих родителей. Что касается фамилий его сыновей, Троцкий позже объяснил все после революции 1917 года:

Чтобы не заставлять моих сыновей менять свое имя, я, по требованию «гражданства», взял фамилию моей жены.

Троцкий никогда не использовал фамилию «Седов» ни в частном порядке, ни публично. Наталья Седова иногда подписывалась «Седова-Троцкая».

Ленин и Троцкий

Троцкий и Ленин

Тем временем, после периода тайных полицейских репрессий и внутренней неразберихи, последовавших за первым партийным Съездом в 1898 году, «Искре» удалось созвать 2-й Съезд партии в Лондоне в августе 1903 года. Там присутствовали Троцкий и другие редакторы «Искры». Первый Съезд прошел, как и планировалось, со сторонниками «Искры», побеждающими нескольких делегатов - «экономистов». Затем конгресс обсудил позицию еврейского Бунда, который в 1898 году учредил РСДРП, но хотел оставаться автономным внутри партии.

Вскоре после этого делегаты про-Искры разделились на две фракции. Ленин и его сторонники, большевики, выступали за меньшую, но высокоорганизованную партию, а Мартов и его сторонники, меньшевики, выступали за большую и менее дисциплинированную партию. Неожиданно Троцкий и большинство редакторов «Искры» поддержали Мартова и меньшевиков, в то время как Плеханов поддержал Ленина и большевиков. В 1903 и 1904 годах многие члены сменили стороны в фракциях. Плеханов вскоре расстался с большевиками. Троцкий оставил меньшевиков в сентябре 1904 года из-за того, что они настаивали на союзе с русскими либералами и их сопротивления примирению с Лениным и большевиками.

С 1904 по 1917 год Троцкий называл себя «нефракционным социал-демократом». Он работал между 1904 и 1917 годами, пытаясь примирить разные группы внутри партии, что привело к многочисленным столкновениям с Лениным и другими видными членами партии. Позднее Троцкий утверждал, что он ошибался в противостоянии Ленину в вопросах партии. В эти годы Троцкий начал развивать свою теорию перманентной революции и в 1904-1907 годах установил тесные рабочие отношения с Александром Парвусом.

Во время раскола Ленин упомянал Троцкого как «Иуду», «негодяя» и «свинью».

Кровавое воскресенье

Волнения и агитация против российского правительства начались в Санкт-Петербурге 3 января 1905 года (юлианский календарь), когда на Путиловском заводе в городе началась забастовка. Этот единственный удар стал всеобщей забастовкой, и к 7 января 1905 года в Санкт-Петербурге было 140 000 забастовщиков. В воскресенье 9 января 1905 года отец Георгий Гапон провел мирное шествие граждан по улицам к Зимнему дворцу, чтобы молить царя о еде и помощи от жестокого правительства. Дворцовая гвардия открыла огонь по мирным демонстрантам, в результате чего погибли 1000 человек. Воскресенье 9 января 1905 года стало известно как Кровавое воскресенье.

После событий Кровавого воскресенья Троцкий тайно вернулся в Россию в феврале 1905 года через Киев. Сначала он писал листовки для подпольной типографии в Киеве, но вскоре переехал в столицу, Санкт-Петербург. Там он работал с большевиками, такими как член ЦК Леонид Красин и местным меньшевистским комитетом, который он продвигал в более радикальном направлении. Последние, однако, были преданы агентом секретной полиции в мае, и Троцкому пришлось бежать в сельскую Финляндию. Там он работал над конкретизацией своей теории перманентной революции.

19 сентября 1905 года наборщики на Сытинском полиграфическом заводе в Москве объявили забастовку за сокращение рабочего дня и более высокую зарплату. К вечеру 24 сентября забастовку устроили также рабочие 50 других типографий в Москве. 2 октября 1905 года наборщики в типографиях в Санкт-Петербурге решили поддержать московских забастовщиков. 7 октября 1905 года железнодорожники Московско-Казанской железной дороги объявили забастовку. В результате возникшей путаницы Троцкий вернулся из Финляндии в Санкт-Петербург 15 октября 1905 года. В тот день Троцкий выступил перед Петербургским Советом рабочих депутатов, который проходил в Технологическом институте.  Около 200 000 человек собрались на улице, чтобы послушать речь.

После своего возвращения Троцкий и Парвус захватили газету «Русская газета», увеличив ее тираж до 500 000 газет. Троцкий также был соучредителем, вместе с Парвусом и Юлием Мартовым и другими меньшевиками, газеты «Начало», которая также оказался очень успешной в революционной атмосфере Санкт-Петербурга в 1905 году.

Незадолго до возвращения Троцкого меньшевики самостоятельно придумали ту же идею, что и Троцкий: избранная беспартийная революционная организация, представляющая столичных рабочих, первый «Совет» рабочих. К моменту прибытия Троцкого Санкт-Петербургский совет уже функционировал во главе с Хрусталевым-Носаром (Георгий Носар, псевдоним Петр Хрусталев). Хрусталев-Носар был компромиссной фигурой, когда был избран главой Санкт-Петербургского Совета. Хрусталев-Носар был адвокатом, который стоял выше политических фракций, содержащихся в Совете. Однако с момента его избрания он оказался очень популярен среди рабочих, несмотря на первоначальное сопротивление большевиков. Хрусталев-Носар прославился в своем качестве представителя Санкт-Петербургского Совета. Действительно, для внешнего мира Хрусталев-Носар был воплощением Санкт-Петербургского Совета. Троцкий присоединился к Совету под именем «Яновский» (в честь села, в котором он родился, Яновки) и был избран заместителем председателя. Он проделал большую работу в Совете и после ареста Хрусталева-Носара 26 ноября 1905 года был избран председателем совета. 2 декабря Совет выпустил прокламацию, в которой содержалось следующее заявление о царском правительстве и его внешних долгах:

Самодержавие никогда не пользовалось доверием народа и никогда не получало никаких полномочий со стороны народа. Поэтому мы решили не допустить погашения таких кредитов, как это было сделано царским правительством, открыто участвуя в войне со всем народом.

На следующий день, Совет был окружен войсками, лояльными правительству и депутаты были арестованы. Троцкого и других руководителей Совета судили в 1906 году по обвинению в поддержке вооруженного мятежа. На суде 4 октября 1906 года Троцкий произнес одну из лучших речей своей жизни. Именно эта речь укрепила его репутацию успешного публичного оратора. Он был осужден и приговорен к внутренней ссылке в Сибирь.

Вторая эмиграция Троцкого

Венская „Правда“

На пути в изгнание в Обдорск в Сибири в январе 1907 года Троцкий сбежал из поселка Березово и снова направился в Лондон. Он присутствовал на 5-м Съезде РСДРП. В октябре он переехал в Вену, Австро-Венгрию. В течение следующих семи лет он часто принимал участие в деятельности Австрийской социал-демократической партии, а иногда и Немецкой социал-демократической партии.

В Вене Троцкий приблизился к Адольфу Иоффе, который был его другом в течение следующих 20 лет и познакомил его с психоанализом. В октябре 1908 года его пригласили присоединиться к редакции «Правды», выходящей два раза в неделю, русскоязычной социал-демократической газеты для русских рабочих, которую он редактировал совместно с Иоффе, Матвеем Скобелевым и Виктором Коппом. Газета ввозилась контрабандой в Россию. "Правда" выходила очень нерегулярно; только пять выпусков были опубликованы в первый год. Избегая фракционной политики, газета оказалась популярной среди российских промышленных рабочих. Как большевики, так и меньшевики раскололись несколько раз после провала революции 1905-1907 годов. Денег на публикацию «Правды» не хватало. Троцкий обращался в ЦК РФ для получения финансовой поддержки для газеты в течение 1909 года.

Центральный Комитет в 1910 году контролировался большинством большевиков. Ленин согласился на финансирование «Правды», но потребовал, чтобы Большевик был назначен соредактором газеты. Когда различные фракции большевиков и меньшевиков пытались воссоединиться на заседании ЦК РСДРП в январе 1910 года в Париже по поводу возражений Ленина, «Правда» Троцкого стала «центральным органом», финансируемым партиями. Лев Каменев, зять Троцкого, вошел в редакцию от большевиков, но попытки объединения провалились в августе 1910 года. Каменев ушел из редакции на фоне взаимных обвинений. Троцкий продолжал издавать «Правду» еще два года, пока, наконец, газета не закрылась в апреле 1912 года.

Троцкий в Вене

22 апреля 1912 года большевики начали выпускать новую ориентированную на рабочих газету в Санкт-Петербурге, и также назвали ее «Правдой». Троцкий был так расстроен тем, что считал узурпацией названия своей газеты, что в апреле 1913 года он написал письмо Николаю Чхеидзе, лидеру меньшевиков, жестко осуждая Ленина и большевиков. Хотя он быстро покончил с разногласиями, письмо было перехвачено российской полицией, и копия была помещена в их архивы. Вскоре после смерти Ленина в 1924 году письмо было обнаружено и опубликовано оппонентами Троцкого в коммунистической партии, чтобы представить его врагом Ленина.

1910-е годы были периодом повышенной напряженности в РСДРП, что привело к многочисленным трениям между Троцким, большевиками и меньшевиками. Наиболее серьезные разногласия, которые в то время были у Троцкого и меньшевиков с Лениным, заключались в вопросе «экспроприации», т. е. вооруженные ограбления банков и других компаний большевистскими группировками для сбора денег для партии. Эти действия были запрещены 5-м Съездом, но продолжали совершаться большевиками.

В январе 1912 года большая часть большевистской фракции, во главе с Лениным и несколькими меньшевиками, провела конференцию в Праге и изгнала своих оппонентов из партии. В ответ Троцкий организовал в августе 1912 года в Вене «объединение» социал-демократических фракций (также известное как «Августовский блок») и попытался воссоединить партию. Попытка по большей части не увенчалась успехом.

В Вене Троцкий постоянно публиковал статьи в радикальных российских и украинских газетах, таких как «Киевская Мысль», под разными псевдонимами, часто используя «Антид Ото». В сентябре 1912 года "Киевская Мысль" отправила его на Балканы в качестве своего военного корреспондента, где он освещал две Балканские войны в течение следующего года и стал близким другом Христиана Раковского. Последний позже стал ведущим советским политиком и союзником Троцкого в Коммунистической партии Советского Союза. 3 августа 1914 года во время первой мировой войны, в которой Австро-Венгрия сражалась против Российской империи, Троцкий был вынужден покинуть Вену ради нейтральной Швейцарии, чтобы избежать ареста в качестве русского эмигранта.

Троцкий и Первая мировая война

Начало Первой мировой войны вызвало внезапную перегруппировку в РСДРП и других европейских социал-демократических партиях по вопросам войны, революции, пацифизма и интернационализма. В РСДРП Ленин, Троцкий и Мартов защищали различные интернационалистические антивоенные точки зрения, а Плеханов и другие социал-демократы (как большевики, так и меньшевики) в какой-то мере поддерживали российское правительство. В Швейцарии Троцкий короткое время работал в Швейцарской социалистической партии, побуждая ее принять международную резолюцию. Он написал книгу против войны, «Война и интернационал», а также против военной позиции европейских социал-демократических партий, прежде всего немецкой партии. Как военный корреспондент «Киевской Мысли», Троцкий переехал во Францию ​​19 ноября 1914 года. В январе 1915 года в Париже он начал редактировать (сначала с Мартовым, который вскоре ушел из редакции, когда газета стала более левой) «Наше слово», интернациональную социалистическую газету. Он разработал лозунг «мир без аннексий и контрибуций, мир без завоевателей и завоеванных». Ленин выступал за признание поражения России в войне и требовал полного разрыва со вторым Интернационалом.

Троцкий участвовал в Циммервальдской конференции антивоенных социалистов в сентябре 1915 года и выступал за средний курс между теми, кто, как и Мартов, решили остаться любой ценой во втором Интернационале, и те, кто, подобно Ленину, разорвали бы отношения со вторым Интернационалом и сформировал Третий Интернационал. Конференция приняла среднюю линию, предложенную Троцким. Сначала выступив против, в конце концов Ленин проголосовал за решение Троцкого избежать раскола среди антивоенных социалистов.

31 марта 1916 года Троцкий был депортирован из Франции в Испанию за свою антивоенную деятельность. Испанские власти не хотели, чтобы он приезжал и депортировали его в Соединенные Штаты 25 декабря 1916 года. Он прибыл в Нью-Йорк 13 января 1917 года. Он жил почти три месяца на Уайз авеню, 1522 в Бронксе. В Нью-Йорке он писал статьи для местной русскоязычной социалистической газеты «Новый мир» и ежедневной газеты «Истинный день» на идише. Он также выступал с речами перед русскими эмигрантами. Он официально зарабатывал около 15 долларов в неделю.

Троцкий жил в Нью-Йорке, когда Февральской революцией 1917 года был свергнут царь Николай II. Он покинул Нью-Йорк 27 марта 1917 года, но его корабль, SS Kristianiafjord, был перехвачен британскими морскими военными в Канаде  Галифаксе, Новая Шотландия. Его задержали на месяц в лагере для военнопленных в Амхерсте в Новой Шотландии. Будучи заключенным в лагере, Троцкий подружился с рабочими и матросами среди своих сокамерников, описывая свой месяц в лагере как «одно постоянное массовое собрание». Речи и агитация Троцкого вызвали гнев немецких офицеров-заключенных, которые пожаловались командиру британского лагеря полковнику Моррису на «антипатриотическое» отношение Троцкого. Затем Моррис запретил Троцкому выступать с публичными речами, в результате чего 530 заключенных протестовали и подписали петицию против приказа Морриса. В это время в России, после первоначальных сомнений и давления со стороны рабочих и крестьянских советов, министр иностранных дел России Павел Милюков был вынужден потребовать освобождения Троцкого как гражданина России и британское правительство освободило его 29 апреля 1917 года.

Он добрался до России 17 мая 1917 года. После возвращения Троцкий фактически согласился с позицией большевиков, но сразу не присоединился к ним. Российские социал-демократы были разделены по меньшей мере на шесть групп и большевики ждали, когда следующий партийный Съезд определит, с какими фракциями слиться. Троцкий временно присоединился к Межрайонцам, региональной социал-демократической организации в Санкт-Петербурге и стал одним из ее лидеров. На первом Съезде Советов в июне он был избран членом первого Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) из фракции Межрайонцы.

После неудавшегося пробольшевистского восстания в Петрограде Троцкий был арестован 7 августа 1917 года. Через 40 дней он был освобожден после неудавшегося контрреволюционного восстания Лавра Корнилова. После того, как большевики получили большинство в Петроградском Совете, Троцкий 8 октября был избран председателем. Он встал на сторону Ленина против Григория Зиновьева и Льва Каменева, когда большевистский ЦК обсудил вопрос о вооруженном восстании, он возглавил попытки свержения Временного правительства во главе с Александром Керенским.

Следующее резюме о роли Троцкого в 1917 году было написано Сталиным в «Правде» 10 ноября 1918 года. Хотя этот отрывок цитировался в сталинской книге «Октябрьская революция» (1934), он был исключен из Сталинских работ (1949).

Вся практическая работа, связанная с организацией восстания проводилась под непосредственным руководством президента Петроградского Совета товарища Троцкого. Можно с уверенностью утверждать, что партия обязана прежде всего и главным образом товарищу Троцкому за быстрый переход гарнизона на сторону Совета и эффективную организацию работы Военно-революционного комитета.

После успеха восстания 7-8 ноября 1917 года Троцкий предпринял усилия, чтобы отразить контратаку казаков под руководством генерала Петра Краснова и других войск, по-прежнему лояльных свергнутому Временному правительству в Гатчине. В союзе с Лениным он пресекал попытки других членов большевистского ЦК (Зиновьев, Каменев, Рыков и др.) разделять власть с другими социалистическими партиями. К концу 1917 года Троцкий был, несомненно, вторым человеком в большевистской партии после Ленина. Он затмил амбициозного Зиновьева, который был ведущим лейтенантом Ленина за предыдущее десятилетие, но чья звезда, казалось, начала гаснуть. Это изменение позиции способствовало продолжающейся конкуренции и вражде между двумя мужчинами, которые продолжались до 1926 года и способствовали их взаимному уничтожению.

Троцкий во время Русской Революции

После прихода к власти большевиков, Троцкий стал наркомом иностранных дел и опубликовал секретные договоры, ранее подписанные Антантой, в которых подробно описаны планы послевоенного перераспределения колоний и передела государственных границ.

Нарком

Троцкий возглавлял советскую делегацию во время мирных переговоров в Брест-Литовске с 22 декабря 1917 года по 10 февраля 1918 года. Левые коммунисты во главе с Николаем Бухариным продолжали считать, что между советской республикой и капиталистической страной не может быть мира и что только революционная война, ведущая к панъевропейской советской республике, принесет прочный мир. Они ссылались на успехи новообразованной (15 января 1918 года) добровольной Красной Армии против польских войск генерала Юзефа Довбора-Муницкого в Беларуси, Белого движения в Донской области и новых независимых украинских войск в качестве доказательства того, что Красная Армия могла противостоять силам Германии, особенно если использовались пропаганда и асимметричные боевые действия. Они не возражали против переговоров с немцами для разоблачения имперских притязаний Германии (территориальных завоеваний, репараций и т. д.) в надежде ускорить желанную советскую революцию на Западе, но они были категорически против подписания любого мирного договора. В случае ультиматума Германии они выступали за провозглашение революционной войны против Германии, чтобы вдохновить русских и европейских рабочих на борьбу за социализм. Это мнение разделяли левые социал-революционеры, которые тогда были младшими партнерами большевиков в коалиционном правительстве.

Ленин, который раньше надеялся на скорейшую советскую революцию в Германии и других частях Европы, быстро решил, что имперское правительство Германии все еще решительно контролирует государство и что без сильных российских войск вооруженный конфликт с Германией приведет к краху советского правительства в России. Он был согласен с левыми коммунистами, что в конечном итоге панъевропейская советская революция решит все проблемы, но до тех пор большевики должны были остаться у власти. Ленин не возражал против продолжения переговоров для максимального пропагандистского эффекта, но с января 1918 года выступал за подписание отдельного мирного договора, если бы пришлось столкнулся с немецким ультиматумом. Позиция Троцкого была между этими двумя большевистскими фракциями. Как и Ленин, он признавал, что старая российская армия, унаследованная от монархии и Временного правительства и устаревающая, не могла сражаться:

То, что мы больше не могли сражаться, было мне совершенно ясно, и что новообразованные отряды Красной гвардии и Красной Армии были слишком маленькими и плохо обучены, чтобы сопротивляться немцам.

Брест-Литовский договор

Но он соглашался с левыми коммунистами, что отдельный мирный договор с империалистической властью будет страшным моральным и материальным ударом для советского правительства, сведет на нет все его военно-политические успехи 1917 и 1918 годов, воскресит понятие о том, что большевики тайно связаны с немецким правительством, и вызовет всплеск внутреннего сопротивления. Он утверждал, что в любом немецком ультиматуме должно быть отказано, что вполне может привести к восстанию в Германии или, по крайней мере, вдохновить немецких солдат не подчиняться своим офицерам, поскольку любое немецкое наступление было бы явным захватом территорий. Он писал в 1925 году:

Мы начали мирные переговоры в надежде поднять рабочие партии Германии и Австро-Венгрии, а также партии стран Антанты. По этой причине мы были обязаны задерживать переговоры как можно дольше, чтобы дать европейскому рабочему время понять главный факт самой советской революции и, в частности, ее мирную политику. Но был и другой вопрос: могут ли немцы по-прежнему сражаться? Имеют ли они возможность начать атаку на революцию, которая объяснит прекращение войны? Как мы можем узнать направление мыслей немецких солдат, как его понять?

В течение января и февраля 1918 года позиция Ленина поддерживалась 7 членами ЦК большевиков и 4 сторонниками Бухарина. У Троцкого было 4 голоса (его собственный, Феликса Дзержинского, Николая Крестинского и Адольфа Иоффе), и, поскольку его голос был решающим, он смог продолжить свою политику в Брест-Литовске. Когда он больше не мог откладывать переговоры, он вышел из переговоров 10 февраля 1918 года, отказавшись подписывать жесткие условия Германии. После непродолжительного перерыва Центральные державы уведомили советское правительство о том, что после 17 февраля они перестанут соблюдать перемирие. На данном этапе Ленин снова утверждал, что Советское правительство сделало все возможное, чтобы объяснить свою позицию западным рабочим и пришло время принять условия. Троцкий отказался поддержать Ленина, так как он ждал, будут ли немцы восставать и будут ли немецкие солдаты отказываться следовать приказам.

Брестский мир

Германия возобновила военные операции 18 февраля. В течение дня стало ясно, что немецкая армия способна проводить наступательные операции и что отряды Красной Армии, которые были относительно небольшими, плохо организованными и плохо управляемыми, не соответствовали ей. Вечером 18 февраля 1918 года Троцкий и его сторонники в комитете воздержались и предложение Ленина было принято 7-4 голосов. Советское правительство направило радиограмму на немецкую сторону, приняв окончательные условия Брест-Литовского мира.

Германия не отвечала три дня и продолжала наступление, испытывая небольшое сопротивление. Ответ пришел 21 февраля, но предлагаемые условия были настолько жесткими, что даже Ленин ненадолго задумался, что у Советского правительства не было иного выбора, кроме как сражаться. Но в итоге комитет снова проголосовал 7-4 23 февраля 1918 года; Брест-Литовский договор был подписан 3 марта и ратифицирован 15 марта 1918 года. Поскольку Троцкий был так тесно связан с политикой, проводимой ранее советской делегацией в Брест-Литовске, он ушел со своей должности комиссара иностранных дел для устранения потенциального препятствия для новой политики.

Троцкий во главе Красной армии

Неспособность недавно сформированной Красной Армии противостоять немецкому наступлению в феврале 1918 года выявила ее слабости: недостаточное количество, отсутствие обученных офицеров и почти полное отсутствие координации и подчинения. Прославленные и устрашающие моряки Балтийского флота, одни из оплотов нового режима во главе с Павлом Дыбенко, бежали из немецкой армии в Нарве. Было серьезно подорвано мнение о том, что советское государство может иметь эффективную добровольную или военную армию.

Троцкий во главе Красной армии

Троцкий был одним из первых большевистских лидеров, признающих проблему, и он настаивал на создании военного совета бывших российских генералов, который будет функционировать в качестве консультативного органа. Ленин и Центральный комитет большевиков договорились 4 марта о создании Высшего военного совета во главе с бывшим начальником имперского генерального штаба Михаилом Бонч-Бруевичем.

Вся большевистское руководство Красной Армии, в том числе Народный комиссар (министр обороны) Николай Подвойский и главнокомандующий Николай Крыленко, решительно протестовали и в конце концов ушли в отставку. Они считали, что Красная Армия должна состоять только из преданных революционеров, опираться на пропаганду и силу, а также избранных офицеров. Они рассматривали бывших имперских офицеров и генералов как потенциальных предателей, которых следует избегать в новых войсках, а тем более ставить их во главе этих войск. Их взгляды по-прежнему пользовались популярностью у многих большевиков на протяжении большей части Гражданской войны в России, и их сторонники, в том числе Подвойский, который стал одним из депутатов Троцкого, постоянно мешали реализации идей Троцкого. Недовольство политикой Троцкого строгой дисциплины, призывом и доверием к тщательно контролируемым некоммунистическим военным экспертам в конечном итоге привело к военной оппозиции, которая была активной в Коммунистической партии в конце 1918-1919 годов.

13 марта 1918 года отставка Троцкого как комиссара по иностранным делам была официально принята и он был назначен Наркомом по делам армии и флота, вместо Подвойского, и председателем Высшего военного совета. Должность главнокомандующего была упразднена и Троцкий получил полный контроль над Красной Армией, ответственной только за руководство Коммунистической партии, чьи левые социал-революционерские союзники покинули правительство из-за Брест-Литовска. С помощью своего заместителя Ефрема Склянского Троцкий провел остаток гражданской войны, превратив Красную Армию из разношерстной группы маленьких и отчаянно независимых отрядов в большую и дисциплинированную военную машину, с помощью принудительной воинской повинности, контролируемых партией отрядов, обязательного послушания и офицеров, выбранных руководством, а не рядовыми. Он защищал эту точку зрения на протяжении всей своей жизни.

Троцкий в Гражданской войне

Троцкий в Гражданской войне

Военная ситуация вскоре испытала управленческие и организационные навыки Троцкого. В мае-июне 1918 года чехословацкие легионы на пути от Европейской России до Владивостока восстали против Советского правительства. Это привело к потере большевиками большей части территории страны, все более организованному сопротивлению российских антикоммунистических сил (обычно называемых Белой армией в честь их наиболее известной составляющей) и широко распространенному дезертирству военных экспертов, на которых опирался Троцкий.

Троцкий и правительство отреагировали полноценной мобилизацией, которая увеличила численность Красной Армии с менее чем 300 000 военных в мае 1918 года до 1000000 в октябре, и внедрением в армию политических комиссаров. У последних была задача обеспечения преданности военных экспертов (в основном бывших офицеров имперской армии) и совместного подписания их приказов. Троцкий считал организацию Красной Армии построенной на идеях Октябрьской революции. Как он позже писал в своей автобиографии:

Армия не может быть построена без репрессий. Массы людей нельзя вести на смерть, пока командование армии не имеет смертной казни в своем арсенале. До тех пор, пока, гордые своей техникой, злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади. И все же армии не построены на страхе. Царская армия распалась не из-за отсутствия репрессий. В попытке спасти армию, восстановив смертную казнь, Керенский только разрушил ее. Из пепла великой войны большевики создали новую армию. Эти факты не требуют объяснения никому, у кого есть даже малейшие знания языка истории. Самым сильным цементом в новой армии были идеи Октябрьской революции, и поезд поставлял этот цемент на фронт.

В ответ на неудавшееся покушение на  убийство Ленина, которое совершила Фанни Каплан 30 августа 1918 года, и успешное убийство начальника Петроградской Чеки Моисея Урицкого 17 августа 1918 года, большевики поручили Феликсу Дзержинскому начать «Красный террор», объявленный в выпуске от 1 сентября 1918 года «Красной газеты». Что касается красного террора, Троцкий писал:

Буржуазия сегодня - опускающийся класс... Мы вынуждены оторвать ее, чтобы отсечь. Красный террор является оружием, используемым против класса, обреченного на гибель, который не хочет погибать. Если белый террор может лишь затормозить исторический подъем пролетариата, красный террор торопит уничтожение буржуазии.

При работе с дезертирами, Троцкий часто заинтересовывал их политически, пробуждая в них идеи революции.

В Калужской, Воронежской и Рязанской губернии десятки тысяч молодых крестьян не являлись на первые советские призывы. Военному комиссариату Рязани удалось собрать около пятнадцати тысяч таких дезертиров. Проезжая через Рязань, я решил посмотреть на них. Меня отговаривали: "Как бы чего не вышло". Но все обошлось как нельзя быть лучше. Из бараков их скликали: "Товарищи дезертиры, ступайте на митинг, товарищ Троцкий к вам приехал". Они выбегали возбужденные, шумные, любопытные, как школьники. Я воображал их похуже. Они воображали меня пострашнее. Меня в несколько минут окружила огромная распоясанная, недисциплинированная, но ничуть не враждебная братва. "Товарищи дезертиры" глядели на меня так, что, казалось, у многих выскочат глаза. Взобравшись на стол тут же на дворе, я говорил с ними часа полтора. Это была благодарнейшая аудитория. Я старался поднять их в их собственных глазах и под конец призвал их поднять руки в знак верности революции. На моих глазах их заразили новые идеи. Ими владел истинный энтузиазм. Они провожали меня до автомобиля, глядели во все глаза, но уже не испуганно, а восторженно, кричали во всю глотку и ни за что не хотели отлипнуть от меня. Я не без гордости узнавал потом, что важным воспитательным средством по отношению к ним служило напоминание: "А ты что обещал Троцкому?" Полки из рязанских "дезертиров" хорошо потом дрались на фронтах.

Учитывая нехватку рабочей силы и 16 противостоящих иностранных армий, Троцкий также настаивал на использовании бывших царских офицеров в качестве военных специалистов в Красной Армии в сочетании с большевистскими политическими комиссарами для обеспечения революционного характера Красной Армии. Ленин прокомментировал это:

Когда товарищ Троцкий сообщил мне недавно, что число офицеров старой армии у нас в военном ведомстве составляет несколько десятков тысяч, тогда я получил конкретное представление, в чем заключается секрет использования нашего врага: как заставить строить коммунизм тех, кто является его противником, строить коммунизм из кирпичей, которые подобраны капиталистами против нас! У нас нет других кирпичей! Итак, мы должны заставить буржуазных экспертов под руководством пролетариата построить наше здание из этих кирпичей. Это сложно; но это является залогом победы.

В сентябре 1918 года большевистское правительство, сталкиваясь с постоянными военными трудностями, объявило то, что приравнивается к военному положению и реорганизации Красной Армии. Высший военный совет был упразднен, а должность главнокомандующего была восстановлена, занимаемая военачальником латышских стрелков Иоакимом Вацетисом ( он же Jukums Vacietis), который ранее возглавлял Восточный фронт против чехословацких легионов. Вацетис руководил повседневными действиями армии, а Троцкий стал председателем новообразованного Реввоенсовета республики и сохранил общий контроль над военными. Троцкий и Вацетис сталкивались ранее в 1918 году, в то время как Вацетис и советник Троцкого Михаил Бонч-Бруевич также были недружелюбно настроены друг к другу. Тем не менее Троцкий в конечном итоге установил рабочие отношения с часто вспыльчивым Вацетисом.

Реорганизация вызвала еще один конфликт между Троцким и Сталиным в конце сентября. Троцкий назначил бывшего императорского генерала Павла Павловича Сытина командовать Южным фронтом, но в начале октября 1918 года Сталин отказался принять его, и поэтому он был отозван с фронта. Ленин и Яков Свердлов пытались примирить Троцкого и Сталина, но их встреча оказалась безуспешной.

Троцкий у власти в начале 1919-х

 2-й Съезд партии

В конце 1918 года и в начале 1919 года было несколько выпадов в адрес управления Красной Армией Троцким, в том числе обвинения в газетных статьях, вдохновленных Сталиным, и прямое нападение военной оппозиции на VIII съезде партии в марте 1919 года. На поверхности, он успешно выдерживал их и был избран одним из пяти полных членов первого Политбюро после съезда. Но позже он писал:

Неудивительно, что моя военная работа создала для меня столько врагов. Я не смотрел в сторону, я расталкивал тех, кто препятствовал военному успеху, или в спешке работы, наступая на ноги небрежным, и был слишком занят, даже чтобы извиниться. Некоторые люди помнят такие вещи. Неудовлетворенные и те, чьи чувства были задеты, нашли свой путь к Сталину или Зиновьеву, потому что эти двое также испытывали боль.

В середине 1919 года у недовольных была возможность создать серьезную проблему лидерству Троцкого: Красная Армия выросла с 800 000 до 3 000 000 человек и одновременно сражалась на шестнадцати фронтах. Красная Армия победила весеннее наступление Белой армии на востоке и собиралась пересечь Уральские горы и войти в Сибирь в погоне за силами адмирала Александра Колчака. Но на юг продвигались белые русские войска генерала Антона Деникина и ситуация быстро ухудшалась. 6 июня главнокомандующий Вацетис приказал Восточному фронту прекратить наступление, чтобы он мог использовать эти силы на юге. Но руководство Восточного фронта, в том числе его командир Сергей Каменев (бывший полковник Императорской армии) и члены Восточного фронта Революционного военного совета Ивар Смилга, Михаил Лашевич и Сергей Гусев рьяно протестовали и хотели фокусироваться на Восточном фронте. Они настаивали на том, что очень важно захватить Сибирь до наступления зимы и что, как только силы Колчака будут раздавлены, будет освобождено еще больше дивизий для Южного фронта. Троцкий, который ранее конфликтовал с руководством Восточного фронта, включая временное снятие Каменева в мае 1919 года, поддерживал Ватсетиса.

На заседании ЦК 3-4 июля после накаленного обмена большинство поддержало Каменева и Смилга против Вацетиса и Троцкого. План Троцкого был отвергнут и его сильно критиковали за различные предполагаемые недостатки в его стиля руководства, в основном его характера. Сталин использовал эту возможность, чтобы надавить на Ленина, для увольнения Троцкого с его поста. Но когда Троцкий подал в отставку 5 июля, Политбюро и Оргбюро ЦК единогласно отказали ему в отставке.

Тем не менее, были сделаны некоторые значительные изменения в руководстве Красной Армии. Троцкий был временно отправлен на Южный фронт, а работа в Москве неофициально координировалась Смилгой. Большинство членов Реввоенсовета, которые не участвовали в его повседневной деятельности, были освобождены от своих обязанностей 8 июля и были добавлены новые члены, в том числе Смилга. В тот же день, когда Троцкий был на юге, Вацетис был внезапно арестован ЧК по подозрению в причастности к антисоветскому заговору и заменен Сергеем Каменевым. Через несколько недель на юге Троцкий вернулся в Москву и возобновил контроль над Красной Армией. Год спустя Смилга и Тухачевский были побеждены во время Варшавской битвы, но Троцкий отказался от возможности отплатить Смилге, что принесло ему дружеское отношение Смилги и позже поддержку во время внутрипартийных битв 1920-х годов.

К октябрю 1919 года правительство было в худшем кризисе гражданской войны: войска Деникина подошли к Туле и Москве с юга, а войска генерала Николая Юденича подошли к Петрограду с запада. Ленин решил, что, поскольку важнее защитить Москву, нужно было отказаться от Петрограда. Троцкий утверждал, что нужно защищать Петроград, по крайней мере отчасти, чтобы предотвратить вмешательство Эстонии и Финляндии. В редкой перестановке Троцого поддержали Сталин и Зиновьев и он победил Ленина в ЦК. Он сразу же отправился в Петроград, руководство которого возглавлял Зиновьев, который был деморализован, и организовал его защиту, иногда лично останавливая бегущих солдат. К 22 октября Красная Армия была в наступлении, а в начале ноября войска Юденича были выдворены в Эстонию, где они были разоружены и задержаны. Троцкий был награжден орденом Красного Знамени за его действия в Петрограде.

Троцкий у власти в начале 1920-х 

С поражением Деникина и Юденича в конце 1919 года акцент советского правительства переместился на экономику. Троцкий провел зиму 1919-1920 годов в Уральском регионе, пытаясь возобновить его экономику. Основываясь на своем опыте, он предложил отказаться от политики военного коммунизма, которая включала конфискацию зерна у крестьян, и частично восстановить рынок зерна. Все еще приверженный военному коммунизму, Ленин отклонил его предложение. Он сделал Троцкого ответственным за железные дороги страны (при сохранении общего контроля над Красной Армией), которые он считал, должны быть милитаризированы в духе военного коммунизма. Только в начале 1921 года из-за экономического краха и социальных восстаний Ленин и остальная часть большевистского руководства отказались от военного коммунизма в пользу новой экономической политики.

В начале 1920 года советско-польская напряженность в конечном итоге привела к польско-советской войне. В преддверии и во время войны Троцкий утверждал, что Красная Армия исчерпала силы и Советское правительство должно как можно скорее подписать мирный договор с Польшей. Он не верил, что Красная Армия найдет большую поддержку в Польше. Ленин позже писал, что он и другие большевистские лидеры полагали, что успехи Красной Армии в гражданской войне в России и против поляков означали, что: «Оборонительный период войны с мировым империализмом закончился, и мы могли и должны были использовать военную ситуацию для начала наступательной войны».

Красная Армия потерпела поражение от Польши и наступление было отменено во время Варшавской битвы в августе 1920 года, отчасти из-за того, что Сталин не подчинился приказу Троцкого в преддверии решающих сражений. Еще в Москве Троцкий снова выступал за мирный договор и на этот раз победил.

Профсоюзная дискуссия

В конце 1920 года, когда большевики выиграли гражданскую войну и до VIII и IX съезда Советов, Коммунистическая партия имела острую и все более ожесточенную дискуссию о роли профсоюзов в советском государстве. Дискуссия разделила партию на множество «платформ» (фракций), в том числе фракции Ленина, Троцкого и Бухарина; Бухарин в конце концов объединил свою фракцию с Троцким. Меньшие, более радикальные фракции, такие как Рабочая оппозиция (во главе с Александром Шляпниковым) и Группа демократического централизма, были особенно активными.

Позиция Троцкого сформировалась, когда он возглавлял специальную комиссию по советской транспортной системе «Цектран». Он был назначен на эту должность для восстановления железнодорожной системы, разрушенной гражданской войной. Будучи военным комиссаром и революционным военачальником, он видел необходимость создания военизированной «производственной атмосферы» путем включения профсоюзов непосредственно в государственный аппарат. Его непреклонная позиция заключалась в том, что рабочие в рабочем государстве не должны бояться государства, а государство должно полностью контролировать профсоюзы. На IX съезде партии он защищал «такой режим, при котором каждый рабочий чувствует себя солдатом труда, который не может собою свободно располагать, если дан наряд перебросить его, он должен его выполнить, если он его не выполнит - он будет дезертиром, которого карают. Кто следит за этим? Профессиональный союз. Это есть милитаризация рабочего класса». Ленин резко критиковал Троцкого и обвинял его в том, что он «бюрократически придирается к профсоюзам» и организовывает «фракционные атаки». Он фокусировался на государственном контроле не так сильно, как на необходимости новых отношений между государством и рядовыми рабочими. Он говорил: «Внедрение истинной трудовой дисциплины имеет смысл только в том случае, если вся совокупность участников производства принимает сознательное участие в выполнении этих задач, чего не возможно достичь бюрократическими методами и приказами сверху». Это была дискуссия, которую, по мнению Ленина, партия не могла себе позволить. Его разочарование Троцким использовалось Сталиным и Зиновьевым с их поддержкой позиции Ленина, чтобы улучшить свое положение в руководстве большевиков за счет Троцкого.

Разногласия угрожали выйти из-под контроля и многие большевики, включая Ленина, опасались, что в партии произойдет раскол. Центральный Комитет раскололся почти поровну на сторонников Ленина и Троцкого, при этом все трое секретарей ЦК (Крестинский, Евгений Преображенский и Леонид Серебряков) поддерживали Троцкого.

На заседании своей фракции на X съезде партии в марте 1921 года, фракция Ленина одержала решающую победу, и ряд сторонников Троцкого (включая всех трех секретарей ЦК) лишились своих руководящих должностей. Вместо Крестинского членом Политбюро стал Зиновьев, который поддерживал Ленина. Место Крестинского в секретариате занял Вячеслав Молотов. Съезд также принял секретную резолюцию о партии «Единство», которая запрещала фракции внутри партии, кроме как на время обсуждений до съездов. Позже резолюция была опубликована и использована Сталиным против Троцкого и других противников. В конце десятого съезда, после того, как мирные переговоры провалились, Троцкий отдал приказ о подавлении кронштадтского мятежа, последнего крупного восстания против большевистского правления.

Годы спустя анархистка Эмма Голдман и другие критиковали действия Троцкого как комиссара по военным делам за его роль в подавлении мятежа и утверждали, что он приказывал проводить необоснованные аресты и казни политических противников, таких как анархисты, хотя Троцкий не участвовал в фактическом подавлении. Некоторые троцкисты, в первую очередь Абби Бакан, утверждали, что утверждение о том, что кронштадтские повстанцы были «контрреволюционерами», подтверждается доказательствами поддержки Белой армии и правительства Франции во время мартовского мятежа Кронштадтских матросов. Другие историки, в первую очередь Пол Эврич, утверждали, что доказательства не указывают на этот вывод, и считали, что Кронштадтское Восстание было спонтанным.

Вклад Троцкого в Русскую Революцию

Владимир Черняев, ведущий российский историк, подвел итог главному вкладу Троцкого в революцию в России:

Троцкий несет большую ответственность как за победу Красной Армии в гражданской войне, так и за создание однопартийного авторитарного государства с его аппаратом для беспощадного подавления инакомыслия ... Он был идеологом и практиком Красного террора. Он презирал «буржуазную демократию»; он считал, что бесхарактерность и беззаботность разрушат революцию и что подавление имущих классов и политических оппонентов очистит историческую арену для социализма. Он был инициатором концентрационных лагерей, принудительных «трудовых лагерей» и милитаризации труда, а также государственного захвата профсоюзов. Троцкий был вовлечен во многие практики, которые стали стандартными в сталинскую эпоху, включая суммарные казни.

Историк Джеффри Суэйн утверждает, что:

Большевики победили в гражданской войне из-за способности Троцкого работать с военными специалистами, из-за его стиля работы, при котором широкомасштабные консультации сопровождались быстрыми и решительными действиями.

В 1921 году Ленин сказал, что Троцкий «Он в аппарат влюблен, а в политике ни бе ни ме». Суэйн объясняет этот парадокс тем, что Троцкий не умел работать в команде; он был одиночкой, который в основном работал журналистом, а не профессиональным революционером, как другие.

Кого Ленин готовил себе в преемники

В конце 1921 года здоровье Ленина ухудшилось, он отсутствовал в Москве более длительные периоды времени. У него было три инсульта между 26 мая 1922 года и 10 марта 1923 года, что вызвало паралич, потерю речи и, наконец, смерть 21 января 1924 года. Когда Ленин в течение 1922 года все более выходил из игры, Сталин был назначен на вновь созданную должность генерального секретаря ЦК. Зиновьев и Лев Каменев вошли в состав тройки (триумвирата), сформированной Сталиным, чтобы гарантировать, что Троцкий, общенародно считавшийся вторым номером в стране и возможным наследником Ленина, не придет на смену Ленину.

Сторонник Троцкого Христиан Раковский

Остальная часть недавно расширенного Политбюро (Рыков, Михаил Томский, Бухарин) была сначала не признана, но в итоге присоединилась к тройке. Сталинская власть покровительства в качестве генерального секретаря явно сыграла свою роль, но впоследствии Троцкий и его сторонники пришли к выводу, что более фундаментальной причиной был процесс медленной бюрократизации советского режима после того, как закончились экстремальные условия гражданской войны. Большая часть большевистской элиты хотела «нормальности», в то время как Троцкий лично и политически олицетворял собой бурный революционный период, который они скорее предпочли бы оставить в прошлом.

Хотя точная последовательность событий неясна, данные свидетельствуют о том, что вначале тройка назначила Троцкого возглавить второразрядные правительственные ведомства (например, Гохран, Государственный депозитарий ценных бумаг). Когда Троцкий предсказуемо отказался, они попытались использовать это в качестве оправдания его исключения. В это время появились предположения о здоровье Троцкого и о том, была ли у него эпилепсия.

Когда в середине июля 1922 года Каменев написал письмо выздоравливающему Ленину о том, что «(Центральный Комитет) бросает или готов выкинуть здоровую пушку за борт», Ленин был шокирован и ответил:

Бросить Троцкого за борт - наверняка вы намекаете на это, невозможно интерпретировать это иначе - это верх глупости. Если вы не считаете меня уже безнадежно глупым, как вы можете думать об этом?

С тех пор до последнего инсульта Ленин потратил большую часть своего времени, пытаясь разработать способ предотвратить раскол внутри руководства Коммунистической партии, что нашло свое отражение в Завете Ленина. В рамках этих усилий 11 сентября 1922 года Ленин предложил, чтобы Троцкий стал его заместителем в Совете Народных Комиссаров (Совнарком). Политбюро одобрило это предложение, но Троцкий «категорически отказался».

В конце 1922 года Троцкий заключил союз с Лениным против Сталина и формирующейся советской бюрократии. В последнее время Сталин организовывал создание Союза Советских Социалистических Республик (СССР), еще более централизуя государственный контроль. Альянс оказался эффективным в вопросе внешней торговли, но ему мешала прогрессирующая болезнь Ленина.

В январе 1923 года Ленин внес поправки в свой Завет, чтобы предложить сместить Сталина с должности генерального секретаря партии, в то же время мягко критикуя Троцкого и других большевистских лидеров. К этому времени отношения между Сталиным и Лениным полностью испортились, что было продемонстрировано во время события, когда Сталин грубо оскорбил жену Ленина Надежду Крупскую. В марте 1923 года за несколько дней до третьего инсульта, Ленин попросил Троцкого осудить Сталина и его так называемую «великорусскую националистическую кампанию» на XII съезде партии.

На XII съезде партии в апреле 1923 года, сразу после последнего инсульта Ленина, Троцкий не поднимал этот вопрос на съезде. Вместо этого он выступил с речью о внутрипартийной демократии, избегая прямого противостояния с «тройкой». Сталин подготовился к съезду, заменив многих местных партийных делегатов подчиненными ему, в основном за счет средств Зиновьева и Каменева. Делегаты, большинство из которых не знали о подразделениях в Политбюро, аплодировали Троцкому стоя. Это расстроило тройку, уже разъяренную статьей Карла Радека «Лев Троцкий - организатор победы», опубликованной в «Правде» 14 марта 1923 года. Сталин выступил с ключевыми докладами об организационной структуре и вопросах национальности; а Зиновьев предоставил политический отчет ЦК, что было традиционной прерогативой Ленина. Среди резолюций XII съезда были призывы к большей демократии внутри партии, но они были расплывчатыми и остались невыполненными.

В середине 1923 года у тройки был друг и сторонник Троцкого Христиан Раковский, снятый с поста главы украинского правительства (СССР Раднарком) и отправленный в Лондон в качестве посла. Когда региональные лидеры в Украине протестовали против перераспределения Раковского, их тоже перевели на различные должности по всему Советскому Союзу.

Левая оппозиция Троцкого

Левая оппозиция Троцкого

Начиная с середины 1923 года советская экономика столкнулась со значительными трудностями, что привело к многочисленным забастовкам по всей стране. Советская тайная полиция раскрыла и подавила две секретные группы в составе Коммунистической партии: «Рабочая правда» и «Рабочая группа». 8 октября 1923 года Троцкий направил письмо в Центральный Комитет и Центральную Контрольную Комиссию, объясняя эти трудности отсутствием внутрипартийной демократии. Троцкий писал:

В ожесточенные времена военного коммунизма система назначения внутри партии не составляла одной десятой степени, которую она имеет в настоящее время. Назначение секретарей областных комитетов является теперь правилом. Это создает для секретаря позицию, фактически независимую от местной организации. Бюрократизация партийного аппарата разрослась до неслыханных размеров из-за методов отбора секретарей. Там был создан очень широкий слой партийных работников, входящих в аппарат правительства партии, который полностью отказался от мнения своей партии, по крайней мере, открытого выражения его, как бы предполагая, что секретарская иерархия является аппаратом, который создает мнение партии и партийные решения. Под этим слоем, воздерживаясь от своих собственных мнений, лежат широкие массы партии, для которых каждое решение выглядит как вызов или команда.

Другие вышестоящие коммунисты, у которых были подобные проблемы, отправили 15 октября в Центральный Комитет Декларацию 46, в которой они писали:

Мы наблюдаем постоянно прогрессирующее, едва замаскированное разделение партии в секретарскую иерархию и «мирян», на профессиональных партийных функционеров, подбираемых сверху, и прочую партийную массу, не участвующую в общественной жизни. Свободное обсуждение внутри партии практически исчезло, партийное общественное мнение было подавлено. Это секретариатская иерархия, партийная иерархия, которая в большей степени выбирает делегатов на конференции и съезды, которые в большей степени становятся исполнительными съездами этой иерархии.

Хотя текст этих писем в то время оставался тайным, они оказали огромное влияние на партийное руководство и вызвали частичное отступление тройки и ее сторонников по вопросу о внутрипартийной демократии, в частности в статье Зиновьева в «Правде», опубликованной 7 ноября. В течение ноября тройка пыталась придумать компромисс, чтобы успокоить или хотя бы временно нейтрализовать Троцкого и его сторонников. (Их задача была облегчена тем фактом, что Троцкий болел в ноябре и декабре.) Первый проект резолюции был отвергнут Троцким, что привело к созданию специальной группы, состоящей из Сталина, Троцкого и Каменева, которой поручили составление взаимоприемлемого компромисса. 5 декабря Политбюро и Центральная контрольная комиссия единогласно приняли окончательный проект группы в качестве резолюции. 8 декабря Троцкий опубликовал открытое письмо, в котором он изложил идеи недавно принятой резолюции. Тройка использовала его письмо в качестве предлога для начала кампании против Троцкого, обвиняя его в фракционности, постановке «молодежи против фундаментального поколения старых революционных большевиков» и других грехов. Троцкий защищал свое мнение в серии из семи писем, которые были собраны в "Новый курс" в январе 1924 года. Иллюзия «неделимого большевистского руководства» была разрушена и последовала оживленная внутрипартийная дискуссия, как в местных партийных организациях, так и на страницах «Правды». Обсуждение длилось большую часть декабря и января до XIII партийной конференции 16-18 января 1924 года. Те, кто выступал против позиции ЦК в дебатах, впоследствии назывались членами левой оппозиции.

Поскольку тройка контролировала партийный аппарат через секретариат Сталина и «Правду» через ее редактора Бухарина, она могла руководить обсуждением и процессом отбора делегатов. Хотя позиция Троцкого преобладала в красноармейских и московских университетах и ​​получила примерно половину голосов в московской партийной организации, она была побеждена в других местах, а конференция была заполнена делегатами - сторонниками тройки. В конце концов, только трое делегатов проголосовали за позицию Троцкого, и Конференция осудила «троцкизм» как «мелкобуржуазное отклонение». После съезда ряд сторонников Троцкого, особенно в Политической дирекции Красной Армии, были сняты с руководящих должностей или переназначены. Тем не менее Троцкий сохранил все свои посты, и тройка осторожно подчеркивала, что дебаты ограничивались «ошибками» Троцкого и что об исключении Троцкого из руководства не могло быть и речи. На самом деле Троцкий уже был отрезан от процесса принятия решений.

Сразу после съезда Троцкий отправился на кавказский курорт, чтобы оправиться от продолжительной болезни. По пути он узнал о смерти Ленина 21 января 1924 года. Он собирался вернуться, когда прибыла телеграмма от Сталина, в которой была указана неверная дата запланированных похорон, что сделало бы невозможным возвращение Троцкого вовремя. Многие комментаторы размышляли о том, что отсутствие Троцкого в Москвы в дни после смерти Ленина способствовало его окончательному проигрышу Сталину, хотя Троцкий вообще недооценивал значение своего отсутствия.

«Тройка» против Троцкого

В течение большей части 1924 года в советском руководстве было мало явных политических разногласий. На первый взгляд Троцкий оставался самым видным и популярным лидером большевиков, хотя его «ошибки» часто упоминались сторонниками тройки. За кулисами он был полностью отрезан от процесса принятия решений. Встречи Политбюро были чистыми формальностями, поскольку все ключевые решения были сделаны заблаговременно тройкой и ее сторонниками. Контроль Троцкого над военными был подорван переназначением его заместителя Ефрема Склянского и назначением Михаила Фрунзе, который должен был занять место Троцкого.

На тринадцатом партийном съезде в мае Троцкий выступил с примирительной речью:

Никто из нас не желает или способен оспорить волю партии. Ясно, что партия всегда права .... Мы только можем быть правы с партией и через партию, ибо история не предоставила никакого другого способа, чтобы быть правыми. У англичан есть поговорка, «Права или не права, но это моя страна", будь то правильно или не правильно, это моя страна. С гораздо большим историческим правом мы можем сказать: права или не права в отдельных частных конкретных вопросах, в отдельные моменты, но это моя партия .... А если партия принимает решение, которое тот или иной из нас считает несправедливым, он скажет: справедливо или несправедливо, но это моя партия, и я несу последствия ее решения до конца.

Однако попытка примирения не помешала сторонникам тройки критиковать Троцкого.

В то же время левая оппозиция, которая несколько неожиданно свернулась в конце 1923 года и не имела определенной платформы кроме общего недовольства внутрипартийным «режимом», начала принимать определенную форму. Она потеряла некоторых менее преданных членов из-за преследований тройки, но также начала формулировать программу. Экономически левая оппозиция и ее теоретик Евгений Преображенский выступали против дальнейшего развития капиталистических элементов в советской экономике и за пользу более быстрой индустриализации. Это рассорило их с Бухариным и Рыковым, «правой» группой внутри партии, которая поддерживала тройку в то время. Что касается мировой революции, Троцкий и Карл Радек видели период стабильности в Европе, а Сталин и Зиновьев уверенно предсказывали «ускорение» революции в Западной Европе в 1924 году. В теоретическом плане Троцкий остался приверженцем большевистской идеи о том, что Советский Союз не мог создать подлинное социалистическое общество в условиях отсутствия мировой революции, тогда как Сталин постепенно выработал политику построения «Социализма в одной стране». Эти идеологические разногласия обеспечили большую часть интеллектуальной основы для политического разрыва между Троцким и левой оппозицией, с одной стороны, и Сталина и его союзников - с другой.

На XIII съезде Каменев и Зиновьев помогли Сталину сгладить Завет Ленина, который с опозданием вышел на поверхность. Но сразу после съезда, тройка, всегда будучи союзом "по расчету", проявила признаки слабости. Сталин начал осуществлять плохо скрываемые обвинения против Зиновьева и Каменева. Однако в октябре 1924 года Троцкий опубликовал «Уроки Октября», подробное изложение событий революции 1917 года. В нем он описал оппозицию Зиновьева и Каменева большевистскому захвату власти в 1917 году, что они предпочли бы оставить без внимания. Это послужило началом нового раунда внутрипартийной борьбы, который стал известен как Литературная дискуссия, а Зиновьев и Каменев снова стали союзниками Сталина против Троцкого. Их критика Троцкого была сосредоточена в трех областях:

Разногласия и конфликты с Лениным и большевиками Троцкого до 1917 года.

Предполагаемое искажение Троцким событий 1917 года, чтобы подчеркнуть его роль и уменьшить роли других большевиков.

Жестокое обращение Троцкого со своими подчиненными и другие предполагаемые ошибки во время гражданской войны в России.

Троцкий снова болел и не мог ответить, в то время как его противники мобилизовали все свои ресурсы, чтобы осудить его. Им удалось повредить его военную репутацию настолько, что он был вынужден уйти в отставку в качестве наркома армии и флота и председателя Реввоенсовета 6 января 1925 года. Зиновьев потребовал исключения Троцкого из Коммунистической партии, но Сталин отказался идти дальше и играл роль человека умеренных взглядов. Троцкий сохранил свое место в Политбюро, но был фактически поставлен на испытательный срок.

1925 год был трудным для Троцкого. После болезненной литературной дискуссии и потери должностей в Красной Армии он был фактически безработным в течение всей зимы и весны. В мае 1925 года ему были предоставлены три должности: председатель Комитета концессий, руководитель электротехнического совета и председатель научно-технического совета промышленности. Троцкий писал в «Моей жизни», что он «отдыхал от политики» и «естественно погрузился в новую линию работы по уши», но некоторые современные документы рисуют картину удаленного и отвлеченного человека. Позже в этом году Троцкий подал в отставку со своих двух технических должностей (поддерживая спровоцированный Сталиным конфликт и саботаж) и сосредоточился на своей работе в Комитете концессий.

Одним из немногих политических событий, которые затронули Троцкого в 1925 году, были обстоятельства, связанные с противоречиями вокруг Ленинского Завета, были описаны американским марксистом Максом Истманом в его книге «С тех пор, как Ленин скончался» (1925). Советское руководство осудило оценку событий Истманом и использовало партийную дисциплину, чтобы заставить Троцкого написать статью, отрицающую версию событий Истмана.

Тем временем тройка наконец распалась. Бухарин и Рыков встали на сторону Сталина, а Крупская и советский комиссар финансов Григорий Сокольников присоединились к Зиновьеву и Каменеву. Борьба открылась на заседании Центрального комитета в сентябре 1925 года и достигла критической стадии на XIV съезде партии в декабре 1925 года. Имея за собой только ленинградскую партийную организацию, Зиновьев и Каменев, получившие название «Новая оппозиция», были полностью побеждены, а Троцкий отказался участвовать в бою и не выступал на съезде.

Объединенная оппозиция

В начале 1926 года Зиновьев, Каменев и их сторонники в «Новой оппозиции» приблизились к сторонникам Троцкого, и эти две группы вскоре сформировали альянс, в который также вошли несколько меньших оппозиционных групп внутри Коммунистической партии. Альянс стал известен как Объединенная оппозиция.

Объединенной оппозиции неоднократно угрожали санкциями со стороны сталинского руководства Коммунистической партии, и Троцкий должен был согласиться на тактические отступления, в основном для сохранения своего союза с Зиновьевым и Каменевым. Оппозиция оставалась единой против Сталина на протяжении 1926 и 1927 годов, особенно в вопросе китайской революции. Методы, используемые сталинцами против оппозиции, становились все более экстремальными. На XV партийном съезде в октябре 1926 года Троцкий едва мог говорить из-за перебивания и освистывания, и в конце съезда он потерял свое место в Политбюро. В 1927 году Сталин начал использовать ГПУ (советскую тайную полицию) для внедрения и дискредитации оппозиции. Рядовых оппозиционеров все чаще подвергали преследованиям, иногда исключали из партии и даже арестовывали.

Советская политика в отношении китайской революции стала идеологической границей между Сталиным и Объединенной оппозицией. Китайская революция началась 10 октября 1911 года, в результате чего китайский император отрекся от престола 12 февраля 1912 года. Сунь Ят-сен основал Китайскую Республику. Однако на самом деле республика очень мало контролировала страну. Большая часть Китая была разделена между различными региональными военачальниками. Республиканское правительство создало новую «националистическую народную армию и национальную народную партию - Гоминьдан». В 1920 году Гоминьдан начал отношения с Советской Россией. С помощью Советского Союза Китайская Республика построила националистическую народную армию. Планировалось, что с помощью националистической армии Северная экспедиция разобьет силы военачальников северной части страны. Эта Северная экспедиция стала предметом спора о внешней политике Сталина и Троцкого. Сталин пытался убедить маленькую коммунистическую партию Китая объединиться с националистами Гоминьдана (КМТ), чтобы спровоцировать буржуазную революцию, прежде чем пытаться спровоцировать революцию рабочего класса в советском стиле. Сталин считал, что буржуазия КМТ вместе со всеми патриотически национально-освободительными силами в стране победит западных империалистов в Китае.

Троцкий хотел, чтобы коммунистическая партия завершила ортодоксальную пролетарскую революцию и выступил против Гоминьдана. Сталин финансировал Гоминьдан во время экспедиции. Сталин выступил против троцкистской критики, осуществив секретную речь, в которой сказал, что правые гоминьданы Цзяна являются единственными, кто способен победить империалистов, что Чан Кай-ши финансировали богатые торговцы и что его силы должны были использоваться до тех пор, пока не выжмут как лимон, прежде чем выбросить. Тем не менее, Чан быстро пересмотрел позицию в результате резни в Шанхае в 1927 году, расправившись с коммунистической партией в Шанхае на полпути через Северную экспедицию.

Поражение и изгнание Троцкого 

В октябре 1927 года Троцкий и Зиновьев были исключены из ЦК. Когда Объединенная оппозиция попыталась организовать независимые демонстрации, посвященные 10-й годовщине захвата власти большевиками в ноябре 1927 года, демонстранты были разогнаны силой, а Троцкий и Зиновьев были исключены из коммунистической партии 12 ноября. Их ведущие сторонники, от Каменева, были изгнаны в декабре 1927 года XV партийным съездом, который подготовил почву для массовых изгнаний рядовых оппозиционеров, а также изгнания лидеров оппозиции в начале 1928 года.

Когда XV партийный съезд сделал взгляды Объединенной оппозиции несовместимыми с членством в Коммунистической партии, Зиновьев, Каменев и их сторонники капитулировали и отказались от своего союза с левой оппозицией. Троцкий и большинство его последователей, с другой стороны, отказались сдаться и не отступили от своего курса. Троцкий был сослан в Алма-Ату в Казахстане 31 января 1928 года. В феврале 1929 года он был выслан из Советского Союза в Турцию в сопровождении своей жены Натальи Седовой и его старшего сына Льва Седова.

Судьба левых оппозиционеров после изгнания Троцкого 

После изгнания Троцкого из Советского Союза троцкисты в Советском Союзе начали колебаться. Между 1929 и 1932 годами большинство ведущих членов левой оппозиции сдались Сталину, «призналии свои ошибки» и были восстановлены в Коммунистической партии. Одним из первых исключений был Христиан Раковский, который вдохновлял Троцкого в период с 1929 по 1934 год отказом капитулировать, поскольку государственное подавление любой оставшейся оппозиции Сталиным увеличилось за год. В конце 1932 года Раковский потерпел неудачу с попыткой бежать из Советского Союза и был сослан в Якутию в марте 1933 года. Отвечая на просьбу Троцкого, французский математик и троцкист Жан Ван Хейенорт вместе со своим товарищеским активистом Пьером Франком безуспешно призывали влиятельного советского автора Максима Горького вступиться за Христиана Раковского и сел на корабль, на котором он ехал недалеко от Стамбула. По словам Хейенорта, им удалось только встретиться с сыном Горького Максимом Пешковым, который, как сообщается, сказал им, что его отец нездоров, но пообещал передать их просьбу. Раковский был последним видным троцкистом, который капитулировал перед Сталиным в апреле 1934 года, когда Раковский официально «признал свои ошибки» (его письмо в «Правду» под названием «Не должно быть милосердия» изображало Троцкого и его сторонников как «агентов немецкого гестапо»). Раковский был назначен на должность в комиссариате здравоохранения и ему было разрешено вернуться в Москву, он также служил советским послом в Японии в 1935 году. Однако Раковский упоминался в обвинениях, включающих убийство Сергея Кирова, и был арестован и заключен в тюрьму в конце 1937 года во время Большого террора.

Почти все троцкисты, которые все еще находились в границах Советского Союза, были казнены во время Большого террора 1936-1938 годов, хотя Раковский дожил до Расстрела под Орлом в сентябре 1941 года, где его застрелили вместе с 156 другими заключенными по приказу Сталина, менее чем за три месяца до нацистского вторжения в Советский Союз. Также среди жертв Расстрела под Орлом была сестра Троцкого и первая жена Каменева Ольга Каменева.

Ссылка Льва Троцкого

Троцкий с женой и сыном

В феврале 1929 года Троцкий был депортирован из Советского Союза в новую ссылку в Турцию. В первые два месяца своего пребывания в Турции Троцкий жил со своей женой и старшим сыном в Консульстве Советского Союза в Стамбуле. В апреле 1929 года Троцкий, его жена и сын были переведены на остров Буюкада (он же Принкипо) турецкими властями. На Принкипо их переселили в дом под названием особняк Янарос, где Троцкий и его жена жили до июля 1933 года. Во время своего изгнания в Турци. Троцкий находился под наблюдением турецких полицейских сил Мустафы Кемаль-паши. Троцкий также подвергался риску нападения со стороны многих бывших офицеров Белой армии, которые жили на Принкипо, офицеров, которые выступали против Октябрьской революции и были побеждены Троцким и Красной Армией в Гражданской войне в России. Однако европейские сторонники вызвались защищать Троцкого и обеспечивали его безопасность.

В июле 1933 года Троцкому было предложено убежище во Франции премьер-министром Эдуардом Даладье. Троцкий принял это предложение, но ему запретили жить в Париже и он вскоре оказался под надзором французской полиции. С июля 1933 года по февраль 1934 года Троцкий и его жена жили в Рояне. Философ и активист Симона Вейль также договорились о том, что Троцкий и его телохранители останутся на несколько дней в доме ее родителей. После кризиса 6 февраля 1934 года во Франции министр внутренних дел Франции Альберт Сарроу подписал указ о депортации Троцкого из Франции. Однако ни одно иностранное правительство не было готово принять Троцкого. В результате французские власти поручили Троцкому переехать в резиденцию в крошечной деревне Барбизон под строгим наблюдением французской полиции, где Троцкий обнаружил, что его контакт с внешним миром был еще хуже, чем то, что было во время его изгнания в Турции.

Дом Троцкого в Стамбуле

В мае 1935 года вскоре после того, как французское правительство согласилось с Франко-советским договором о взаимопомощи с правительством Советского Союза, Троцкому официально сообщили, что ему больше не рады во Франции. Взвесив варианты, Троцкий подал заявку на переезд в Норвегию. Получив разрешение от тогдашнего министра юстиции Трюгве Ли въехать в страну, Троцкий и его жена стали гостями Конрада Кнудсена в Нордерхове, недалеко от Хонефосса, и провели год, проживая в доме Кнудсена с 18 июня 1935 года по 2 сентября 1936 года, хотя Троцкий был госпитализирован в течение нескольких недель в соседней больнице Осло с 19 сентября 1935 года.

После жалоб французских СМИ на роль Троцкого в поощрении массовых забастовок во Франции в мае и июне 1936 года в его статьях, Йохан Нигаардсвольд, глава норвежского правительства, начал проявлять беспокойство по поводу действий Троцкого. Летом 1936 года убежище Троцкого все чаще становилось политической проблемой из-за фашистского Национального единения, возглавляемого Видкуном Квислингом, наряду с большим увеличением давления со стороны возглавляемого Иосифом Сталиным советского правительства на норвежские власти. 5 августа 1936 года дом Кнудсена был ограблен фашистами из Национального единения, пока Троцкий и его жена были на морской прогулке с Кнудсеном и его женой. Фашистские грабители нацелились на работы Троцкого и архивы для совершения вандализма. Набег был в значительной степени сорван дочери Кнудсена, Хьордис, хотя грабители взяли несколько бумаг с ближайшего стола прежде чем ушли. Хотя фашистские нарушители были пойманы и подвергнуты суду, «доказательства», полученные в результате взлома, были использованы правительством для подачи заявлений на Троцкого.

14 августа 1936 года советское агентство печати ТАСС объявило об открытии «троцкистско-зиновьевского» заговора и что суд над шестнадцати обвиняемыми скоро начнется. Троцкий потребовал полного и открытого расследования обвинений Москвы. Обвиняемые были приговорены к смертной казни, в том числе Григорий Зиновьев и Лев Каменев, казненные 25 августа 1936 года. 26 августа 1936 года восемь полицейских прибыли в дом Кнудсена с требованием, чтобы Троцкий подписал новые условия для проживания в Норвегии. Эти условия включали согласие не писать больше о текущих политических вопросах и не давать интервью, а соглашаться на то, чтобы вся его корреспонденция (входящая и исходящая) была проверена полицией. Троцкий категорически отказался от условий, и Троцкому было сказано, что он и его жена скоро переедут в другое место жительства. На следующий день Троцкого допросила полиция о его политической деятельности, и полиция официально ссылается на Троцкого как «свидетеля»  фашистского набега от 5 августа 1936 года.

Дом Троцкого в Мексике

2 сентября 1936 года, спустя четыре недели после фашистского проникновения в дом Кнудсена, Трюгве Ли приказал передать Троцкого и его жену на ферму в Хуруме, где они находились под домашним арестом. Содержание Троцкого и его жены в Хуруме было суровым, так как они были вынуждены оставаться в помещении 22 часа в день под постоянной охраной тринадцати полицейских, причем прогулка по ферме длилась только один час два раза в день. Троцкому не разрешалось публиковать какие-либо письма и не допускать возражений против своих критиков в Норвегии и за ее пределами. Допускались только визиты адвокатов Троцкого и парламентского лидера Норвежской рабочей партии Олава Шефло. С октября 1936 года Троцкому и его жене запретили прогулки на открытом воздухе. В конце концов Троцкий сумел тайно отправить одно письмо 18 декабря 1936 года под названием «Исповедь» в Москву. 19 декабря 1936 года Троцкий и его жена были депортированы из Норвегии после того, как его посадили на норвежский нефтяной танкер Рут под охраной Йонаса Ли. Позже, когда он жил в Мексике, Троцкий был крайне расстроен по поводу содержания в течение 108 дней в Хуруме, и обвинил норвежское правительство в попытках помешать ему публично озвучить свое сильное несогласие с Судебным процессом над шестнадцатью и другими показательными процессами, сказав: 

Когда я оглядываюсь назад на этот период интернирования, я должен сказать, что никогда, нигде, в течение всей моей жизни, - а я пережил много вещей, - меня не преследовали с таким же жалким цинизмом, с каким меня преследовало норвежское " Социалистическое" правительство. В течение четырех месяцев эти министры, капающие с демократическим лицемерием, держали меня железной хваткой, чтобы я не мог протестовать против величайшего преступления, которую когда-либо узнает история.

Нефтяной танкер Рут, на который Троцкого и его жену посадили, прибыл в Мексику 9 января 1937 года. По прибытии Троцкого президент Мексики Лазаро Карденас приветствовал его в Мексике и подготовил свой специальный поезд «Идальго», чтобы доставить Троцкого в Мехико из порта Тампико.

С января 1937 года по апрель 1939 года Троцкий и его жена жили в районе Койоакан в Мехико в Ла Каса Азул («Голубой дом»), в доме художника Диего Ривера и его жены и соратницы Фриды Кало, с которой у Троцкого был роман. Его последний шаг был сделан в нескольких кварталах от резиденции на Авенида-Вьена в апреле 1939 года после разрыва с Риверой.

Он много писал в ссылке, написав несколько ключевых произведений, в том числе свою «Историю русской революции» (1930) и «Преданную революцию» (1936), критику Советского Союза при сталинизме. Троцкий утверждал, что советское государство превратилось в «вырожденное рабочее государство», контролируемое недемократической бюрократией, которое в конечном итоге либо было бы свергнуто через политическую революцию, создав рабочую демократию, либо выродилось в класс капиталистов.

Во время нахождения в Мексике Троцкий также тесно сотрудничал с Джеймсом П. Кэнноном, Джозефом Хансеном и Фаррелом Доббсом из Социалистической рабочей партии Соединенных Штатов и другими сторонниками.

Кэннон, давний ведущий член американского коммунистического движения, поддерживал Троцкого в борьбе со сталинизмом с того момента, как впервые прочитал критику Троцкого на Советский Союз в 1928 году. Критика сталинского режима Троцкого, хотя и была запрещена, была распространена среди лидеров Коминтерна. Среди его других сторонников был Чэнь Дусю, основатель Коммунистической партии Китая.

Суд над депутатами-большевиками

В августе 1936 года перед международной аудиторией был организован первый московский демонстрационный суд над так называемым «троцкистско-зиновьевским террористическим центром». Во время судебного процесса Зиновьев, Каменев и еще 14 обвиняемых, большинство из которых были видными старыми большевиками, признались, что замышляли с Троцким убить Сталина и других членов советского руководства. Суд признал всех виновными и приговорил подсудимых к смертной казни, Троцкого заочно. Второй демонстрационный процесс над Карлом Радеком, Григорием Сокольниковым, Юрием Пятаковым и еще 14 участниками состоялся в январе 1937 года, в ходе которого более подозрительные заговоры и преступления были связаны с Троцким. В апреле 1937 года в Койоакане была проведена независимая «Комиссия по расследованию» обвинений против Троцкого и других в «Московских процессах», а в качестве председателя выступал Джон Дьюи. Выводы были опубликованы в книге «Не виновные».

"Московские процессы увековечены под знаменем социализма. Мы не будем уступать это знамя мастерам лжи! Если наше поколение будет слишком слабое, чтобы установить социализм на землей, мы передадим незапятнанное знамя нашим детям. Борьба, которая находится во власти, намного превосходит важность отдельных людей, фракций и партий. Это борьба за будущее всего человечества. Она будет тяжелой, она будет длительной. Позвольте отступить тем, кто ищет физического комфорта и духовного спокойствия. Во время противодействия удобнее опираться на бюрократию, чем на правду, но все те, для кого слово «социализм» не является пустым звуком, но содержанием их нравственной жизни - вперед! Ни угрозы, ни преследования, ни насилие не могут остановить нас! Будь то даже над нашими костями, будущее восторжествует! Мы проложим ему путь. Оно победит! При всех сильных ударах судьбы я буду счастлив, как в лучшие дни моей юности; потому что, мой друзья, высшее человеческое счастье - это не эксплуатация настоящего, а подготовка будущего».

Воссоединённый Четвёртый интернационал

Из-за боязни раскола коммунистического движения Троцкий первоначально выступал против идеи создания параллельных коммунистических партий или параллельной международной коммунистической организации, которая будет конкурировать с Третьим Интернационалом. В середине 1933 года он передумал после нацистского захвата в Германии и ответа Коминтерна на него. Он сказал, что:

Организация, которая не была разбужена громом фашизма и которая покорно подчиняется таким возмутительным актам бюрократии, демонстрирует тем самым, что она мертва и что ничто не сможет ее возродить ... Во всей нашей последующей работе необходимо принять нашей отправной точкой исторический крах официального Коммунистического Интернационала.

В 1938 году Троцкий и его сторонники основали Четвертый Интернационал, который должен был стать революционной и интернациональной альтернативой Сталинскому Коминтерну.

К концу 1939 года Троцкий согласился отправиться в Соединенные Штаты, чтобы предстать в качестве свидетеля перед комитетом Диса Палаты представителей, предшественником комитета палаты представителей по неамериканской деятельности. Представитель Мартина Диса, председатель комитета, потребовал закрытия американской коммунистической партии. Троцкий намеревался использовать форум, чтобы разоблачить действия НКВД против него и его последователей.

Он ясно дал понять, что он также намерен выступать против подавления американской коммунистической партии и использовать комитет в качестве платформы для призыва превратить Вторую мировую войну в мировую революцию. Многие его сторонники выступали против его появления. Когда комитет узнал о характере показаний, которые намеревался представить Троцкий, они отказались выслушать его, и ему было отказано в визе для въезда в Соединенные Штаты. Узнав об этом, КПСС сразу же обвинила Троцкого в том, что ему заплатили нефтяные магнаты и Федеральное бюро расследований.

«Завещание Троцкого»

Последние месяца Троцкого

После ссоры с Диего Ривера Троцкий перебрался в свое последнее место жительства на Авенида-Вьена в апреле 1939 года.

27 февраля 1940 года Троцкий написал документ, известный как «Завещание Троцкого», в котором он высказал свои последние мысли и чувства для потомков. Он страдал от высокого кровяного давления и боялся, что он перенесет кровоизлияние в мозг. После решительного отрицания обвинений Сталина в том, что он предал рабочий класс, он поблагодарил своих друзей и, прежде всего, его жену и дорогого собеседника Наталью Седову за их верную поддержку:

В дополнение к счастью быть борцом за дело социализма, судьба дала мне счастье быть ее мужем. В течение почти сорока лет совместной жизни она оставалась неисчерпаемым источником любви, великодушия и нежности. Она претерпела большие страдания, особенно в последний период нашей жизни. Но я нахожу утешение в том, что она также знала дни счастья.

В течение сорока трех лет моей сознательной жизни я оставался революционером; в течение сорока двух из них я сражался под знаменем марксизма. Если бы мне пришлось начинать все сначала, я бы, конечно, попытался избежать той или иной ошибки, но основной ход моей жизни остался бы неизменным. Я умру пролетарским революционером, марксистом, диалектическим материалистом и, следовательно, непримиримым атеистом. Моя вера в коммунистическое будущее человечества не менее яростна, и сегодня она более устойчива, чем в дни моей юности.

Наташа только что подошла к окну со двора и открыла его шире, чтобы воздух мог свободно проникать в мою комнату. Я вижу яркую зеленую полосу травы под стеной и ясное синее небо над стеной и солнечный свет повсюду. Жизнь прекрасна. Пусть будущие поколения очистят ее от всего зла, угнетения и насилия и наслаждаются ей в полной мере.

Л. Троцкий

27 февраля 1940 года

Койоакан.

Убийство Льва Троцкого

Памятник Троцкого

После неудачной попытки убить Троцкого в марте 1939 года Сталин назначил всю организацию этого задания сотруднику НКВД Павлу Судоплатову, который, в свою очередь, привлек Нахума Эйтинга. Согласно "Спецоперациям" Судоплатова, НКВД приступила к созданию трех агентских сетей НКВД для совершения убийства, одна из которых опиралась на Рамона Меркадера. По словам Судоплатова, все три сети были предназначены для автономной работы от ранее существовавших шпионских сетей НКВД в США и Мексике.

24 мая 1940 года Троцкий пережил нападение вооруженных убийц на своей вилле во главе с агентом НКВД Иосифом Григулевичем и мексиканским художником Давидом Альфаро Сикейросом. 14-летний внук Троцкого, Всеволод Платонович «Эстебан» Волков (родился 7 марта 1926 года) был ранен в ногу, а молодой помощник и телохранитель Троцкого Роберт Шелдон Харт был похищен, а затем убит. После неудачной попытки убийства ,Троцкий написал статью под названием «Сталин ищет моей смерти» 8 июня 1940 года, где Троцкий утверждает, что еще одна попытка убийства является несомненной.

20 августа 1940 года в своем исследовании Троцкий был атакован Рамоном Меркадером, который использовал ледоруб в качестве оружия. Удар по голове был неумелым и не смог убить Троцкого мгновенно, как предполагал Меркадер. Свидетели заявили, что Троцкий издал страшный крик и начал яростно сражаться с Меркадером. Услышав волнение, телохранители Троцкого ворвались в комнату и чуть не убили Меркадера, но Троцкий остановил их, с трудом заявив, что убийце нужно задать вопросы. Троцкого доставили в больницу, оперировали и он, прожив еще один день, умер в возрасте 60 лет 21 августа 1940 года в результате потери крови и шока. Меркадер позже давал показания на суде:

Я положил плащ на стол таким образом, чтобы взять ледоруб, который был в кармане. Я решил не упускать замечательную возможность, которая представилась. Когда Троцкий начал читать статью, он дал мне шанс; Я достал ледоруб из плаща, схватил его в руке и, закрыв глаза, нанес ему ужасный удар по голове.

По словам Джеймса П. Кэннона, секретаря Социалистической рабочей партии (США), последними словами Троцкого были: «Я не переживу этого нападения. Сталин, наконец, выполнил задачу, которую он неудачно пытался выполнить раньше».

Максим Либер был литературным агентом Троцкого в конце его жизни.

Наследие Троцкого

Дом Троцкого в Койоакане сохранился в том же состоянии, что и в день убийства, и теперь это музей, управляемый советом, в который входит его внук Эстебан Волков. Нынешним директором музея является Карлос Рамирес Сандовал. На его территории находится могила Троцкого. Был создан новый фонд («Международные друзья музея Леона Троцкого») по сбору средств для дальнейшего совершенствования музея.

Троцкий не был официально реабилитирован во время правления Советского правительства, несмотря на реабилитацию в эпоху гласности большинства других старых большевиков, убитых во время Большого террора. Его сын Сергей Седов, убитый в 1937 году, был реабилитирован в 1988 году, как и Николай Бухарин. Самое главное, что начиная с 1989 года, книги Троцкого, запрещенные до 1987 года, были наконец-то опубликованы в Советском Союзе.

16 июня 2001 года Троцкий был реабилитирован решением Генеральной прокуратуры (Свидетельства о реабилитации № 13 / 2182-90, № 13-2200-99 в Архиве Исследовательского центра «Мемориал»).

Внук Троцкого, Эстебан Волков, который живет в Мексике, является активным сторонником своего деда. Правнучка Троцкого, родившаяся в Мексике Нора Волкова (дочь Волкова), в настоящее время является руководителем Национального института по изучению злоупотребления наркотиками в США.

Троцкий считал себя «большевиком-ленинцем», выступающим за создание авангардной партии. Он считал себя сторонником ортодоксального марксизма. Его политика во многом отличалась от политики Сталина или Мао Цзэдуна, что особенно важно в его отказе от теории социализма в одной стране и в заявлении о необходимости международной «перманентной революции». Многочисленные Четвертые Интернационалистские группы по всему миру продолжают называть себя троцкистами и считают себя последователями этой традиции, хотя они по-разному интерпретируют выводы из этой теории. Сторонники Четвертого Интернационала подражают противостоянию сталинскому тоталитаризму Троцкого, выступая за политическую революцию, утверждая, что социализм не может поддерживать себя без демократии.

Теория перманентной революции

Теория перманентной революции

Перманентная революция - это теория, что буржуазные демократические задачи в странах с замедленным буржуазно-демократическим развитием могут быть достигнуты только путем создания рабочего государства, а также о том, что создание рабочего государства неизбежно повлечет посягательство на капиталистическую собственность. Таким образом, достижение буржуазно-демократических задач переходит в достижение пролетарских задач. Хотя наиболее тесно связанный с Троцким, призыв к перманентной революции впервые встречается в трудах Карла Маркса и Фридриха Энгельса в марте 1850 года, в период после революции 1848 года, в Послании ЦК Коммунистическому союзу:

Наши интересы и наши задачи заключаются в том, чтобы сделать революцию непрерывной до тех пор, пока все более или менее имущие классы не будут устранены от господства, пока пролетариат не завоюет государственной власти, пока ассоциации пролетариев не только в одной стране, но и во всех господствующих странах мира не разовьются настолько, что конкуренция между пролетариями этих стран прекратится, и пока, по крайней мере, решающие производительные силы не будут сконцентрированы в руках пролетариев. ... Их лозунг должен быть: «Постоянная революция».

Концепция Перманентной революции Троцкого основана на его понимании, основываясь на работу основателя русского марксизма Георгия Плеханова, что в «малоразвитых» странах буржуазно-демократическая революция не может быть достигнута самой буржуазией. Эта концепция была впервые разработана Троцким в сотрудничестве с Александром Парвусом в конце 1904-1905 годов. Соответствующие статьи были позже собраны в книгах Троцкого 1905 года и в «Перманентной революции», также содержащей его эссе «Результаты и перспективы».

По словам троцкистов, Октябрьская революция (которую направлял Троцкий) была первым примером успешной Перманентной Революции. Пролетарская, социалистическая Октябрьская революция происходила именно потому, что буржуазия, захватившая власть в феврале, не смогла решить ни одну из задач буржуазно-демократической революции. Она не дала землю крестьянам (что большевики сделали 25 октября), не дала свободу угнетенным меньшинствам и не освободила Россию от иностранного господства, прекратив войну, которая в этот момент велась главным образом, чтобы угодить английским и французским кредиторам. Троцкисты сегодня утверждают, что состояние Третьего мира показывает, что капитализм не предлагает путь для слаборазвитых стран, тем самым вновь доказывая центральный принцип теории. Напротив, сталинская политика в бывших колониальных странах характеризовалась так называемой двухэтапной теорией, которая утверждает, что рабочий класс должен бороться за «прогрессивный капитализм» вместе с «прогрессивной национальной буржуазией», прежде чем любые попытки социализма могут быть сделаны.

Троцкий - выдающаяся фигура

Троцкий был центральной фигурой в Коминтерне на первых четырех съездах. За это время он помог обобщить стратегию и тактику большевиков для вновь созданных коммунистических партии по всей Европе и далее. С 1921 года и далее Единый фронт, метод объединения революционеров и реформистов в общей борьбе склоняя некоторых рабочих к революции, был центральной тактикой, выдвинутой Коминтерном после поражения немецкой революции.

После того, как он был изгнан и политически маргинализирован сталинизмом, Троцкий продолжал спорить в пользу единого фронта против фашизма в Германии и Испании. Согласно Джозефу Чунаре из Британской социалистической рабочей партии в международном социализме, его статьи об объединенном фронте представляют собой важную часть его политического наследия.

Картинки